the Final Nights

Объявление


NEW! 30.12.14 Это наконец-то свершилось - встречайте новое оформление проекта! Для обсуждение дизайна была создана специальная тема, милости просим оставлять отзывы, сообщать о недочётах и отчитываться о качестве работы новой обёртки. Надеемся, вам понравилось!
07.07.14 Мы сдерживаем свои обещания, поэтому позвольте поздравить всех вас с началом первого масштабного сюжетного квеста. Внимательно прочтите это объявление прежде чем преступать к игре. Безопасной ночи!
08.03.14 И всё-таки мы переехали! С новосельем нас всех, дорогие друзья, устраивайтесь поудобнее и не забывайте переносить свои анкеты и посты. Обо всём подробнее вы сможете прочесть здесь. Ещё раз с новосельем! ♥
10.01.14Нам 1 год! В честь этого празднества мы объявляем безудержное веселье, беспредел и упрощенный прием всех персонажей. Не зевайте, и всех с праздником! ♥
05.01.14 Запоздало, но все же от всей души АМС проекта WoD: the Final Nights поздравляет вас, дорогие наши форумчане, с наступившим новым 2014-ым годом и близящимся Рождеством! Спасибо вам за то, что вы у нас есть.
01.12.13 Предновогоднее веселье начинается! На ролевой стартует "месяц супергероев". Участвуйте, будет весело! Обо всём подробнее здесь
19.07.13 Нам полгода, ребята! По этому (и не только) поводу на форуме открыт упрощённый приём.Подробнее здесь
23.05.13 Открыт набор Квей-Джин!
27.04.13 Прием вампиров возобновлён. Добрый вечер.
02.04.13 Открыт максимально упрощённый набор на оборотней! подробнее здесь. Набор вампиров всё ещё закрыт.
01.03.13 В связи с перенаселением прием вампиров временно закрывается. Однако прием по акциям остаётся открытым (акции №1,2,3,4 и 7). Хотим напомнить, что ролевая, всё же, по Миру Тьмы, а не только по VtM-B. Оборотни, люди и призраки нужны нам в не меньшей степени, чем вампиры. Просим проявить понимание.
19.02.13 Нашему форуму исполнился месяц! Спасибо вам, ребят, что вы с нами, отдельное спасибо тем, кто был с нами с самого начала ♥
17.02.13 В игру вводится новая раса: призраки. С подробной информацией можно ознакомиться в FAQе и в разделе Основная информация
10.02.13 Внимание! Поиск модераторов! подробнее...
07.02.13 Открыт прием заявок на лучший пост недели! подробнее...
04.02.13 Прием по упрощенному шаблону продлён до 10 февраля включительно! подробнее...
25.01.13 Настал ещё один торжественный момент: принятые игроки могут начинать игру! подробнее...
19.01.13 Итак, наконец, сей торжественный момент настал: ролевая функционирует, администрация готова к труду и обороне. Гости дорогие, не стойте у порога, проходите и чувствуйте себя как дома, в нашем царстве рады всем! Только сейчас и только для вас администрация не скупится на плюшки, преподнося их в подарочной упаковке. Подробнее обо всем хорошем читайте здесь. Спасибо за внимание, мы вас ждём!


crossOVER

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the Final Nights » Compton » Admiral Duncan Club


Admiral Duncan Club

Сообщений 1 страница 30 из 49

1

http://se.uploads.ru/B8Yst.png

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

2

Начало игры
21:19

Внешний вид и вещи

Темно-алое платье, подпоясанное сверкающим ремешком. Туфли в тон; в руках серебристая сумочка-клатч. В ней телефон, ключи и немного наличных.

В клубе вовсю грохотала музыка. Роксанна прибыла сюда без десяти девять с твердым намерением как следует развлечься. Судная Ночь? Кто говорит? И что, из-за этого нужно всем запереться в своих домах и никуда не высовываться?
Обычно она была до жути осторожна. При малейших признаках угрозы Роксанна стремилась как можно быстрее покинуть "опасную" зону и найти место комфортнее. Но не в этот раз.
Сегодняшней ночью многие клубы закрывались раньше обычного. Неудивительно, все старались обезопасить себя на время "зачистки", или как там об этом говорили. И открытыми оставались самые отчаянные. Впрочем, и развлекались в таких местах весьма бесшабашные люди. И как показывается практика, не только люди...
К ней приблизился какой-то мужчина. Кажется, попытался заговорить, но музыка заглушала его речь. Тогда он жестами указал на танцпол, приглашая танцевать. Роксанна очаровательно улыбнулась ему, и отставив так и не выпитый напиток, взятый для вида, отправилась с ним.
Вспышка, другая. Зал освещался резкими всплесками света, подстать быстрой мелодии. Роксанна вилась вокруг мужчины, запрокидывая голову и двигая плечами. Разворот, и вот она уже танцует, повернувшись к нему спиной и едва не прижимаясь к жаждущему ее телу.
Прошло каких-то минут десять, как она увела его чуть в сторону, и наклонившись ближе, с удовольствием принялась вытягивать из него кровь, прильнув губами к шее. Со стороны все казалось вполне приемлемо - парень с девушкой прижимаются друг к другу, и она, кажется, целует его.
Живительная кровь ударила ей в голову - она была пропитана алкоголем, который явно не так давно принимал мужчина. Рокси блаженно улыбнулась, облизывая губы. Голова слегка кружилась, и бессмертная оставила своего кавалера, чтобы отправиться в дамскую комнату привести себя в порядок.
Там она включила кран, и смочив руки, аккуратно, чтобы не смазался макияж провела пальцами по лицу. Особо лучше не стало. Было в этом жесте столько человеческого, что Роксанна невольно задумалась: что она делает?
Рассмеявшись, девушка вытащила телефон из сумочки, прислонившись спиной к стене у зеркала. 5 непринятых вызовов, и все они от Владислава. Неудивительно, что она не слышала ни одного - музыка так грохотала, что услышать звонок было бы чудом.
Набрав номер Паскевича, Роксанна улыбнулась. Говорят, когда улыбаешься, собеседник слышит это по тону голоса.
- Здравствуй, Владислав. Да, я помню об этом, - кажется, Вентру был сильно обеспокоен ситуацией в городе и настроен крайне решительно. - О, перестань, со мной будет все в порядке.
Сказать по правде, Роксанна и сама в этом не была достаточно уверена. В такую-то ночь? И кажется, Владислав в это не поверил точно так же, отчего настойчиво предложил встретиться у того места, где она сейчас находилась. Нет, не предложил - констатировал факт. Он едет, и точка.
Пожав плечами, и запоздало сообразив, что мужчина этого не видит (вероятно, алкоголь в крови все же сказывался), Роксанна согласилась и положила трубку. Когда еще выпадет возможность с ним встретиться? Они только и делали, что за последний год созванивались с ним, да и только. Неужто он так боялся встречи с ней? Впрочем, сейчас ему было явно не до того.
Припав к зеркалу, Рокси достала из сумочки помаду, и освежила макияж. За ней, хихикая, появились две девушки, обсуждающие каких-то парней в зале. Они только вошли, и обмениваясь впечатлениями, так же освежили макияж, и быстро вернулись обратно в зал, пьяно хихикая и подтрунивая друг над другом.

0

3

Внешний вид

Одета в прозрачное платье с кружевными, черными вставками. На ногах - босоножки с тонкими ремешками, обхватывающими лодыжку. В уши вдеты серебряные, длинные серьги, а на носу - крупные, солнцезащитные очки как дополнительный аксессуар.
Волосы короткие, цвета меди и зачесанные назад.

Начало игры;
21:21

Ночь обещала быть волнующей и интересной. И дело было даже не в том, какие крайне любопытные новости ее сопровождали - объявления о Судной Ночи были едва ли не на каждом углу. О ней трубили в бессмертных кругах, и кажется, что-то такое шептали и смертные.
Была ли это та самая, долгожданная ночь, когда Древние покинут свои убежища, чтобы поглотить кровь более юных каинитов? Если смотреть на это с такого ракурса, то вероятность была удивительно высокая. Особенно если ты считаешься одной из таких Древних.
Всего около года назад, или даже чуть меньше Саломея очнулась от долгого сна, чтобы взглянуть на новый мир своими темными, будто бездонными глазами. И ей понравилось то, что она увидела. Смертные вышли совсем на новый уровень - они стали более раскрытыми, раскрепощенными и казалось, тонули в пучинах сладкой греховности. Жадность, гнев, гордыня, похоть - о, каждый из этих грехов музыкой звучал в венах современных ночей.
Вот и сейчас, где-то там, в темном переулке Саломея могла услышать крики истязаемой насилием, женщины. Мужчина, нависший над ней смеялся, пока его руки грубо ласкали ее тело. Он надругался над ней? Ну-ну, не стоит на это так смотреть. Это же похоть, настоящее естество, идущее из глубин его души. С таким же успехом он мог бы стремиться завладеть как можно большим количеством денег, или красивых вещей, или даже других людей...
Для нее все грехи были одинаковы. Нельзя сказать, что какие-то из них пользовались большей популярностью у людей - всем им было свойственно жить с ними в своей душе. Это не скверна, не что-то грязное извне, завладевшее человеком. Они рождались с ними, и умирали с ними.
Точно также, как рождается каинит со своим Зверем внутри, и так же умирает вместе с ним. Ничего из этого не передавалось Змием, или витэ Сира в тело будущего Потомка. Все это было, есть и будет. Не пытайтесь с этим бороться. Наслаждайтесь! Услаждайте своего Зверя, приручайте его, ласкайте, давайте то, что ему нужно. Не заковывайте его в цепи - это невозможно, он когда-нибудь вырвется. И тогда его ярость будет ужасна. Это гораздо большие потери, чем могут быть. Оно того не стоит.
Набросив на себя легкую вуаль из тьмы, Саломея продвигалась к клубу, незримая. Она успела проследить за Роксанной от самого ее дома, и вплоть до клуба "Адмирала Данкана". Не так давно ее дорогой брат, Лауренсио, рассказал ей об этой пророчице-малкавианке, благодаря которой он и нашел ее. И Саломее очень хотелось отблагодарить девушку за старания... В конце концов, из того, что Саломея поняла, ее брату она очень и очень понравилась. Так почему бы и не разнообразить их компанию пришествием небольшой толики безумия, с легкостью ворвавшегося в не-жизнь клана Тени? Судя по тому, как реагировал Лауренсио Саломея не без удовольствия отметила, что эта девочка вполне могла бы стать ее ученицей. И наблюдая за ней лишний раз в этом удостоверилась.
Этой ночью Саломея слегка изменила свою внешность, укоротив с помощью Изменчивости волосы, и сделав их роскошного, медно-рыжего оттенка. Когда-то давно, в очень смутное время за такой цвет могли и на костер бросить... Ах, до чего же ей нравится современность!
Саломея хотела было посмотреть, как ведет себя Роксанна со смертными и толкнуть в ее объятия какого-нибудь мужчину или женщину, но этого делать не понадобилось. Малкавианка сама быстро разобралась в ситуации, и даже успела приложиться к крови случайного незнакомца. Как это было восхитительно! Саломея будто сама ощущала эту кровь на своих устах. И кажется, эта кровь была чуть более пьянящей, чем показалось на первый взгляд...
Проследовав за девушками в туалет чуть позже Роксанны, Саломея дождалась, когда они уйдут, чтобы остаться с ней наедине.
Она умела ждать.
Когда Роксанна подняла в очередной раз голову, чтобы взглянуть на свое отражение, то никого за своей спиной не увидела. Даже тогда, когда Саломея вышла из тени, ее отражение бессовестно отсутствовало. Вот она, плата за кровь!
- Доброй ночи, - мягко поздоровалась бессмертная, очаровательно улыбаясь, и приспуская очки на кончик носа. - Очень дивное место, не находишь? Наконец-то этой ночью хоть что-то открыто, а то я уж было решила, что не найду себе развлечения. Невероятный город, просто невероятный!
Саломея решила сыграть на том, что она приезжая, почему бы и нет, когда это было не так далеко от истины. Вместе с этим, неосознанно Ласомбра призвала восторг от собственного присутствия, направленный на девушку. В конце концов, она так очаровательно ей улыбалась...

+1

4

Наверное, она должна была испугаться. В самом деле, когда тебе больше трех сотен лет и кто-то подкрадывается незаметно со спины... о чем это говорит? Либо не-жизнь тебя так ничему и не научила, либо этот кто-то мастер своего дела...
Может быть, она не заметила ее отражение, пока наносила помаду? Возможно, ведь внимание сейчас было несколько рассеянным, и Роксанна попыталась сконцентрироваться, чтобы соображать более ясно.
- Да, это так, - подтвердила малкавианка, поворачиваясь. - В Лос-Анджелесе сейчас...
Но она так и не договорила. Бессмертная застыла, полу открыв рот от удивления, буквально припечатанная к месту. На нее смотрело настолько восхитительное и прекрасное создание, что казалось просто невероятным то, что их разделяли какие-то пара шагов.
Могло ли такое безупречное существо находиться здесь, в этом третьесортном клубе, в одном из самых непрезентабельных районов города? Конечно нет! Должно быть, она просто заблудилась, или... или... это сама судьба свела их вместе. Иначе почему она здесь?
Вопросы тонули в шуме голосов в сознании. Эти голоса теперь лучше проникали в ее голову, но Роксанна не могла понять значения слов. Все будто слегка плыло. И лишь эта медновласая богиня оставалась на месте.
Как может быть кожа такой... совершенной. Такой белой, мраморной и чистой, будто без единой морщинки, невероятно гладкой. Фигура - все начиная от длинной шеи и заканчивая маленькими пальчиками-лепестками на ногах, - такой изящной? А темные, большие глаза такими бездонными...
Роксанна не могла взять в толк - где она могла видеть что-то подобное. И могла ли? Лицо казалось подозрительно знакомым, но... почему она не могла его вспомнить? Такое лицо ведь просто невозможно забыть!
Неосознанно девушка сделала шаг ближе, навстречу этой медноволосой богине. Протянула руку, желая коснуться ее, а затем тут же опустила, будто стыдясь своей вспыльчивости.
- И давно... ты здесь? - выдавила из себя наконец Роксанна, пытаясь как-то поддержать разговор. Только бы не ушла!

0

5

Саломея с интересом следила за реакцией девушки. Она казалось такой живой, такой похожей на человека! Ее кожа казалась бронзовой, не белой, какую обычно легко можно увидеть у любого бессмертного. Впрочем, что и говорить - когда-то Саломея встречала таких бессмертных, которым легче сойти за человека, нежели остальным. Они и поведением своим отличались вполне человеческим...
В голову прокралась крамольная мысль: возможно, стоило чуть больше изменить свою внешность, добавить ей пару недостатков? Похоже, этой малкавианке действительно трудно общаться сейчас...
Саломея быстро отогнала непрошеные мысли. В конце концов ей нравилось, когда смертные и бессмертные так восхищены ей, и к тому же у нее самой появляется больше времени на то, чтобы как следует разглядеть свою новую знакомую.
Нужно заметить, что у ее брата действительно был недурной вкус. Этот римлянин до сих пор был не чужд женской красоте. Возможно, именно поэтому она могла заметить легкое смущение в нем, когда он рассказывал о Роксанне. Не каждый бессмертный его возраста может признаться даже самому себе в том, что все еще ходят по земле те, кто может на них так воздействовать. Именно это ей, Саломее, очень нравилось в Лауренсио. Он так смешно пытался быть суровым и холодным, погруженным лишь в изучение Бездны, что невольно забывал о том, что вокруг может быть столько искушений.
Кстати интересно, как ее дорогой брат отреагирует на появление в их не-жизни замечательной Роксанны, малкавианки, что вновь свела их вместе?
Саломея чуть запрокинула голову, пока Роксанна любовалась ей, протягивая руку. Ласомбра очаровательно улыбнулась, вместе с этим призывая к себе Валерия. Все ее естество было направлено на то, чтобы дотянуться до своего брата по крови, вызывая в нем непреодолимое желание придти к ней прямо сейчас. Интересно, как далеко он находится? И сколько времени пройдет до тех пор, пока он найдет ее?
Протянув руку в ответном, будто зеркальном жесте к Роксанне, Саломея провела тыльной стороной ладони по ее смуглой коже. Она казалась чуть теплее ее собственной, и это было удивительно и волнующе. Точно так же, как ее непринужденный и соблазнительный жест.
- Не очень, - призналась Саломея, всем своим видом выражая искренность. - Какое неподходящее место для того, чтобы познакомиться поближе! Давай вернемся в этот... чудный зал, и проведем немного времени вместе.
Саломею не очень радовал этот шумный, постоянно вспыхивающий светом зал; она предпочла бы провести время в более тихом и менее освещенном месте. Но отчасти ей было интересно взглянуть на то, как проводят ночи современные смертные (и бессмертные, признаться, тоже!), поэтому она не могла не позвать девушку туда, где она не так давно танцевала. Пусть почувствует себя вначале комфортно... к чему ошарашивать ее чересчур сильно?

0

6

YOU ARE UNDER ATTACK

http://se.uploads.ru/9ZzXS.png

Имя: Вивьен С.
Известна как: Нагайна
Раса: Фера (Нага)

Описание: Внешность Вивьен обманчива - это первое, что стоит запомнить. Она может казаться трогательной, хрупкой, беззащитной, однако это всего лишь уловка, призванная отвлечь от ее истинной сущности, запутать следы. Мать Гея гордилась бы ею - Нагайна именно такая, какой должна быть настоящая судья из перевертышей-змей. Вивьен беспощадна ко всем, кого считает своими врагами, а оттого расправляется с ними быстро и стремительно. Иногда, правда, медлит, предпочитая подольше помучить жертву.
Вид змеи - серебрянка; ее яд убивает через полторы минуты после введения в кровь. Оборотня сначала парализует (если только нет сопротивляемости к ядам), затем медленно убивает, если не принять противоядие. Вампира парализует. Раны, нанесенные зубами, не поддаются заживлению с помощью Витэ или Гнозиса в течение нескольких суток из-за содержащегося в слюне токсина. Способна практически мгновенно отрастить потерянную конечность. Обладает гипнотизирующим взглядом, практически любой поддается ему. Быстра и коварна, непредсказуема. Вдобавок ко всему, способна призывать змей на помощь.

Вивьен тоже любит танцы. Несмотря на репутацию - это ее любимое занятие. К тому же, смешавшись с толпой, можно увидеть куда больше, чем если оградить себя от нее. У Вивьен были глаза и уши, была и способность обнаруживать тех, кто подлежал немедленной ликвидации. Она - судья. Они - осужденные с тех самых пор, как их сердца перестали биться. Она наблюдала за ними из зала, не прекращая плавно двигаться в такт музыке. Люди вокруг замечали ее, задерживали на ней свой взгляд, подходили ближе и порывались привлечь ее внимание, но Вивьен была холодна и неприступна. Ее взгляд был прикован к двум девушкам в глубине бара. Вот он, главный интерес ее вечера.
Спустившись с танцпола, Судья приблизилась к парочке, от одного вида которой ее руки едва не покрывались чешуйками.
- Прошу прощения, что прерываю ваш разговор, но я весь вечер наблюдала за вами, и не смогла удержаться от идеи познакомиться... - лёгкий французский акцент, полу-улыбка, помноженные на гипноз, и вуаля - эффект достигнут. Внимание привлечено к ней. - Но здесь слишком шумно, и я не имею возможности сказать все, что хотела бы.
Гипнотизирующие глаза впились в лицо смуглой не-мертвой. Та была объективно слабее второй, потому упор нужно было делать на нее. Впрочем, Вивьен обращала в пепел вампиров и посильнее.
- Прошу, пойдёмте на улицу. Я хочу показать вам кое-что, - последние слова она проговорила практически на ухо смуглой, едва касаясь ее плеча своим, после чего пошла прочь неспешным шагом. Она знала, что за ней пойдут. По крайней мере, гипноз сработает на слабую. Та, что посильнее... Интересно, она любит лишнее внимание к себе, ей понравится, если внезапно весь бар окажется наполнен ей подобными? Что если в баре - каждый второй такой, как сама Судья?

[AVA]http://funkyimg.com/i/Jz8t.png[/AVA]
[NIC]Vivienne[/NIC]
[STA]Nagini[/STA]

+2

7

Роксанна согласна кивнула, все так же зачарованно глядя на свою спутницу. Она ведь даже не спросила ее имя, но это ли было важно сейчас? Она предложила пойти, провести время вместе! Молодая девушка так восхищала ее, так радовала глаз, что малкавианка просто не могла противиться ее внутреннему очарованию.
Хи-хи-хи, - в голове слышится противный смешок, а затем хрипение. - Мы же ждали тебя. А ты сопротивлялась. Рано, еще рано!
В отравленном алкоголем мозгу, полученном из крови случайного смертного, зародилась лишь одно слабое подозрение в принадлежности к иной жизни рыжеволосой красавицы. Ее кожа, такая мертвенно-бледная, казалась еще белее в неверном свете энергосберегающих ламп, а мимолетное прикосновение - невероятно холодным, пожалуй даже холоднее, чем была сама Роксанна. Собрат? Пускай... Роксанна никогда не отказывалась провести немного времени в компании еще одной бессмертной души. Тем более когда она была заключена в такую восхитительную оболочку!
Девушки проследовали в зал. В динамиках гремела какая-то новомодная мелодия, и множество тел едва ли не корчилось под звуки музыки с непонятным звучанием. Некоторые двигались на каком-то расстоянии друг от друга, кто-то едва ли не прижимался поплотнее к телу. Кто-то целовался, запуская руки под блестящий топ. Кто-то тискался у барной стойки. Кто-то напивался до беспамятства, а кто-то в уголке, едва ли скрытом ширмой через соломинку занюхивал соломинкой белую дорожку из порошка...
Роксанна принялась плавно двигаться, совсем не в такт мелодии. Она пыталась соблазнить свою спутницу, завлечь ее, привлечь внимание. Они улыбались друг другу, почти не касаясь. Это невероятно сводило с ума, и ей хотелось большего. Роксанна не обращала ровно никакого внимания на то, как ближайшие к ним люди бесстыдно пялились на ее спутницу - это было даже где-то естественно, учитывая ее внешний облик. Но еще более притягательным оказалось то, как она танцует.
Боже, Роксанна не видела, чтобы так когда-либо танцевали.
Кажется, они перебросились парой слов - несущественные реплики, направленные на то, чтобы очаровывать и завлекать. И тут появилась Она.
Такая трогательная, тонкая, с большими серо-голубыми глазами, которые смотрели прямо на нее, пока на чарующие милом лице играла мягкая улыбка. Но глаза... они завораживали. Роксанна поняла, что пропала, когда встретилась с ней взглядом.
Музыка на мгновение прервалась, и в этот момент девушка успела поймать момент, чтобы заговорить. Ее акцент был таким легким, таким едва уловимым и привлекательным, как сама девушка. Роксанна не смогла удержаться от ответной улыбки. Но вот губы девушки почти касаются ее уха, и сладкая дрожь пробегает по телу.
Две восхитительных женщины за один вечер! Что за удача...
Она идет, завлекая за собой. Роксанна не выдерживает, тянет к ней руку, стремясь догнать ее поскорее. В какой-то момент бросает взгляд через плечо на медноволосую девушку, мол, ну же, пойдем скорее, не то упустим! - и продолжает лавировать между парочками, чтобы не упустить голубоглазую француженку.

+2

8

Как она и думала, Роксанна чуть расслабилась после ее приглашения в зал. Саломея пропустила бессмертную вперед себя - непринужденность, с которой вела себя ласомбра позволила ей это сделать, не вызвав подозрения. Ощущение легкой паранойи давало о себе знать, впрочем, как и всегда. Саломея была уверена, что нет такого бессмертного, который не захотел бы ее крови, узнай кто она на самом деле. Смертных она в расчет не брала - на них воздействовать можно было еще легче, чем на бессмертных, так что опасности кружили как мухи вокруг чана с медом.
Возможно именно поэтому неподалеку от клуба, в тени деревьев стояли трое молчаливых, как статуи созданий тьмы, призванных на случай "непредвиденных обстоятельств". Саломея зашла в клуб одна, потому что там они были бы просто неуместны. А теперь... так ли уж они оказались неуместны?
Двое бессмертных тел извивались друг напротив друга; бедра плавно покачивались, руки поглаживали оголенные участки кожи. Пылкие, долгие взгляды ласкали самые соблазнительные части прекрасных фигур, тем самым возбуждая еще сильнее.
Саломея видела легкое нетерпение в глазах малкавианки. За время своего существования она могла отличить этот взгляд из многих других, буквально пробуя на вкус чужие желания, и усиливая их так или иначе.
Саломея наклонилась чуть ближе к Роксанне, подхватывая короткий разговор - в таком шуме многого нельзя было сказать. Но тут их прервали, и довольно бесцеремонно. Появился третий участник, вернее, участница их небольшого тандема. И в иной раз Саломея была бы совсем не против, но... не сейчас. Она стремилась целиком и полностью завладеть вниманием Роксанны, постепенно уводя ее отсюда. Да что там отсюда - такая бессмертная вполне имела перспективы стать новым адептом Дороги Греха. Не каждый мог так привлечь внимание хладнокровного брата Саломеи, и это определенно заслуживало внимания.
Нельзя было не признать - миловидная молодая женщина, плавно двигающаяся по направлению к ним ясно и четко видела свою цель. Ее взгляд соскользнул с Саломеи по Роксанне, и Ласомбра ощутила легкий укол ревности. Во-первых, выбрали не ее, а во-вторых...
Было видно, как увлечена Роксанна. Она отвернулась от нее, сосредоточив все свое внимание на незнакомке. Роксанна была будто околдована ею: малкавианка смотрела на смертную так, как еще несколько минут назад глядела на саму Саломею. И это было невероятно странно, учитывая то, кем являлась Саломея, и кем была эта смертная.
А в сущности... кем она была на самом деле?
Саломея была вынуждена проверить подозрение, с параноидальной силой закрадывающееся в сознание. Древняя будто сорвала с незнакомки легкую вуаль, заглядывая в ее ауру. И была поражена увиденным.
Аура трепетала невозможными красками вокруг женщины. Оборотня. Она была такой яркой, какой не может быть аура обычного смертного. И судя по тому, что Роксанна никак не отреагировала на женщину, она либо не видела этого, либо поддалась ее воздействию. А может и то, и другое.
Наличие другого сильного сверхъестественного создания вызвало у Зверя внутри желания разрывать его пополам, выгрызая мясо острыми клыками. Холодный разум поистине старого бессмертного подсказывал - проверь другие варианты.
И Саломея рискнула. С помощью своих способностей она будто наложила слепок на зал, полный людей, отыскивая других возможных оборотней. И не увидела их. То ли потому, что больше их тут не было, то ли потому, что они прятались... возможно, за теми перегородками. А может, были на улице?
Женщина не стала ждать, и повела Роксанну за собой. Та оглянулась всего раз, чтобы удостовериться, что Саломея идет с ней. Саломея нарисовала на лице все ту же улыбку, и схватила Роксанну за руку - быстрым движением, и мягко, успокаивающе провела большим пальцем по тыльной стороне ладони, будто бы успокаивая. На самом деле, в голове бессмертной мгновенно выстраивался план действий. Дойдут ли они до выхода, или останутся прямо здесь, значения не имело - Саломея собиралась схватить обеих девушек, и нырнуть с ними за грянь, туда, где выживают лишь Ласомбра. Открыть объятия Бездны, и выйти из нее лишь с Роксанной. А оборотня оставить там, чтобы демоны Бездны пожирали ее медленно и неторопливо.
Для этого Саломея чуть прошла вперед, продолжая держать Роксанну за руку. Всем своим видом изображая невероятную увлеченность, Саломея прошептала на ухо женщине:
- Как ты прекрасна... как восхитительна твоя кожа! Невероятна... - и мертвой хваткой ухватилась за ее предплечье. Вместе с этим Саломея мысленно ухватилась за разум оборотня, с силой распахивая его для себя. Старая, как мир, способность, чтобы воспринимать образы и мысли субъекта, в том числе и те, которые жертва собирается вот-вот претворить в жизнь. Чем плохо - увидеть последующее действие перед тем, как оно воплотиться в реальность?
Саломея выжидала, держа обеих девушек за руки, выжидала подходящего момента, черпая его из мыслей оборотня, чтобы вовремя нырнуть в Бездну вместе.

+2

9

<=N Bradfield Ave

Лауренсио бежал легкими, широкими шагами, обе его Тени повторяли каждое его движение – как будто оставались обычными тенями.  Они ими не были –  две точные копии Лауренсио, но абсолютно черные, как ожившие статуи, с пустыми, лишенными блеска черными глазами. Полностью затянутыми тьмой, впрочем, были и глаза и у него самого. Лауренсио спешил как мог – на ходу он только и успел, что достать свой телефон и нажать кнопку быстрого вызова. – Слушай внимательно. – перебил он ответившего  - кто это был, его сейчас совершенно не интересовало. – Не ждите меня. Я у… он прочел вывеску – "Адмирала Дункана". Здесь что-то происходит… Лауренсио нажал кнопку отбоя, опять не слушая возражений. Неслыханное дело – вот такое его отсутствие, и с него за это наверняка спросят, но вряд ли кто станет возражать Примасу… Мысли сестры никогда не были до конца ему понятны (как, он надеялся, и его мысли для нее). Что такого особенного может быть в этом заведении, чтобы она обратила на него свое – часто весьма прихотливое – внимание? И что такого важного может потребоваться от него самого?  Его одолевали дурные предчувствия – дело могло быть и просто в каком-то желании Саломеи, или каких-то ее личных планах, которые она сочла более важными, чем то, чем занимался Лауренсио. 
До какой-то степени вид того места, куда его тянул зов, успокаивал – на месте клуба не было дымящихся развалин, из самого здания доносилась громкая музыка, а не выстрелы и крики. Поблизости он заметил – ошибки быть не могло – трех таких же точно стражей, что и его собственные -  с тем только различием, что эти Тени были подобием Саломеи, совершенными черными статуями трех женщин – вернее, одной женщины. Смирно стоящие Тени не успокоили его окончательно – возможно, им просто было поручено нести наружную стражу.  "Само их появление говорит о том, что сестра чем-то встревожена…" Своих Теней он оставлять у входа не собирался – если кто что-то и заподозрит, ему наплевать… а скорее всего, это собрание одурманенных пьяниц и похотливых любовников примет его стражей за наряженных и раскрашенных по прихоти господина слуг. Пусть рабы здесь не назывались рабами, готовых на все наемников в городе хватало – в том числе наверняка и тех, кто пожелай того Лауренсио – дал бы себя вымазать черной краской…  Здесь, внутри заведения, было неожиданно многолюдно – оказывается, очень многие жители Лос-Анджелеса в эту Судную ночь предпочли и не сводить счеты с недругами, и не каяться в своих многочисленных грехах, а потешить плоть напоследок.  Лауренсио скривил рот в презрительной гримасе, видя покачивающих бедрами многочисленных женщин, пьяных и одурманенных мужчин, извивающиеся под оглушительно громкую музыку танцующие пары. "Не хватает только стола с пиршественными яствами, чтобы они могли в дополнение к похоти, зависти и гневу еще и обжираться …" Но столом, накрытый множеством блюд, которые сами себя пищей вовсе не считали, был сам зал; Лауренсио увидел Саломею, шедшую к выходу и державшую за руки двух женщин, будто уже выбравшую для себя самые привлекательные лакомства. Одна из женщин была… как ни странно, его Добрый знак, малкавианка Роксанна… он был рад ее видеть, несмотря даже на то, что постарался стереть из ее памяти все, что могло напоминать об их встрече, и был слегка обеспокоен вниманием к ней Саломеи – "Не обманывай себя, - похоже, ты боишься, что теперь она на тебя и не посмотрит, глядя на Саломею, такую бесконечно притягательную…" но, как ни странно, внимание Роксанны отвлекала третья, незнакомая женщина – хрупкая, голубоглазая и темноволосая, на его пристрастный взгляд, она не выдерживала никакого сравнения с сестрой. "И это – то самое, ради чего она звала меня?" Лауренсио, а вместе с ним два его бесстрастных, бесцветных и холодных темных спутника, проложили себе путь через толпу, направляясь к этим трем женщинам. – Уже уходите? – спросил Лауренсио, поравнявшись с ними, и переводя взгляд от Саломеи к Роксанне. Две Тени стояли у него за спиной, как обычные телохранители позади своего босса.

Отредактировано Laurencio da Silva (2014-07-14 07:34:22)

+2

10

Вивьен была права. Вивьен всегда была права. Она - Судья. Она - Закон. Она - Возмездие.
Слабая пошла за ней, как глупая болонка за мальчишкой, что хитростью прикинулся ее хозяйкой. Она всегда вела себя, как хозяйка. Ибо только в стаде было Их место. В минуты ее короткого сна она видела шеренги Змея (какое оскорбление Судьям - это имя!), которые шли, покорно и безропотно, вперед, к горизонту, где сгорали до тла в желтом беспощадном пламени рассвета. Ничто более так не радовало ее, ничто более не заставляло улыбаться так сладко и томно, как мысль о том, как сжимающая ее предплечье рука рассыпается пеплом. В ушах вместо вкрадчивых речей трупа стоял ее же крик, полный отчаяния и страха. Она столько раз слышала их, что ей не нужно было прилагать много усилий, чтобы представить.
Нагайна почувствовала, как вокруг бледнолицей сгущается воздух и улыбнулась шире, более хищно. Рот ее чуть удлиннился, делая улыбку какой-то неестественной и оттого устрашающей. Вивьен собралась что-то сказать, однако тут подоспел третий, за спиной которого маячили тени. Судья видела такие прежде. Плотные и зловеще черные - ступишь в такую и провалишься в бесконечную, смоляную черноту. Нагайна была там и вышла. То, что они зовут Бездной, даже близко не сравнится с тем, что может она.
Внезапно лицо Нагайны скривилось, как от боли, она всхлипнула, воззрившись на держащую ее не-мертвую. Рука ее, схваченная жесткими бледными пальцами, стремительно побелела, затем посинела, а потом Вивьен, рванувшись в сторону, осталась и вовсе без нее, неуклюже упав на пол. Еще миг, и след ее простыл - обернувшись серебристой Васуки, Нагайна исчезла среди ног товарищей, оставив руку висеть гниющим куском мяса в руке вампира. Цель Нагайны была слишком близка, чтобы промахнуться, и Судья не медлила. Обвившись вокруг ноги самой слабой из них, змейка сомкнула ядовитые клыки на бедре вампира, аккурат там, где была артерия. Сучка будет истекать кровью, как живая течет раз в месяц. И здесь Нагайна не медлила - тут же скользнув вниз, она исчезла за дверью черного хода, тем не менее, не убегая. Судья не бежит с поля боя. Если Судья сделает это, он сам будет Судим.
Обернувшись Ажи Дахака, Вивьен взобралась на низкое крыльцо и постепенно, но очень быстро погрузила задний двор клуба в непроглядную тьму, которой так хотели эти двое. Зрение ее ухудшилось, но здесь оно и не было нужно - пробуя воздух раздвоенным языком, она ориентировалась в пространстве так же легко, как сова, когда охотится ночью. Ее тело теперь больше напоминало змеиное - вместо ног был массивный хвост, руки напоминали лапы доисторического ящера, змеиная голова была украшена крупным капюшоном. Нагайна замерла, свернувшись кольцом и подняв голову, как кобра, очарованная музыкой заклинателя. Она не таилась, просто ждала. Ведь раз так скоро на помощь прибежал еще один не-мертвый не бывалой силы, та мелочь была для них важна, и они не отпустят Судью просто так. Пускай... Пусть придут к ней. Пусть играют во тьме, над которой не имеют силы.

[AVA]http://funkyimg.com/i/Jz8t.png[/AVA]
[NIC]Vivienne[/NIC]
[STA]Nagini[/STA]

+2

11

Медноволосая девушка взяла Роксанну за руку, будто боялась, что упустит ее, а быть может и вовсе видела во француженке конкурентку, поэтому постаралась удержать малкавианку. Роксанна была не против этого: у предполагаемого Собрата были очень приятные, тонкие пальцы, а прикосновения, казалось, ласкали смуглую кожу.
Сузив глаза, Роксанна бросила еще один взгляд на рыжую - та приблизилась к француженке, и принялась что-то шептать ей на ухо. Аура бледнокожей красавицы была невыразимо бледной, чуть ли не прозрачной - определенно, она была бессмертной. Но разве это имело сейчас какое-то значение? Сейчас, когда они уходят втроем из переполненного людьми клуба, и берут с собой очаровательную иностранку.
Вечер определенно обещал быть интересным. Только Роксанна до сих пор явно не понимала, насколько.
Трио лавировало между людьми, и наконец принялось идти вдоль стены по направлению к выходу, когда появилась еще одна фигура. Вернее, три, и неизвестно, какая из них была наиболее заметной.
Вперед вышел молодой мужчина - навскидку лет двадцати пяти, трудно сказать. Такой же бледнолицый, как сама Саломея - впрочем, не так. Его кожа имела сероватый оттенок и была удивительно яркой в свете софитов. У него были острые скулы, широкий, чистый лоб, тонкий, будто с какой-то старой монеты, нос и выразительные губы. Его глаза настороженно смотрели на девушек, когда он наконец заговорил:
- Уже уходите?
Рот Роксанны изогнулся в чарующей улыбке, когда она взглянула на мужчину. Она отвлеклась, даже забыла на какое-то мгновение о француженке, и собиралась что-то сказать, но взгляд ее привлекли две фигуры за его спиной. Черные, будто сделанные из гладкого эбонита, они казались воплощением тьмы. Роксанна могла бы назвать их величественными и в какой-то степени прекрасными, если бы не одно воспоминание. Оно обожгло ее, буквально прорезая себе путь через затуманенный алкоголем, мозг. Роксанна вспомнила, как около года назад существа, подобные этим рвались за ней, разрывая одежду и плоть. И это было воистину ужасно.
И вот теперь, эти два создания стоят позади мужчины, неподвижные как статуи, и символизирующие... что? Власть?
Были ли это те же фигуры, или какие-то другие? Сколько Роксанна не могла напрячь память, все ускользало из ее головы, рассыпаясь пеплом.
Прежде, чем она успела что-либо сказать, малкавианка краем глаза заметила движение. Француженка, которую аккуратно придерживала за руку бессмертная, дернулась, и на ее лице застыло почти скорбное выражение. Но это было не все. Воздух вокруг женщин задрожал, и Роксанна в немом удивлении принялась наблюдать за тем, как рука голубоглазой девушки стала белеть на глазах, синеть, а затем и вовсе отпала от тела, разлагаясь.
Кажется, девушка упала - Роксанна наклонилась чуть вперед, чтобы получше увидеть. Но на полу никого не было: что-то сверкнуло едва уловимо, что-то серебряное, и исчезло среди многочисленных людей.
Шок был написан на лице малкавианки: что это было? Не человек, но... Собрат ли? Теперь уж Роксанна не могла сказать точно.
Внезапно бессмертная ощутила, как по ее обнаженной ноге скользит что-то холодное, и будто бы слегка влажное. Роксанна бросила взгляд вниз, чтобы увидеть серебристую змею, ползущую вверх по ее телу.
Серебристую... догадка ослепила ее - той же змеей являлась француженка. Говорили, что Последователи Сета обладали какими-то подобными способностями.
Взглянув в ауру змеи, Роксанна была поражена: та пульсировала яркими красками, и это был ни человек, ни Собрат. Тогда кто же?
Испуг был таким же скользким и холодным, как эта змея. Он пробежался холодком по спине в момент, когда змеиные клыки сомкнулись на ее бедре, вспарывая не-мертвую плоть. Роксанна закричала от чудовищной боли в бедре - обычная змея не могла причинить такой вред. Девушка беспомощно задергалась, но так и не смогла вырвать свою руку из руки Саломеи. Меж тем змея исчезла так же стремительно, как и появилась.
Воздух наполнился запахом витэ, сильным для обоняния Собрата, но слабым для человеческого восприятия. Роксанна подняла голову, встретившись взглядом с мужчиной, стоящим перед ней. На ее лице читалось выражение боли и невероятного отрешения. Все... кончено?
В глазах плескалось отчаяние в тот момент, когда она принялась падать в руки мужчины. Тело не слушалось ее, постепенно коченея. Вначале - ноги, а затем и руки. Это не было похоже на трупное окоченение, хотя в какой-то мере им было: скорее полный паралич.
Мольба светилась в желто-зеленых глазах девушки.
- Помоги... - шепнула она, прежде чем на ее губы легла печать молчания. Паралич добрался и до ее лица.

+1

12

Валерий появился очень вовремя, и Саломея была несказанно рада приходу брата. Она звала его за одним, но в конечном итоге все складывалось более или менее удачно. Признаться, Саломея не надеялась на скорую победу - это было бы глупо и чересчур самонадеянно. Шель-Цион припомнила рассказ одного из очевидцев-собратьев, когда-то давно рассказавших ей один короткий эпизод из жизни великого Императора Вечного Сенаты, Камиллы. На Ночном Колизее привели оборотня невиданной силы: тот вырвался из серебряных цепей, что держали его, и бросился к трону Императора. Камилла действовал стремительно: выхватив свой меч, он отсек этому дикому животному голову, и совершенно спокойно опустился на трон.
И вот теперь, спустя столько лет, Саломея держала в руках убийцу чудовищной силы, и была при этом к ней так близко, что это казалось почти невероятным. Если бы об этом ей рассказали пару тысяч лет назад она наверняка бы не поверила.
Смерть была ближе, чем можно было представить. Она почти обдавала ее своим ледяным дыханием, и готовы была в любой момент принять ее вновь. На сей раз окончательно.
Стараясь не устраняться от распахнутого разума оборотня, Саломея чуть сильнее сжала ее руку, бросив выразительный взгляд в сторону Валерия. Она открыла канал к нему в виде телепатической связи, чтобы сказать:
"Женщина слева - люпин. Будь готов".
Должно быть, она совершила слишком много мыслительных процессов, затрачивающих ее концентрацию. Отвлеклась - и воздух вокруг руки завибрировал в момент, когда создание заставило себя отбросить ненужную в этот момент конечность. Благодаря наблюдательности, взращиваемой веками, Саломея успела заметить то, как женщина обернулась змеей, и рванула в толпу.
Музыка на мгновение затихла, перед тем, как смениться на другую мелодию. В этот момент Саломея громко крикнула, переходя на иврит:
- Ко мне! - призывая Теней, карауливших у клуба, ближе к ней. Но на это ушло время. Время, достаточное для того, чтобы змея появилась, и прокусила Роксанну так ловко и быстро, что никто сразу и не осознал произошедшего.
Саломея выпустила руку Роксанны из своей, когда та принялась падать. Змея вызывала в Шель-Цион неконтролируемую ярость, отчего Ласомбра неосознанно принялась изменять свое тело, с помощью способности, полученной ей от витэ одного Тзимицу. На руках, ногах, шее, груди, бедрах, словом, везде, где можно было прикоснуться к Саломее, исключая лицо, принялись отрастать костяные шипы. Они разрывали ее плоть, и это было лишь малой платой за силу, что они давали.
Гниющий обрубок плоти оборотня, что Саломея швырнула на пол продолжал лежать на том же месте. Бросив на него негодующий взгляд, ласомбра прокусила собственное запястье, вместе с тем вызывая из тьмы Темного Охотника и дала ему своей крови. Подняв с пола гнилой кусок мяса, девушка протянула его Охотнику, как бы фиксируя в его разуме цель.
"Убей", - приказывала она, глядя на оформившийся силуэт, покрытый точь-в-точь такими же как она, шипами. Охотник выглядел почти идентичным ей самой, разве что его плоть была темнее, будто на нее набросили вуаль из тени. Призванное создание мгновенно бросилось в сторону змеи, ища и выслеживая ее, подобно гончей. И тут подоспели Тени.
Саломея быстро рванулась в сторону людей, выхватив человека из толпы. Заглянув ему в глаза проникновенным взглядом, девушка заговорила:
- Иди к черному входу. Открой там дверь, и войди во двор первым, и больше никуда не уходи.
Оставив позади себя Роксанну и Лауренсио, Саломея поманила Теней, отправившись вслед за человеком. Тот распахнул дверь во двор, и тут же шагнул во тьму.
Но эта тьма не имела ничего общего с тьмой, призываемой из самой Бездны. Она была какой-то иной природы, и Саломея не могла толком понять ее. Но этого не требовалось.
Напрягая зрение, усиленное Прорицанием, Саломея сумела заглянуть через тьму, казавшуюся не то иллюзией, не то чем-то иным. Во тьме как раз поджидало ее то самое создание, впрочем, теперь имеющее с человеком ровно половину общего. Как и со змеей. И оно было гораздо, гораздо крупнее.
- Убейте ее, - приказала она трем Теням, ткнув пальцем в сторону змеи. Даже если они не увидят ее так же, как она, то вместе с Темным Охотником они изрядно помешают твари. И это будет ее шансом.
Признаться, Саломее было даже интересно, что из ее способностей сможет воздействовать на змею. И она решила действовать тоньше, гораздо тоньше, действуя на человеческую часть (или то, что осталось от нее) создания. Саломея наложила на создание узы, подобные узам крови. "Любовь" - так называли эту эпохальную способность, подчиняющую все живое.
Одновременно с этим, Саломея улыбнулась, обращаясь к иным своим возможностям. Ее язык удлинился и раздвоился, становясь змеиным. Он щелкнул в воздухе с легким шипением, когда Саломея принялась выжидать подходящего момента, чтобы рвануться на Стремительности к змее тогда, когда она будет отвлечена другими созданиями. В конце концов, стояла теперь она чуть дальше, чем расстояние прыжка.

+1

13

"Женщина слева - люпин. Будь готов". "Вот как!"Сестра его не разочаровала – а он-то на мгновение решил, что она желала только лишний раз указать ему на проявленную слабость, вроде того что "вот она, та малкавианка, о которой ты упоминал, разве тебе не хочется вновь ее…увидеть?"- Внимание! – произнес он одними губами на родном языке.- Тени его услышат и поймут. Лауренсио готовился преобразовать себя в форму мрака –"да, ты велика и сильна, пусть сейчас такой и не выглядишь, но что ты сможешь против тьмы, которую не ухватишь клыками? Все равно, что укусить отражение луны в стоячей воде…" Лицо женщины-люпина исказилось, будто от боли. Внезапно он понял– с ней это сделала не Саломея, рука оборотня омертвела, а потом и вовсе осталась в руке его сестры куском гнилого мяса – отброшенная, будто хвост ящерицы. "Проклятье!"
Что-то серебристое мелькнуло под ногами. Лауренсио не успел выхватить оружие – хотя этот современный пистолет с его обычными пулями был бесполезен, но его кинжал из чистейшего серебра. Роксанна вскрикнула от боли. "Ужалила и скрылась, змеи-ассасины, тайные убийцы…" – Лауренсио пришло в голову, что кто-то намеренно послал ее за одним из них двоих – и вряд ли за ним, хотя… В воздухе разлился запах витэ, вкус которого он так хорошо помнил. "Такой же алый, как ее платье…" – промелькнула мысль, когда он подхватил падающую Роксану на руки. -Помоги... – шепнула она костенеющим языком. "Что?! Смешно, у кого ты просишь помощи!"Его учили считать грехом содействие кому бы то ни было, кто не принадлежал к его Клану. Но, хотя она и была другой крови, Лауренсио искренне хотел ей помочь, не позволять же какому-то оборотню отобрать ее ("…у меня")…у нас.
- Змеиный яд не убьет тебя -  наклонился к уху Роксанны да Сильва. Хотя ее лицо уже и было неподвижно, он знал, что слышать она может. - Паралич скоро пройдет – он нужен ей для того, чтобы обезопасить ее…ты справишься. – он потратил несколько драгоценных секунд на то, чтобы попытаться ее успокоить, в то время как Саломея готовилась к бою. Действие Изменчивости всегда восхищало его - ее стройное тело покрылось устрашающими костяными шипами. Сестра также призывала на помощь Тёмного охотника. Лауренсио скинул с плеч халат из клиники и порвал его на полосы, чтобы наложить тугую повязку, которая бы могла остановить кровь. Он бы попытался зализать ранку от змеиного укуса, не заботясь о тех, кто бы это видел - если бы не подозревал, что яд все равно не позволит кровотечению прекратиться "и потому, что чем дольше чувствуешь ее запах, тем сильнее жажда, и если в рот попадет хоть капля…" К ним уже спешил охранник клуба, крепкий на вид метис. Лауренсио остановил его жестом и потребовал снять ремень, чтобы перетянуть укушенную ногу. Двое мужчин склонились над раненой, скрыв Роксанну от зевак-посетителей, которые уже начали интересоваться происходящим.

-Защищай ее. Защищай ценой своей жизни и даже более... – да Сильва перехватил руку охранника и отдал приказ ему - безо всякого сомнения смертному. - -Перенеси ее в… комнату без окон. Перенеси и охраняй. Не спускай с нее глаз.Ты сожрешь все твои собственные кишки, если с ней хоть что-нибудь еще случится… – что-то в его тоне не давало усомниться в том, что это следует понимать буквально. Лауренсио накрыл Роксанну тем, что осталось от халата – если она очнется раньше, чем он сможет придти за ней, она может выпить кровь из пакетов, что все еще лежат в карманах. Затем, должно быть, настанет очередь ее охранника – и к этому времени хорошо бы присмотреть за ней самому – если она потеряет слишком много крови, ее Зверь снова может вырваться на свободу. Лауренсио вспомнил, что некоторые авторитеты советовали прижигать подобные раны раскаленным железом. "Если я вообще вернусь…" – подумал он, но тут же отбросил неуместные мысли. -Вперед! Следуйте за мной, нападаем все вместе  – скомандовал он своим Теням на том же языке римских легионеров, и вышел за Саломеей к черному ходу, куда ускользнула змея.  За дверью его ждала непроницаемая темнота - даже тогда, когда он снова стал подвижным сгустком тьмы, его ночному зрению эта темнота представилась призрачным белесым сиянием, слепым туманом. Лауренсио, как бесформенная тень, последовал за Охотником, темной копей Саломеи – Темному охотнику не надо видеть свою добычу, когда у него есть не то что вещь, принадлежащая жертве, а кусок ее плоти.  Стоит Охотнику хотя бы на мгновение коснуться добычи – и он, Лауренсио, обовьется вокруг нее, окутав непроницаемым покровом – "тебе же все еще требуется дышать, да? А мой мрак ворует твое дыхание, не только слепит глаза, как та темнота, что ты призвала". Его две Тени не отставали ни на шаг, готовые напасть на оборотня, где бы она ни была.

+2

14

Если СТРАШНО, клади на всё и сматывайся
          — С. Кинг "Доктор Sleep"

с 19:42 до 22:07
Никто не мог знать, сколько часов, дней или месяцев они брели по улицам, и Соломон был их лидером, значительно более твёрдо держащимся на земле, чем его спутник.
Перед глазами всё расплывалось словно  в густом, цветном и беззаветном тумане. Ах, какие красивые огоньки завлекали его с тёмных и негостеприимных улиц этого обкурившегося вдрызг города. В здании было много, МНОЖЕСТВО разных огоньков, они крутились калейдоскопом, и люди крутились вместе с ними, люди, бутылки, их ноги в некрасивых дешёвых ботинках, сплошь однополые пары, они пытались засосать друг друга в пылесосы ртов, жадных всепоглощающих потребляющих ртов. Эшли стало страшно, но Соломон пришёл на помощь. Соломон Ирландский Яппи сунул Эшли в лицо блокнот, и сказал слово то ли на "ст" или "се", всего и не упомнишь. С предельным вниманием человек в красном кардигане уставился на инородный субъект. Линии, расчерчивающие страницы блокнота, который держал на обеих ладошках Соломон, разбегались кто куда. Там было что-то нарисовано, но Мортон не мог сосредоточиться на карандашном рисунке, от волнующихся линий у него закружилась голова.
Он куда-то сел и кому-то что-то сказал. Ему ответили, и вот на языке Эшли оказывается таблетка с птичкой. Он скорее глотает её, потому что не хочет знать её вкуса.
- Однажды я был знаком с человеком, который утверждал, что у него в спальне живёт носорог. - Мортон говорил это громко, кому-то невидимому, сидящему рядом. От собеседника его закрывали линзы тёмных очков и стена безразличия. Соломон расталкивал людей, большими шагами на своих коротеньких ножках перешагивая весь танцпол вдоль и поперёк. Удивительно много народу рябило в глазах Эшли. Он не мог определить, в каком месте заканчивается реальный мир и начинается его разум. - "Маленький, почти микроскопический носорожек, обитающий в фикусе" говорил он. Однажды он попытался съесть этот фикус. А потом повесился. Человек, а не носорог. Такие дела.
Который час?
- У меня нет часов, - Соломон смотрит на своё запястье. - Кто-то украл мои часы и сэндвич с цыплёнком! - Эшли расталкивает толпу и показывает всем блокнот и растекающимися врозь линиями. Эшли Соломон стоит и смотрит на калейдоскоп засасывающих друг друга инопланетян и пытается сосредоточиться на своём отражении в зеркале напротив барной стойки. Сегодня всё было слишком красивым, и Эшли уже обнимал какую-то женщину, разговаривая с ней о фикусах.

Отредактировано Ashley Morton (2014-07-21 01:27:53)

+1

15

"Твоя боль мне известна, дьяволица. Порождение зла и грязи, и оскверненной крови, и я искренне надеюсь, что тебе невыносимо больно. Так, как ты этого заслуживаешь."
Слух Нагайны был притуплен, как и зрение, но ей хватало. Лишь жаль было немного, что нет возможности посмотреть в глаза умирающего вампира - это доставило бы ей невероятное удовольствие...
Нагайна сощурилась, без труда просматривая внутренний двор сквозь чернильную тьму, сотворенную ею самой. Те двое, которых она собиралась сегодня обратить в пыль, вышли вслед за ней, и их тут же окутал мрак. Вивьен с мрачным удовольствием наблюдала за мужчиной, который был беспомощен, как младенец - он явно не видел ничего сквозь пелену. Другое дело - бледнокожая подруга. Она была сильнее, чем Вивьен предполагала. Она могла видеть сквозь сотворенную тьму, и, более того, направляла своего спутника. Мерзость объединилась против нее? Ничего страшного, значит оба и отправятся в небытие, где им и место, как детским ночным кошмарам.
Вместе с женщиной, чье тело было искажено какими-то нечеловеческими чертами, в иллюзию тьмы скользнули три неясные тени и силуэт, по форме напоминающий ее саму. Вивьен видела такое раньше - эта тварь достаточно опасна, чтобы не воспринимать ее всерьез, и чтобы избавиться от нее, потребуется время и мастерство. Самый быстрый способ - убить создателя этой тени, а уж в чем, а в этом Судья была хороша. Она не задерживалась на месте. Стоило какой-то из теней приблизиться к Вивьен, как та тут же молниеносно перемещалась в другую сторону, одновременно стараясь держаться подальше от своих основных целей. Еще было не время... Вивьен почувствовала слабое изменение в атмосфере, какое-то напряжение, какое она чувствовала всегда, когда не-мертвый пытался воздействовать на нее. Как вибрация, когда кто-то ставит металлическую плошку на кафельный пол. Воздействие исходило от женщины - мужчина был сосредоточен на преследовании. Улизнув от всех гонящихся за ней теней, Вивьен возникла почти перед лицом соперницы, приблизившись к ней примерно с ой же скоростью, с какой могут двигаться и сами вампиры временами.
- Ш-што ты делаеш-шь? - ее голос теперь был низким и шипящим. - Дразни так свои человечьи игруш-шки, мрас-сь...
Еще один молниеносный рывок - и когти Вивьен вспарывают грудную клетку женщины, а сама Нага, не имея возможности задерживаться, стремительно ускользает в другой конец двора, тем самым избегая преследования ее теневого двойника.
Вивьен чувствовала себя практически оскорбленной таким невежественным отношением к себе. Вампир пыталась пробудить чувства в ее человеческой сущности, и не догадываясь о том, что Нагайна - не человек. Она была рождена от Васуки и обыкновенной змеи, так что человеческого в ней не было ничего, кроме надеваемой для парада маски красивой француженки. Глупые демоны, они всегда попадались на одном и том же.

[AVA]http://funkyimg.com/i/Jz8t.png[/AVA]
[NIC]Vivienne[/NIC]
[STA]Nagini[/STA]

+1

16

Представьте себе, что вы заперты наглухо в своем сознании. Все, что у вас есть - это ваш разум, разбитый на многочисленные осколки, в которые стремился заглянуть каждый, кто только может до него дотянуться. Ваш разум - меч и щит, и в то же время самое уязвимое место. Потому что лишь ваше неугасающее сознание отделяет вас от близкой смерти. Он может мигнуть и на время затихнуть, а может и вовсе раствориться навсегда в потоке чужих голосов...
Тело было ее гробом; комната - могилой. Даже негромкое дыхание стоящего рядом с бессмертной человека не помогало - Роксанне казалось, что еще мгновение, и она услышит как незримый могильщик начнет заколачивать гвозди в гробовую доску.
Только при этом она была в сознании.
Какого это - быть похороненным заживо? Гроб погружается в землю, а ты все рвешься, царапая и ломая ногти до крови, в своем немом стремлении выжить. Ты стучишь в крышку, кричишь всем тем, кто стоит по ту сторону "Откройте!", и... они открывают.
Ее сознание в паутине общего разума слабым пульсом бьется где-то в уголке. Вот оно вспыхивает, и раздается крик. И его слышит каждый, каждый кто давно почил (или почит?), кто сейчас ходит по земле, или кто растворился в общем хоре нестройных голосов.
"Заткнись!"
"Пять, семь, восемьдесят три, двести тридцать девять, два, два... ноль".
"Как легко отходит кожа от его лица. Сейчас, еще чуть-чуть и его лицо станет моим".
"Все сюда!"
"Почему ты кричишь?"
"Синий мазок сюда, еще немного смешать, и будет как надо".
"Осел! Как это смешно".
Неясно, то ли они обращаются к ней, вторя ее крику, то ли отвечают ворохом безумных ответов на незаданные вопросы. Тело все так же недвижимо, все так же похоже на камень. Роксанна понимает, что должно быть, впервые чувствует себя по-настоящему мертвой - тело уже не принадлежит ей, оно похоже на чужой, инородный предмет. Оно не слушается ее, как ни упрашивай.
"Ну же, мы тебя ждали", - и вновь повторение пройденного. Роксанна почти чувствует, как распахиваются навстречу незримые объятия.
"Иди к нам, глупая. С нами будет лучше, вот увидишь".
"Или нет", - раздается смешок. Роксанна почти готова сдаться. Боль в ноге кажется невыносимой - как это возможно, не чувствовать своего тела, и одновременно с этим чувствовать боль? А может, это просто реакция ее разума, вот и все...
"Влад, ты меня слышишь?" - это единственное, что остается ей сделать. Прощаться, не надеясь на лучшее. Именно поэтому девушка делает единственное, что отвлекает ее от потока общего разума, отвлекает от всего на свете, и в то же время... напоминает о том, как полезно иногда прощаться вовремя.
"Роксанна!" - тут же отвечает знакомый голос. В нем слышится тревога.
"Я...умираю".
"НЕТ! Ты не умрешь. Я... скоро буду. Как только немного приду в себя. Ночь была сумасшедшей... Что с тобой случилось?"
"Оно... оно укусило меня. Змея... да... кажется, это была змея. Я не могу исцеляться, даже пошевелиться. Крови... уходит слишком много".
"Нет, нет, подожди! Просто не шевелись, замри и не трать кровь! Я скоро приеду и тебя спасу - только не шевелись!"
"Боюсь, мы больше не увидимся. Прощайте, дорогой граф. Скоро я стану частью Гобелена, одной из тысяч других голосов. Быть может, Вы снова услышите меня.. А может, и нет. Для меня было огромным удовольствием быть с Вами, пусть и ненадолго. Прощай, Влад", - в голосе полно горечи. Можно ли передать всю горечь не открывая рта? По щеке неумолимо скатывается что-то влажное и холодное, но Роксанна не может даже поднять руку, чтобы стереть это со своего лица.
"Нет!" - последнее, что она слышит перед тем, как оборвать связывающую их нить.
На время это помогает. Не дает нырнуть глубже в сознание клана, не дает зациклиться.
Роксанна слышит щелчок рядом - она не вполне понимает, что именно служит его источником. Кажется человек, охранник, который все еще стоял рядом, передернул затвор пистолета. И он всерьез надеется ее этим защитить?
"Ты справишься" - вспоминает бессмертная голос остролицего мужчины, пришедшего в клуб, и сжимавшего ее в объятиях перед тем, как она застыла.
"Ты справишься", - повторяет она себе. Сколько еще раз нужно повторишь, чтобы поверить в это?

Отредактировано Roxanne Romayne (2014-07-22 10:37:16)

+3

17

Грудь Шель-Цион резко обожгло. Хлынула алая кровь, которую будто сразу подхватил черный туман. Ей повезло: благодаря Стойкости, взрощенной в бессмертном теле веками, порезы были не такими глубокими, какими могли бы быть. Поведение оборотня натолкнуло Саломею на одну идею касательно тактики боя.
Губы Древней растянулись в почти издевательской улыбке: она успела заметить некоторое замешательство змеи, когда ласомбра проверяла на ней силу Присутствия. Замешательство и негодование, однако желаемого эффекта не последовало.
Сделав вывод на основе недвусмысленной, оскорбленной фразы, Саломея вновь решила приманить зверя поближе к себе тем же путем - фактически выводя змею из себя.
Саломея принялась обрушивать на змею шквал человеческих эмоций и ощущений, которые когда-то и для некоторых каинитов были всего лишь тусклыми воспоминаниями и стирались, подобно узорам на песке. Это выводило, просто неимоверно сильно - как издевка, как красная тряпка, которой машут перед быком.
Подгадав момент, Саломея заставила кровь быстрее побежать по венам, увеличивая скорость бессмертной до состояния смазанного вихря, во тьме к тому же практически не отличимого от мрака. Вместе с этим, Саломея послала мысленный импульс своему Темного Охотнику, рассчитанный на то, чтобы тот напал поскорее.
Охотник, а за ним три Тени с разных сторон налетели на огромную, змеиную тушу, царапая, кусая и пытаясь разорвать ее.
Язык Саломеи удлинился, раздваиваясь, и стал точно таким же змеиным, как у оборотня. Бессмертная рванулась на нее на все той же Стремительности, запрыгивая сзади. Одной когтистой рукой Древняя зафиксировала голову змеи, буквально вцепившись удлиненными когтями ей в затылок, вторую же впечатала на уровень ее сердца со спины, проталкивая внутрь тела с помощью Изменчивости. Она раздвигала кости, ребра верхней половины туловища, стремясь поскорее добраться до сердца змеи. Саломея настолько цепко взялась за трансформированное тело оборотня, что оторвав ее - можно было бы вырвать кусок плоти зверя.
Зная, что брат находится в Форме Мрака и ему не повредит подобный прием, Саломея принялась призывать из глубин Бездны столь губительную тьму, что одно ее прикосновение наносило чудовищный урон. И эта тьма текла прямо в тело змеи через руку Шель-Цион, проникая внутрь подобно яду, не так давно захватившему тело Роксанны. Только этот яд назывался Властью Аримана.

Отредактировано Salome (2014-07-22 21:28:02)

+2

18

Текущее время 23.05

Лауренсио следовал за Охотником, как слепой за поводырём, касаясь шипов, проросших из его - ее тела. Перед глазами – неопределенное туманное сияние. "Ну и не полагайся на глаза, лживые, рабски отражающие свет!". Не один из Детей Бездны зашил себе веки, чтобы смотреть только во тьму, но он бы поостерегся считать этих каинитов беспомощными. Звуки и запахи... Лауренсио тоже обострил свои чувства, используя Прорицание – хотя до мастерства, которым владела Саломея, ему далеко. Он слышал звуки, доносящиеся из отворенной двери клуба, чувствовал запах дыма, спиртного, разгоряченных вожделением тел, гниющих отбросов, запах страха от того смертного, что открыл дверь во двор. Шорох змеиной чешуи. Сладковатая вонь живой, но хладнокровной твари. Звук от стремительного движения большого, тяжелого тела."Быстро…слишком быстро. Тени могут и не успеть. Кровь господня, насколько же она велика?" Он был уверен, что слышит, как бьется сердце твари и как дышат легкие размером с кузнечный мех. "А еще подобная тварь способна проглотить тебя одним глотком"... - подумал да Сильва, - "Что же...попытайся, ненасытная утроба"
Ш-што ты делаеш-шь? - Дразни так свои человечьи игруш-шки, мрас-сь...- низкий, хотя и по-прежнему женский, голос громом отдается в ушах. "Она рядом!" Охотник рванулся вперед, так что Лауренсио чуть не потерял его, но вот тварь уже снова ускользает, а в воздухе – запах витэ, не просто витэ какого-то собрата, а напитка более чем двухтысячелетней выдержки... испытание потяжелее того, что он прошел только что, перевязывая обильно кровоточащую рану – этот вкус он не променял бы ни на какой другой, "да и кто бы из нас променял…!" Он только надеялся, что рана не окажется тяжелой...слух вроде бы не подводил его, - сестра не оставалась на месте. "Значит?" Лауренсио, еле сдерживаясь, чтобы не вернуться к своей плоти и не дать волю Зверю, следовал за охотником, вслушиваясь в окружающий невидимый мир. Шорохи вокруг. "Кровь змеи-оборотня холодна? Какова она на вкус?" – невольная, неуместная мысль. "Только бы не упустить еще одного движения змеи …Еще одного броска Охотника в ее сторону." Еще одно стремительное, едва уследить глазу - движение... Стоило Охотнику настичь жертву, на которую его натравили, и от него будто отделилась его тень. Бесформенный мрак протек по чешуйчатой коже змеи как вода из опрокинутого сосуда, но вверх, к змеиной голове под капюшоном кобры. Для Лауренсио это не было отчаянным прыжком в пустоту, он успел ощутить биение сердца под чешуей и ее дыхание до того, как черной маской закрыв голову змеи, проник в ее рот и ноздри, запечатывая дыхательное горло, переполняя гортань, стремясь проникнуть как можно глубже в легкие до того, как его попытаются выдохнуть.  Он ощутил, как Тени  вцепились в змею, как псы в кабана –  в этих Стражей он верил, - исполняя его приказ "атаковать всем вместе" они будут рвать мерзкую тварь своими ледяными руками, будто и впрямь могут ощутить вкус добычи, пока он пытается задушить ее. "Держите...не давайте двигаться..."

Отредактировано Laurencio da Silva (2014-07-26 21:00:38)

+2

19

Начало игры: 22:07

- Парень, тебе просто необходимо это увидеть.

Лаболас всегда знал, что и как говорить, а ещё он особенно удачно подбирал время для своей реплики. То ему удавалось заинтриговать вампира, когда тот бесцельно просиживал свои часы в заброшенной церквушке, то буквально-таки тянул бессмертного в самую гущу событий, ссылаясь на то, что без них не обойтись. Тем ещё пройдохой был бес, а Винченцо почти всегда шёл у того на поводу, прекрасно зная, что если бы не демон, он бы давно сгинул в череде бесконечных ночей. За это он был ему почти благодарен.

До того, что на дворе разыгрывалась самая настоящая бойня священнику не было дела – сегодня он заслужил отдых даже от своих духовных дел, ибо вряд ли бы кто из смертных стал искать защиты в церковных стенах. Все его собратья быстро покинули собор и устремились по домам, а сам Винченцо, повинуясь шёпотам Лаболаса, отправился в клуб, который должен был насторожить его с самого начала. Шутка ли, когда тебя демон волочит во чрево Содома, то что ещё можно подумать? Но вампир лишь махнул рукой. Он ведь не проповеди идёт читать им, он почти сломя голову спешит в то место, где произойдёт нечто грандиозное, иначе зачем бесу вообще было его тревожить?

С час пришлось просидеть просто так возле барной стойки. – Погоди ты, - нетерпеливо ерепенился Гласеа, который, судя по интонациям, сам начинал нервничать. – Ещё не время. Сиди и жди. И Винченцо сидел и ждал. Ему было прекрасно известно, что демон не обманет своего хозяина – попробует обхитрить вполне себе, но никогда не обманет.

- Однажды я был знаком с человеком… - вампир знал, что рано или поздно кто-то присоединится к его одинокой фигуре и почти на все сто процентов был уверен, что это будет мужчина. Явившийся по его душу юноша был явно не в себе, потому что увлекательный рассказ о носорогах он буквально орал в лицо своему скептично приподнявшему бровь собеседнику. - "Маленький, почти микроскопический носорожек, обитающий в фикусе" говорил он. Однажды он попытался съесть этот фикус. А потом повесился. Человек, а не носорог. Такие дела.

- Надеюсь, Господь упокоил его грешную душу, - Ах ты негодяя-яй! – священник почти не обратил внимания на замечание демона, куда больше ему нравился язвительный тон, которым он наградил паренька. – Носорог был крещён? Я бы мог отпеть его, если бы вовремя прознал об этом горе.

Но мальчишка не слушал. Только-только его высокая фигура ютилась подле холодного и не отражающегося вампира, а теперь и след простыл.
- Это то, что ты мне хотел показать, лукавый?
- Имей терпение, пока я не заставил тебя иметь эти уже_не_девственные задницы, - обиженно огрызнулся на Винченцо Гласеа. – Посмотри по сторонам. Принюхайся. Давно ли ты стал полагаться только на меня одного?

Бессмертный лишь снисходительно улыбнулся подобным речам, но всё-таки слегка потянул воздух носом, пытаясь различить в общей мешанине запахов что-то, что сумело бы заинтересовать его. Клуб был полон гулей и Слабокровных, но это ли может быть интересным?

Смотри внимательнее. Закрой глаза и попробуй почувствовать.

Вдохнув сильнее и прижмурив веки, Винченцо дёрнулся, так как в ноздри ударил отчётливый запах чужой крови. Древней и всё же знакомой. – Теперь ты видишь? Будешь дальше брюзжать на меня? Но вампир не слушал. Уцепившись за запах, как Тесей за нить Ариадны, он рванул сквозь толпу, не веря тому, что слышит аромат крови Собратьев. Он даже не осознал, что схватил за локоть того мальчишку  и потащил за собой. Может, это бес его надоумил? На заднем дворе стояла непроглядная тьма, казалось, будто бы свет от фонарей и окон поглощает огромное живое облако, и именно это облако источало тот самый запах, что заставил его броситься без раздумий на поиски.

Стой тихо.
- Нет, ты лучше скажи мне…
- Да. Здесь трое Сородичей, и двое из них тебе прекрасно известны. А где-то во мраке прячется кое-что пострашнее ваших фокусов с тенью. Скажи мне, ты боишься змей, парень?

Винченцо глубоко вдохнул воздух и отрицательно помотал головой.

- Скажи что-нибудь глупое и церковное, я постараюсь вытащить твоих родственничков из пекла, не переживай.
Где-то среди этого мрака и сдавленных звуков борьбы были его Собратья, и Ласомбра вдруг вспомнил, что сегодняшняя ночь и впрямь была создана этими клоунами для того, чтоб судить. Почему бы не вспомнить о том, что ближайшее время отведено под грандиозный спектакль?

- Господом Богом заклинаю вас: остановитесь! Уж не решили ли вы, что всякий, кто ступит на дорогу судьи, не будет после нести ответственности за всё им содеянное? Одумайтесь, пока не стало поздно, дети мои, прекратите борьбу!
- Браво, а теперь я покину тебя ненадолго, - Лаболас, судя по всему, юркнул во тьму, а Винченцо как никогда прежде почувствовал себя не сколько уязвимым, сколько глупым. Он даже толком не знал, кто будет противостоять ему, и поэтому просто ждал, как выжидал глупые часы в клубе. Демон не мог обмануть. Он и впрямь заготовил для него авантюру.

+5

20

Нагайна не могла признать, что переоценила себя. Только не сейчас, не в лапах этих тварей. Когда она змееподобным зверем скользила по земле, увиливая от черных потусторонних рук, она чувствовала себя поистине неуязвимой. Противник был силён, но она сильнее. Хотя бы потому, что другая! Ее сила берет начало из иного источника, нежели мощ этих тварей, имеет другую природу. Значит, они не могут победить ее. И как удачно, что это не значило, что и сама Судья не в состоянии победить их. Уже столько ходячих трупов полегло от ее рук и клыков. Столько истекло кровью и обратилось в пыль и гниющие останки! Что против нее, самой могущественной из всех, кого она знала, два кровососа, цепляющихся за жизнь при помощи теней? Что могут тени против огня Суда и Справедливости?
Но тени бывают материальны, когда их хозяин столь силен и столь разгневан, что желает смерти своему врагу. Черные руки хватали Нагайну за хвост и руки, пытались обвить массивную шею и сковать челюсти. Поначалу Нага с легкостью отбивалась от них, но постепенно их стало столько, что даже ее реакции и вёрткости не хватало на то, чтобы отсечь их все. Тени повалили ее наземь, приковали к сухому грунту, лезли в глаза, нос и пасть, как бы сильно Нагайна не сжимала челюсти. Она шипела и извивалась, кусала эти руки, но пытаться укусить тень так же бесполезно, как воздух. Змея брыкалась изо всех сил, но когда тьма заволокла ее внутренности, прерывая дыхание и заставляя сердце биться в рваном ритме, обычно хладнокровная Судья испугалась. Одним глазом, который еще не заволокла черная, как смоль, тень, она увидела, как над ней нависли вампиры, и поняла, что если сейчас же Гея ей не поможет, то она расстанется с жизнью. Чьи-то острые когти впились ей в затылок, жгучая боль пронзила спину - ее буравили чем-то острым, пробираясь к сердцу. Та, что считала себя бессмертнее ночных кровососов, сейчас как никогда ощущала себя уязвимой. И когда Змея осознала, что загнана в угол, то, собравшись с силами, применила то, что в обычной ситуации сочла бы бегством. Она обернулась тоненькой серебряной змейкой почти с той же скоростью, что двигались тени. У Нагайны был запас в доли секунды, подаренный ей эффектом неожиданности, и Судья им воспользовалась, ловко юркнув под землю. Один из мощных даров давал ей способность легко передвигаться как по поверхности, так и в толще грунта, несмотря на его плотность. Занырнув достаточно глубоко, змейка буравила ссохшуюся землю, пробираясь в дальний угол двора. Там, у холодного камня фундамента, она ненадолго замерла, пытаясь набраться сил. Она не слышала, как новый участник действия просил остановиться, и невдомек ей было, что если бы не этот крик, она не смогла бы вырваться. Сейчас же, осознавая, как мало сил у нее оставалось, она по запаху нашла обидчицу, так как кровь ее обильно оросила землю, и в один момент стрелой выскочила из-под земли, повторяя тот же подвиг, что и ранее - мгновенно взвившись по ноге вампира, она вспорола клыками ее ногу. В тот же миг, не задерживаясь, змейка скользнула прочь, намереваясь снова нырнуть в землю, но, видимо, сил у нее совсем не осталось, и почва больше не поддавалась ей. Последний Гнозис был истрачен на то, чтобы почти полностью залечить глубокую рану, оставленную противником, и теперь его не осталось даже на то, чтобы поддерживать мрак. Так навеянная ею тьма рассеялась, и задний двор залили привычный лунный свет. Нагайна же забилась в угол двора, свернулась кольцом и приготовилась доблестно пасть в бою.

[NIC]Vivienne[/NIC]
[STA]nagini[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/Jz8t.png[/AVA]

+1

21

Гул в ушах становится невыносим. Сколько проходит времени? Для бессмертного время всегда течет иначе, чем для любого смертного. Когда ты жив, времени до невозможного мало. Оно то бежит, и оглянуться не успеешь - летят года, то будто останавливается в самый неподходящий момент.
Но когда ты - создание ночи... время эфемерно. Можно провести столетия, будто временно "отключившись" от реальности, а можно... можно заимствовать это время кровью тех, у кого времени и без того немного.
Роксанна концентрируется на музыке, которая чуть заглушена закрытой дверью. Удар, еще удар. Музыка взрывается где-то там огромными потоками волн. Малкавианка почти ощущает ее на вкус - по языку прокатывается что-то кислое, вяжущее. Странный привкус у этой мелодии. Он может быть еще ярче.
Голоса в голове стихают тогда, когда она фиксирует свое внимание на звуках. Рядом снует что-то тяжелое, туда, сюда... Этот звук отдает пряностями и мускусом. Давно забытый вкус.
Широко распахнутые глаза безжизненно уставились в потолок. Она видит ровным счетом то, что происходит перед ее взором, и немного по бокам, но это все, что ей может предложить этот миг. Девушка задумывается на мгновение: а не бросить ли сейчас все, и отправиться... отправиться своей астральной проекцией, своим духовным обликом куда-либо в другое место? Ведь только это сейчас, пожалуй, она и может сделать. Но в поле зрения попадает лицо охранника, которого с ней оставил мужчина, перевязавший ей рану. Смуглокожий охранник наклоняется к ней ближе, с явным интересом рассматривая девушку. Что же он видит? Окоченевшее, как post mortem, тело. Оно недвижимо и абсолютно сковано, будто налито свинцом. Роксанна видит, как открытая, большая ладонь тянется к ее лицу - короткое, почти нежное прикосновение к щеке смахивает кровавую дорожку с кожи. Глаза не следят за его движениями, лишь смотрят вверх, безжизненно и безразлично. Мужчина понимает, вглядываясь в прекрасное лицо, что даже зрачки не реагируют на его прикосновения. Абсолютно ничего. Но вместе с тем, это так не похоже на тело мертвеца - наверное, закрой она глаза, то показалась бы спящей. Но она не закрывает глаза. Из груди не вырывается вздох, она не приподнимается в ровном дыхании. Может, умерла?
Непонятный страх охватывает мужчину - он должен защищать, должен! Ценой своей жизни, и не меньше. Так говорил незнакомец из клуба. В чем-то он был прав. Наверное, в том, что если что-то с ней случится...
В момент, когда теплые, невероятно теплые пальцы живого человека соприкоснулись с ее кожей, Роксанна как нельзя остро ощутила голод внутри себя. Каждая капля крови, вытекающая из ее тела приближала ее к Зверю. И вот теперь, когда смертный оказывается так близко, что можно протянуть руку, потянув его на себя, прижаться к нему бедрами и припасть к шее... Но она не может.
Разочарование, а затем и ярость хлещут ее изнутри, подобно кнуту, что хлещет спину раба. Запах кожи ударяет в ноздри, близость человеческого тепла манит; ее хочется пить, пить эту близость, присасываясь к ране на шее, вспарывая ее снова и снова клыками.
Жажда выжить невероятна.
Роксанне кажется, всего на мгновение кажется, что она облеплена паутиной. Плотным слоем белой сети, тянущейся пряжи. Она покрывает каждую клеточку ее смуглого тела, стягивая ее. Роксанна бьется в этой паутине, рвется вперед. Паутина натягивается, но не рвется. Создается впечатление, что в момент, когда она делает рывок вперед, словно зверь, паутина начинает липнуть к ее рукам сильнее. Она закрывает ей глаза, рот и не дает кричать. Глухой удар - беззащитно раскрытые ладони девушки ударяют по стеклу. Оно вибрирует, но не поддается, ни одной трещины не появляется под пальцами. А там, за стеклом, она знает точно - есть жизнь. Есть кровь. А кровь - это жизнь.

Отредактировано Roxanne Romayne (2014-08-01 19:39:05)

+3

22

Нельзя было не признать - сил гигантской змеи хватало, чтобы какое-то время яростно отбиваться, не сдаваясь ни на минуту. Тени не сразу добрались до оборотня, издававшего почти пугающие, шипящие звуки, и уворачивающегося со всей возможной скоростью и ловкостью.
Но в конце концов, они поймали ее. Сколько их было? Помимо Саломеи и Валерия, был Темный охотник, трое теней, идентичных телу Шель-Цион, и двое - Лауренсио. Семь тел крепко облепили чешуйчатую тварь, а Лауренсио в Форме Мрака давил ее своими силами, вливаясь в тело через всевозможные отверстия.
Где-то недалеко зазвучал знакомый голос. Вероятно из-за того, что тьма, созданная змеей не имела ничего общего с природой тьмы, создаваемой кланом Ласомбра, они все смогли услышать его голос, иначе тьма просто поглотила бы его:
- Господом Богом заклинаю вас: остановитесь! Уж не решили ли вы, что всякий, кто ступит на дорогу судьи, не будет после нести ответственности за всё им содеянное? Одумайтесь, пока не стало поздно, дети мои, прекратите борьбу!
Тело змеи уменьшилось в пропорциях, и стало все той же маленькой серебряной змейкой, что больно ужалила Роксанну. Длинный, раздвоенный язык Саломеи ударил по воздуху, но не соприкоснулся с телом. Змея рванула куда-то вниз, под землю. И все они стали выжидать, оглядываясь.
Саломея не отвечала Винченцо. Его призывы к Всевышнему были смешны, а для нее, навсегда отвернувшейся от Бога не значили ровным счетом ничего. Учение ее Дороги не позволяло никакому из верований возвышаться над ней, подавляя ее волю и делая рабом якобы высших сил.
Несколько теневых фигур оглядывалось, подобно ищейкам, и Саломея даже чуть пригнулась, готовясь к предстоящей схватке. Эта змея вряд ли ушла надолго. Такие, как она обычно не сдаются сразу.
Резкий рывок серебряной плети - узкого тельца змеи, вырвавшейся откуда-то из-под земли двора. Тварь скользнула по ноге Шель-Цион быстро, порывисто, готовя свой коронный удар. Клыки и вправду чуть царапнули кожу, но Саломее повезло гораздо больше, чем Роксанне: помимо невероятно сильной кожи, которую не так просто было прокусить, она была еще и покрыта острыми, костяными наростами, взрощенными Изменчивостью еще до боя. Змея скорее больше ранила себя, чем Саломею - попытка добраться до кожи просто разорвала бы ей пасть.
Змея тут же скользнула вниз, уползая в темный угол, и так и не превращаясь обратно. Выжидает? Пусть.
Саломея не сделала первый ход - она позволила своему Темному Охотнику ринуться вперед, а за ним бросились и пятеро теней, призванных бессмертной и ее кровным братом. Ласомбра вновь вкачала в тело крови, чтобы двигаться невероятно быстро, быть смазанным пятном, которое невозможно поймать в момент движения, и рванулась к змее. Ее Охотник хватал маленькое тельце с одной стороны, а она - с другой, рассчитывая разорвать его пополам.

Отредактировано Salome (2014-08-04 13:03:33)

+2

23

- Господом Богом заклинаю вас: остановитесь! Уж не решили ли вы, что всякий, кто ступит на дорогу судьи, не будет после нести ответственности за всё им содеянное? Одумайтесь, пока не стало поздно, дети мои, прекратите борьбу!

Говорить Лауренсио в своем нынешнем виде не мог, но эти слова слышал отчетливо, хотя и приглушенные хрипом змеи и неровными, гулкими ударами ее сердца. "Знакомый голос. Винченцо? Значит, ты тоже здесь…?" Появление новых фигур на доске – в этом бою, – означало новые возможности. "Знать бы еще, для кого…из нас". Иногда обществу братьев и сестер по клану он предпочел бы безопасность воя голодного гару, ну а сейчас? И все-таки услышать именно Винченцо для него было сродни освежающему ветерку в этом пекле.
Лауренсио не надеялся на прощение для себя – как и для любого другого каинита, но оценил попытку воззвать к разуму нападавших. "Если бы у нее он был…И даже если разумом она обладает, змеи, говорят, глухи. Проповедовать глухим и безумным – наша судьба, Брат? Пора бы уже и привыкнуть…"
Он уже чувствовал, что сердце твари начинает трепетать, - змеи еще и очень выносливы, но дышать им все же нужно – и сам не успел понять, как полностью оказался вне ее тела. "Как она вырвалась из ваших цепких рук?" – укорил он мысленно своих Теней.  Ему вспомнилось совсем другое тело, обожженное их прикосновениями, смуглая кожа, изорванное платье. "Не много ли воспоминаний о той, что о тебе совсем не помнит?"
Змея снова уменьшилась в размерах и совершенно скрылась из вида. Лауренсио пятном темноты разлился по земле, что дало ему кое-какие мысли по поводу того, куда ускользнула противница – но последовать за ней туда он не мог… Он со всей возможной скоростью снова принял свой обычный вид, затем его руки превратились в когтистые лапы – Лауренсио ничего не мог с собой поделать, кинжал, хотя и серебряный, казался ему слишком незначительным оружием против этой серебристой змеи. Серебристой? Тьма, наконец, рассеялась, и Лауренсио увидел, как Охотник, Саломея и их Тени снова изловили змею. Охотник и Саломея -  копия и оригинал – тянули тварь каждый к себе, видно, желая разорвать ее на части. "Похоже, тебе не попробовать ее крови…упустил все, как и всегда" – старческий голос в его сознании. Лауренсио рванулся вперед, - ярость от того, что колдун, чье старое тело давно рассыпалось в прах, был скорее всего прав, придала ему прыти. Он полоснул когтями по узкому чешуйчатому телу змеи. "для того вреда, который она уже нанесла,  сейчас она поразительно мала…."

Отредактировано Laurencio da Silva (2014-08-04 20:22:53)

+3

24

----> Indusntial| Vladislav Paskevich
23:40
Дорога, хвала Высшим силам, была спокойна – ровно настолько, насколько может быть спокойной дорога в городе, объятом войной всех против всех. Их не обстреливали, под колеса не бросались случайные прохожие или опьяненные жаждой убийств и собственной безнаказанностью преступники. Напротив, казалось, что город вымер. Изредка встречавшиеся на обочинах трупы словно подтверждали это. Еще совсем недавно живые люди, превратившиеся в сломанных кукол и окровавленные свертки. Завтра их вывезут, улицы зальют моющей жидкостью, которая растворит всё, и все сделают вид, что ничего не было. Останется лишь несколько роликов в бездонной паутине Сети, которые тут же вырежут. Лишь несколько десятков опустевших квартир и домов в громадном городе – капля в море, которую предпочтут не заметить.     
Дэниал молча гнал «Форд» в темноту улиц, вдавив почти в пол педаль газа. 
Владислав продолжал сидеть все так же, вполоборота к близнецам и к Дэниалу – однако, не провоцируя никого взглядом в глаза. Он держался за  ручку, чтобы на всякий случай суметь сориентироваться на крутом повороте. Да и не хотелось ему больше смотреть на то, что творилось за окном. Нет. Сколько бы ни прошло лет, он никогда не смог бы смириться с войнами и геноцидом. Общество было больно нравственно и духовно, если принимало такие чудовищные правила игры, которые навязали им сейчас. Да, он ничего не мог сделать Отцам-Основателям, по долгу службы он был вынужден скрывать свое истинное отношение к ним и их политике. Но он мог и должен защитить себя и своих близких, а также тех, кто ему доверился.
Роксанна… А сколько других девушек, которым просто не повезло, сейчас лежат растерзанными на обочине, в переулках, или умирают, истекая кровью?
«Надо что-то решать. Нельзя просто сидеть, бояться и ничего не делать».
Они въехали в Комптон. В это Богом проклятое место, которое даже сейчас казалось отделенным от остальных улиц незримой чертой – будто гетто.
Владислав тщательно старался продумать то, как они будут вместе действовать.
Навигатор на мобильнике уже показывал конечную точку маршрута, оставалось пара кварталов.
Где-то вдалеке гремела музыка.
- Мы почти приехали, - негромко произнес он. 
Затем Паскевич убрал мобильник с бардачка, и, несколько раз нажав на сенсорный экран, вывел фотографию Роксанны, которую он сделал в их последнюю встречу.
Нет, она не была на ней в образе развратной ночной танцовщицы– напротив, все было скромно, и эту фотографию вполне можно было бы сделать медальоном. Только ее прекрасное лицо, нежная улыбка, роскошные черные волосы, шея и плечи, на которые она набросила меховую накидку.
Как только машина замедлила ход, Владислав стал на всякий случай показывать фотографию всем находящимся в его машине.
- Дэниэл. Смотри, это она. Джозеф. Джошуа. Вот, пожалуйста, смотрите. Я отправлюсь искать ее первым, спрошу у охранников, вдруг они ее видели. Вы пойдете за мной, будете прикрывать мне спину. Нам нельзя разделяться в клубе. Там может быть опасно.
Вскоре они подъехали к дверям клуба. Рядом с машиной остановился могучий "Харлей".
Владислав первым вышел из остановившейся машины, сложил в карман пару пакетов плазмы из багажника, и подошел к своему гулю.
- Матиаш, будешь держать машину наготове, поэтому пересаживайся на место Дэниала и не глуши двигатель. Ты прикрываешь отход. Понял?
Матиаш нехотя кивнул.
- Идемте.
Владислав первым быстрым шагом направился к входу. Громко звучала какая-то электронная музыка, гулко бил барабан и звенел синтезатор. Их пропустили без проблем. Подойдя к ближайшему секьюрити в зале, Владислав, буквально перекрикивая музыку, громким голосом спросил, показывая ему фотографию на мобильном телефоне:
- Здравствуйте. Вы не видели эту девушку? 
Тот, смерив его взглядом, молча покачал головой.
Тогда Владислав достал несколько стодолларовых купюр из бумажника. Вложив одну из них в карман охранника, и продолжая показывать фотографию, он повторил вопрос.
- Вы точно ее не видели? Это очень важно.
- Эээ… Нет, я точно не видел, сейчас спрошу других, - оживился тот при виде денег. Достав рацию и поднеся ее к лицу, он произнес:
- Подойди на первый пост. Тут ищут какую-то девушку.
Второй охранник оказался более разговорчивым. Получив две стодолларовые купюры, он ответил: 
- Ей, по-моему, стало плохо, и ее унесли вон туда, по коридору,  - он махнул рукой в сторону приват-комнат. – В седьмую, вниз, кажется. Да, точно.
- Благодарю, - Владислав, круто развернувшись, чуть ли не бегом ринулся туда, куда указал охранник.
Один поворот, второй…Все было, словно в тумане.
Дверь оказалась незапертой. Он ворвался в комнату. И совершенно внезапно, будто видя себя со стороны, против своей воли, произнес: 
- Роксанна!..

Отредактировано Vladislav Paskevich (2014-10-23 19:19:59)

+4

25

«Мое имя Матиаш. Раньше меня звали Ласло, но с тех пор, как я шагнул во Тьму, добровольно, вслед за моим Господином и Другом, даровавшим мне бессмертие…Нет, какое-то очень пафосное начало истории», - Матиаш, словно слившись в одно целое с могучим «Харлеем», гнал вслед за «Фордом» в темноте ночных улиц. Посмеяться над ситуацией, если ты не можешь ее изменить – вот и все, что можно сделать в ответ Судьбе, которая швыряет тебя, как котенка или щенка.
Еще каких-то две паршивых недели назад все было хорошо. Ничто не предвещало беды. Они славно веселились в каком-то небольшом ресторане, бурно отмечая с Владиславом удачный контракт. А потом все покатилось под откос.
Этой же ночью ему показалось, что он вернулся на двадцать лет назад, в Бухарест, объятый волнениями, но возвращение это не приносило ни капли радости. Одно дело, когда тебе двадцать лет, и вся жизнь кажется интересной игрой. Другое дело – когда тебе за сорок, и тебе есть чего терять.
Кровь, страх, трупы. Столько жертв!.. Наверное, он еще долго не сможет забыть все то, что было и будет сегодня.
Нет, нужно плюнуть в лицо тому, кто придумал это безумие, именуемое Судной Ночью!   
Матиашу казалось, будто они с Владиславом и Дэниалом на войне. И они, как ополченцы, или партизаны, последние из оставшихся в живых, прорываются к своим. Нашли еще двоих, но непонятно, враги ли это или друзья. Эта война была совсем не такой, о которой пишут в книгах или показывают в кино. Она была гораздо хуже.
«Харлей» утробно ревел, не отставая от «Форда». Ветер бил в лицо и трепал волосы, пахло гарью, порохом и еще какой-то дрянью.   
Они едут спасать его Роксанну, потом, наверное, весь этот город. Как тогда, много лет назад, когда они дрались с неонацистами и спасали простых людей. Это было достойно и правильно, хоть и страшно.
Страшно, потому что больше всего на свете он боялся умереть, либо потерять Владислава. 
Владислав был не похож ни на одного человека, с которым он когда-либо встречался. Он был, скорее, похож на средневекового рыцаря, по ошибке попавшего в наше время. Его хотелось слушать и слушаться, за ним хотелось идти, и сражаться плечом к плечу против сил зла. Даже когда он злился, это не задевало слишком сильно, равно как и его властность.
Да, сейчас он был резок, даже очень, но это было понятно - он боялся того, что преступит свои идеалы, даже не сам, а через другого. За долгие годы они научились понимать друг друга без слов – иной раз пары жестов было достаточно. Они доверяли друг другу, и он знал, каково приходится его Домитору. Иногда ему казалось, что он даже читает  мысли Владислава. 
Ничего. Сейчас они ворвутся в этот клуб, перестреляют всех подонков, и спасут его женщину. Почти как в хорошем боевике, только с другой стороны экрана.
Вот, наконец, они приехали. 
Он резко затормозил рядом с «Фордом» и нетерпеливо шагнул навстречу Домитору. Но у Владислава, похоже, были другие планы.
- Матиаш, будешь держать машину наготове, поэтому пересаживайся на место Дэниала и не глуши двигатель. Ты прикрываешь отход. Понял?
«Снова ждать на улице…» - с досадой подумал он, но вслух не сказал ничего, лишь кивнул.
Кто-то же должен присмотреть за транспортом и прикрыть отступление, в конце концов?..

Сев на место Дэниала, сразу, как только тот вышел, Матиаш, не глуша мотор, опустил переднее стекло и, положил пистолет рядом с собой, сняв его с предохранителя. Попутно он стал внимательно всматриваться в темноту. Мало ли что.

[NIC] Matiash Tauber [/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/KjKk.pgn[/AVA]
[SGN]

С собой

С собой у Матиаша: 1 мобильник-смартфон c GPRS-навигатором, 1 пистолет "Glock 18" в кобуре, 1 обойма к нему, 1 нож, 1 зажигалка, 2 «жучка»

[/SGN]

Отредактировано Mr. Nobody (2014-09-08 21:07:34)

+3

26

Как же это было больно и унизительно. Нагайна смогла только оскалить свои клыки и зашипеть, когда тени рванулись к ней с намерением разорвать ее несчастное тельце пополам. Они схватили ее за хвост и за голову, стали тянуть в разные стороны. Не о таком исходе она мечтала. Не так умереть, когда она беспомощна и не в состоянии защитить себя. Что-то сроди инстинкту самосохранения взыграло в ней, ставя гордость на планку пониже. Что-то, намекнувшее, что она сможет отомстить в другой раз. Учтет все варианты и после, набравшись сил, справится с ними. Завалит всех мерзких тварей, которые появились в этом месте. Даже того, кто просил остановиться. Мразь, для кого ты просишь? Для какого бога? Твои кишки будут выпущены первыми, когда Нагайна, сильнейшая из Судей этого прогнившего до прутьев арматуры города, вернется по ваши души. Гнев и ярость смешались в ней, наполняя тонкие жилы остатками Гнозиса. Насколько Нагайна была слаба, в ней еще оставалась пара капель заветной силы, позволяющая вновь видоизменить свое тело. Крутнувшись, насколько это было возможно, в цепких лапах бесплотных существ, Нага превратилась в человеческую женщину, тем самым достаточно ослабляя хватку, чтобы, запустив процесс обратно, превратиться снова в змею и ускользнуть прочь. Она не могла вновь спрятаться под землю - задохнулась бы - зато, мгновенно найдя щель в заборе, выскользнула наружу и серебристым ручейком стремительно уползла прочь. Впереди была лишь канализация. Нагайна знала, что там тоже обитают вампиры, еще более мерзкие, но выбирать не приходилось. Это был кратчайший путь к ее логову. Просочившись в щель между отверстием и крышкой люка, Нагайна плюхнулась в воду. Пускай погонятся за ней, если посмеют. В канализации есть не только крысы и союзники. Вернее... как раз крысы и могут оказаться злейшими врагами.

[ПРОТИВНИК УСКОЛЬЗНУЛ, НО ПОБЕДА ЗАСЧИТАНА.
БЕЗОПАСНОЙ НОЧИ]

[NIC]Vivienne[/NIC]
[STA]nagini[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/Jz8t.png[/AVA]

+2

27

Неприятный скрип раздается в момент, когда ладони, облепленные серо-белой паутиной бьют по стеклу. Удар, еще удар! Почему оно не поддается? Когда можно будет разбить это стекло, чтобы выпить, поглотить этот пряный мускус и вобрать его в свое тело? Стекло кажется таким прочным, что должно быть, стреляй ты по нему - и оно не разобьется. Оно будет продолжать насмехаться, не давая обойти себя.
Сколько же, сколько же она протянет без... без живительного вкуса крови на губах?
Этот вопрос оставался без ответа. Роксанна, спеленутая паутиной хватается за лицо, пытаясь сорвать серебристо-серые нити, будто для того, чтобы совершить вздох. Но ведь ей не нужно дышать! Тогда зачем?..
"Ты справишься", - говорит она себе, словно зачарованная. Нет, не говорит. Не может. Паутина давно уже залепила ей рот, залезла в глаза и в какой-то момент кажется, что они становятся одним целым. Она - часть полотна. Часть общего Гобелена. Тогда чей же голос она слышит в своей голове?
Она рвется, рвет на своем лице паутину, страшась того, что под ней уже не будет ее лица. Ногти прорывают белесую оболочку, а затем скребут по лицу, с кровью сдирая паутину. В этот момент, где-то рядом слышится возглас, такой громкий, что он буквально вырывает ее из... паутины.
- Роксанна!
Голос до боли знаком - и, пожалуй, хорошо, что до боли. Боль напоминает ей о том, что она все еще здесь. Только боль эта идет не столько изнутри, сколько из вспоротой раны на ноге.
Но бессмертная все еще не может пошевелиться. Ей хочется повернуть голову, взглянуть на источник того, кто зовет ее - потому что это не женщина из клуба, и не незнакомец, который перевязывал ей рану. Этот голос принадлежит кому-то другому.
Владиславу.
В момент, когда тело вырывается из белесого кокона, оно буквально пробивается через стекло. Оно разлетается осколками в разные стороны, больше похожими на осколки зеркала. Роксанна в какой-то момент просто покидает свое тело, совершенно отстраняясь от физического мира. Ее проекция зависает над телом, и серебряный жгут, соединяющий его и ее сущность будто слегка растягивается. Никто этого не видит, зато она видит все. Видит этот сероватый, будто покрытый пеплом мир; видит комнату, обветшалую, хотя, должно быть, для присутствующих в ней она таковой не является.
В этот момент охранник поворачивается к Владиславу - резко, мгновенно вскидывает пистолет. Он готов стрелять. Он готов защищать тело, порученное ему до тех пор, пока не умрет. Он готов.
Усилием воли Роксанна заставляет свой призрачный облик проявится за спиной мужчины с оружием. Она похожа на привидение - или на ангела? - стройное тело с приятными округлостями кажется чуть смазанным, жемчужно-белым, и кажется, обнаженным. Это трудно понять, потому что образ не слишком четкий, особенно в области фигуры. Волосы развеваются в разные стороны, будто их треплет ветер. Девушка раскидывает руки в стороны, и ощущение какой-то легкости охватывает ее. Она поворачивает голову в сторону длинноволосого мужчины, словно бы для того, чтобы убедиться в том, кем он является. Все кажется таким нереальным, таким эфемерным, что она даже в какой-то момент забывается.
Призрачное создание прикладывает палец губам в знак тишины, говоря тем самым Владиславу о том, чтобы он не выдал ее присутствия. Девушка зависает за спиной охранника, и смотрит на него без особого выражения. Она больше не улыбается.
Роксанна тянет свои призрачные руки в его сторону, и наклоняет голову вбок, изображая всем своим естеством желание впиться в его шею в кровавом поцелуе.
Он должен понять. Владислав должен понять. Иначе она не может ему это объяснить. Кровь уходит из ее тела, пусть уже не так быстро благодаря повязке на ноге, но уходит.
Бессмертная бросает короткий взгляд на свое неподвижное тело. Она видит дорожки от кровавых слез на смуглых щеках, видит платье в тон крови, и окровавленную повязку на ноге. В момент, когда охранник бросает взгляд назад, чтобы убедиться в том, все ли в порядке с телом, призрачная фигура исчезает, и ничто не напоминает о ее прежнем присутствии.
Глаза все еще открыты. Они смотрят в потолок без всяческого выражения, но теперь тело воспринимает звуки. Сущность Роксанны вернулась обратно, хотя тело от этого не перестало быть парализованным.
Роксанна молчит, не шевелится. Зато охранник, вернувшись вновь к постороннему, начинает стрелять.

+2

28

<---San-Fernando<--- Industrial | Vladislav Paskevich

Влад резво зашагал ко входу в клуб, словно был уже не с нами, а сам по себе. Плохо, похоже опять забывает, что нельзя терять голову. Дениал промедлил. Не разворачиваясь на близнецов, он сказал:
-Не отставайте. - и почти бегом направился вслед за товарищем, когда тот скрылся за створчатыми дверьми. Тремера остановил единственный охранник на входе (что странно), из-за чего тут же получил от него в челюсть и ушёл в нокаут. Похоже бедолага просто выполнял свою работу и попытался сказать, что с оружием сюда нельзя...
Короткий коридор вёл прямо в главный зал, что в свою очередь был танцполом, на котором отрывалась плотная толпа молодёжи. Дениал тут же понял, что потерял Паскевича из виду. И без того плохое настроение вывело его на грань того, что бы в открытую психануть и выругаться... но в очередной раз сдержался и начал пробираться через людей, усердно дёргающихся на площадке, как бы танцуя. Вообще странно. Похоже все они были не в курсе происходящего на улице. У большинства из них Дениал мог диагностировать "кайф" по расширенным зрачкам. Практически никто не реагировал на то, что у человека в чёрной броне в руках оружие, а если кто-то и косо смотрел, то не решался подорвать общественное спокойствие, не стреляют ведь...
Наконец Вуд поймал глазами Паскевича, когда тот беседовал с охранником. Но из толпы выходить не стал, раз уж тут, по всем имеющимся данным творится какая-то чертовщина. Да и прикрыть его отсюда будет относительно проще, нежели он будет непосредственно рядом.
В этот же момент к Вуду подошла незнакомая девушка в откровенном наряде:
-Эй! крутой котюм! - она тоже была под лёгкими наркотиками - Не хочешь...эй, ты псих!! - Вуд грубо оттолкнул её, поскольку Влад резко исчез из виду. Далее Архонт, расталкивая толпу почти выбежал на край танцпола, постоянно то "ловя" то "теряя" Вентру в гуще людей. Наконец, Пскевич забежал в какую-то дверь с надписью "staff only", через пару секунд туда же вбежал и Дениал. Всё что он успел увидеть - это пистолет, что был направлен Владу в голову. Решение Архонт принял почти моментально:
-На землю, немедленно! - Однако вместо того, что бы по приказу бросить оружие и немедленно лечь на землю, охранник переводит ствол на Архонта  и делает пару выстрелов ему в грудь. Грохот почти полностью заглушён музыкой, но ощущения от этого не поменялись и Дениал чувствует, как кинетическая энергия свинцовых болванок разошлась о броню костюма. В момент потери равновесия, он выхватывает свой "Глок" и выпускает очередь в охранника, после которой тот падает замертво. Архонт не медлит. Он подходит к убитому, и проверяет его пульс. Готов. Несколько пуль попали в сердце, если ещё и живой, то ему осталось пара минут. Потом тут же подходит к двери и смотрит на поведение гостей и охраны - тоже всё спокойно, никто ничего не заметил. Он прикрывает двери и разворачивается.
-Какого... Влад, у меня даже нет слов... Ты в своём уме? - Затем Дениал подходит к нему. Возникает резкое желание взять его за грудки и притянув к себе высказать всё, что накопилось, а напоследок хорошенько врезать, но он снова справляется с гневом. Вместо этого он упёр указательный палец в грудь товарища - Паскевич! Мы не на прогулке! Такое понятие как "осторожность" или "осмотрительность" тебе знакомы вообще?! - Затем Тремер чуть нагнулся влево и посмотрел на тело девушки. Ага. Роксанна. Лицо как на фото. Похоже нашли и довольно быстро. Конечно диалог на тему правильного проникновения на объект можно было бы продолжить, но у Дениала был довольно паршивый вывод по сложившейся ситуации. Он развернулся, глянул на труп охранника:
-Он не поддался доминированию Влад, а значит был под контролем очень могущественного существа. Просто поверь на слово, что могущественного... Если госпожа Ромейн может тебе что-нибудь про "него" сказать, то пусть постарается изо всех сил, поскольку то, что её парализовало похоже не основная проблема. Крови ей сейчас не давай, вряд ли она может глотать... хотя можешь попробовать. В общем, давай, бери свою принцессу на руки и сваливаем как можно скорее. - после чего, Вуд подтянул ремни винтовки и вышел из подсобки, осматривая возможные угрозы. - Чисто!... Ну, быстрей!

Отредактировано Denial Wood (2014-10-30 10:39:44)

+3

29

NPC The Twins пропускает ход.
Очередь переходит к Salome.

0

30

всё с вами понятно
Salome пропускает ход. На задний двор вываливается огромная - человек десять-двенадцать - компания молодых людей с намерением потусоваться на свежем воздухе. У них винтажный бумбокс, гремящий басами на всю улицу, море выпивки и ни грамма здравого смысла. Некоторые из них замечают перевоплощенную Саломею, теней. Они еще недостаточно пьяны для того, чтобы списать увиденное на дурман от алкоголя. Саббат, вам плевать на нарушенный маскарад, но что будет делать присутствующая здесь Камарилья?
Очередь переходит к Laurencio da Silva.

0


Вы здесь » the Final Nights » Compton » Admiral Duncan Club


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC