the Final Nights

Объявление


NEW! 30.12.14 Это наконец-то свершилось - встречайте новое оформление проекта! Для обсуждение дизайна была создана специальная тема, милости просим оставлять отзывы, сообщать о недочётах и отчитываться о качестве работы новой обёртки. Надеемся, вам понравилось!
07.07.14 Мы сдерживаем свои обещания, поэтому позвольте поздравить всех вас с началом первого масштабного сюжетного квеста. Внимательно прочтите это объявление прежде чем преступать к игре. Безопасной ночи!
08.03.14 И всё-таки мы переехали! С новосельем нас всех, дорогие друзья, устраивайтесь поудобнее и не забывайте переносить свои анкеты и посты. Обо всём подробнее вы сможете прочесть здесь. Ещё раз с новосельем! ♥
10.01.14Нам 1 год! В честь этого празднества мы объявляем безудержное веселье, беспредел и упрощенный прием всех персонажей. Не зевайте, и всех с праздником! ♥
05.01.14 Запоздало, но все же от всей души АМС проекта WoD: the Final Nights поздравляет вас, дорогие наши форумчане, с наступившим новым 2014-ым годом и близящимся Рождеством! Спасибо вам за то, что вы у нас есть.
01.12.13 Предновогоднее веселье начинается! На ролевой стартует "месяц супергероев". Участвуйте, будет весело! Обо всём подробнее здесь
19.07.13 Нам полгода, ребята! По этому (и не только) поводу на форуме открыт упрощённый приём.Подробнее здесь
23.05.13 Открыт набор Квей-Джин!
27.04.13 Прием вампиров возобновлён. Добрый вечер.
02.04.13 Открыт максимально упрощённый набор на оборотней! подробнее здесь. Набор вампиров всё ещё закрыт.
01.03.13 В связи с перенаселением прием вампиров временно закрывается. Однако прием по акциям остаётся открытым (акции №1,2,3,4 и 7). Хотим напомнить, что ролевая, всё же, по Миру Тьмы, а не только по VtM-B. Оборотни, люди и призраки нужны нам в не меньшей степени, чем вампиры. Просим проявить понимание.
19.02.13 Нашему форуму исполнился месяц! Спасибо вам, ребят, что вы с нами, отдельное спасибо тем, кто был с нами с самого начала ♥
17.02.13 В игру вводится новая раса: призраки. С подробной информацией можно ознакомиться в FAQе и в разделе Основная информация
10.02.13 Внимание! Поиск модераторов! подробнее...
07.02.13 Открыт прием заявок на лучший пост недели! подробнее...
04.02.13 Прием по упрощенному шаблону продлён до 10 февраля включительно! подробнее...
25.01.13 Настал ещё один торжественный момент: принятые игроки могут начинать игру! подробнее...
19.01.13 Итак, наконец, сей торжественный момент настал: ролевая функционирует, администрация готова к труду и обороне. Гости дорогие, не стойте у порога, проходите и чувствуйте себя как дома, в нашем царстве рады всем! Только сейчас и только для вас администрация не скупится на плюшки, преподнося их в подарочной упаковке. Подробнее обо всем хорошем читайте здесь. Спасибо за внимание, мы вас ждём!


crossOVER

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the Final Nights » Chinatown » Temple


Temple

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://s2.uploads.ru/39mSr.jpg

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

2

Начало игры:
19:47

На лицо что-то село. Азарий поморщился и мысленно прочёл нотацию мухе. Та, неожиданно, оказалась понимающей и явно обладала экстрасенсорными способностями, потому что улетела. Или ей не понравилось, как итальянец перекосил рожу. Одно из двух. Город затих. Неожиданно, надо сказать, учитывая недавнее объявление…Какое? Азарий открыл глаза и присел; постепенно, как подбитый  медведь, переваливаясь и собирая в кучу конечности. Когда горстка костей, мяса и одежды осознала себя единым целым, она с логичным вопросом во взгляде уставилась на половник, который до того крепко сжимала пальцами правой руки, до сине-фиолетовых отметин на ладони.
«Зачем он мне?»- парень изучил кухонный предмет на наличие повреждений. Утварь принадлежала его матери, а расстраивать женщину не хотелось. Никаких отметин, царапин или вмятин. Идеальный такой половник с блестящей ручкой, хоть сразу на рекламный стенд. Правда, налип тёмный волос. Наверное, прицепился с земли.
Второй вопрос на повестке дня – что за земля. Бьянки оглянулся направо. Налево. Красные столбы, обилие иероглифов, деревянные таблички. Ступени, где он и задремал.  Похоже на храм. Причём китайский. «Чайнатаун?»- застигнутые врасплох мыши принялись копошиться и искать ответы. Азарий, словно зритель на последнем сеансе, смотрел мелькавшие фотокарточки воспоминаний: объявлен Судный День, люди паникуют, разрешена самооборона и убийства, идут…Итальянец вспомнил, что в момент объявления был дома с матерью, за стенкой кричал соседский телевизор. Правительство плохого не придумает. Мы должны верить правительству. Оно творит во благо Америки. Ещё он вспомнил, что предупредили насчёт оружия и кухонных предметов; Аз отдал нож матери, а сам взял оставшийся половник, вместо монтировки. В принципе, обороняться сойдёт. Если воткнуть в правильное место. Затем студент сказал, что хочет в храм, молиться за их души. И пошёл. Но в католическом их прихода не было места, а в ближайшей протестантской церкви святой отец сошёл с ума и грозился, что в семь нуль-нуль отомстит всем, кто ему исповедовался в грехах, очернивших его душу. Ноги и линии метро привели итальянца в Чайнатаун.
И здесь были люди. По крайней мере, проснувшись окончательно, он услышал голоса, топот и прочие атрибуты толпы, но с другой стороны здания. Его же угораздило отключиться на задворках. Надо было заправиться кофе перед путешествием, однако то случилось импровизированно. В Чайнатауне должен быть китайский чай. Или лучше отправиться в сторону старого места работы до дайнеров? Либо до любого дайнера в ином районе.
Часов как назло с собой не было. Телефон остался дома. Лишь половник да зажигалка. Зипповская, хорошая. Но в борьбе с одичавшим городом – бесполезная. Если не захочется поджечь кому-нибудь глаза или опалить, как минимум, ресницы и брови. Или волосы. Кому бы? «Пожалуй,  команде поддержки из старой школы. И Саше. Из интереса, успею ли»- а мыши идею не поддержали, затихли. Они слишком боялись Изверга.  При его появлении в зоне видимости грызуны исчезали в районе ушей, сворачивались и прекращали дышать.  Аз считал их странными. В той степени, в которой могут быть странными мыши в твоей голове.
Вместе со жгучим желанием кофе и провалиться обратно в сон, возникла идея съесть каких-нибудь азиатских сладостей, если по пути попадётся палатка. Из-за вырожденного чувства страха Бьянки было глубоко без разницы, хоть разверзнутся Небеса. Зато желудок выпрашивал серенадами. Похлопав по карманам и отыскав целый талон на скидку в кафе-мороженом и двадцать долларов, Зари сложил богатство обратно в джинсы, отряхнулся и обошёл храм, выходя на улицу перед ним.

Отредактировано Azary Bianchi (2014-07-13 05:00:30)

+1

3

Начало игры.
19:55

Кто ездит ночью по гостям – тот поступает глупо. Ну, да это не о Сорен, конечно же. Когда ей ещё выбираться с берлоги то, если только не в комфортное вампиру время суток? Верно, только после закатившегося за горизонт адского пирожка под названием солнце. И не сказать, что Вэлл такая уж пустоголовая деревенщина раз решила свой поход в автосервис организовать именно в тот день, когда весь город панически прячется по норам, а бабушки с ужасом заколачивают окна, подминая трясущиеся от страха коленки внучкам.  Нет, Сора всё прекрасно знала, даже за не имением телевизора, у неё всё ещё был интернет и вечно гудящее в гараже радио. Пожалуй, нужно было быть слепоглухонемым, чтобы не услышать  о грядущих событиях этой ночи. К тому же, Брентвуд, как один из топов по низкой безопасности населения, гудел об этом событии за неделю до начала. Вот так совершенно серьёзно, без преувеличений, можно было услышать от местного шерифа советы по типу: прячьте детей в подвалах и бомбоубежищах, запасайтесь тушенкой и сахаром. И совершенно неважно, что это всего лишь одна ночь Лос-Анджелеса в шкуре Санта-Фе. Главное, что инкубационный кураж имел действие. Единственный блохастый супермаркет на отшибе Брентвуда, и тот был обчищен подчистую. Вэлл с трудом удалось отхватить бутылку «Тичерса» перед отъездом, за которую шла ярая борьба между «малышом Бифом» и каким-то неместным «любителем приложиться к горлу».   
Ну, да это всё не так неважно. Соорудив «любимый коктейль» с кровью и виски в строго рассчитанных «аптечных» соотношениях, Сорен выкатила любимую «четырехколесную девочку» из гаража, и, захватив секьюрити в виде дробовика и добермана Деймоса (на случай важных переговоров), поколесила в направлении Чайнатауна.
- Сarry on my wayward so-o-o-n, - в унисон с радио, подпевала девушка, улыбаясь рядом сидящему доберману, который сопровождал припевы музыкальным подгавкиванием, - There'll be peace when you are done.
Улицы меняли друг друга и где-то уже бесновались местные банды, но Сорен не скромничала со скоростью, не боясь превышать её. И, казалось бы, почему нельзя было поехать завтра или послезавтра? А вот так. Знакомый японский механик Рё с его акцией скидосик за милую улыбку, утром уезжал в страну Восходящего Солнца, закрывая автосервис на целых два месяца. На другие автосервисы денег не хватало, увы, а подвеска нуждалась в срочной замене сайлентблоков. Да, и качество там ни к черту! Только японские механики знают настоящий толк в «Тойотах», также как и американские в «Доджах», а русские в «ВАЗах». У каждой машины свои корни и свои специалисты. Ну, да, в общем и целом, причин было много даже для того, чтобы выбраться в город таким опасным вечером. Много для Сорен, но не для нормального здравомыслящего человека. «Та я быстренько, туда и назад», - типичное недальновидное заблуждение всей легкомысленной молодёжи. 
И вот уже буквально на подъезде к автосервису, Вэлл была вынуждена повернуть.
- Чертовы триадовцы! Ну, почему устроить перестрелку надо именно на моей дороге к счастью? Дерьмо, - недовольно выворачивая руль в сторону от конфликта, Сора шустро поехала в объезд.
Она не настолько сумасшедшая, чтобы ввязываться в мафиозные перестрелки ради подвески, но сдаваться не собиралась. Всегда есть обходные пути. По крайней мере, так говорило внутреннее убеждение знания местности и… к чему же подобное привело? Бинго! К томному зависанию над GPRS навигатором.
- Ой, ну да ладно! Я же облазила весь Чайнатаун вдоль и поперек в поиске того аниме магазинчика и тут не могу найти родную мастерскую… ну, что за дерьмо? – трагически перебирая пальцем по планшету, Вэлл отчаянно вздохнула и припарковалась рядом с первым попавшемся зданием. Глотнув «кровавого виски» из бутылки, девушка отворила дверь машины, давая Деймосу выбежать.
« - Спрошу у местных», - с вполне очевидной мыслью, девушка направилась к магазинчику, но и там и получила грубый толчок от судьбы.
- С собаками нельзя!
- Но я только спросить дорогу!
- Закрыто.
Знаете, каково это услышать грубый хлопок дверью прямо перед носом? Так вот – хреново, мать вашу!
- Ну, и пошли вы… - злобно пробубнев возмущение под нос, Сорен гневно потопала в сторону своей машины.
Пустые улицы вокруг уж слишком как-то опустели, и лишь один величественный храм таинственно переливался огнём китайских фонариков в унисон с мигающими уличными фонарями. Сорен замерла на миг, любуюсь зрелищем, как вдруг в кадр попал некто двуногий. Молодой парень, сонно шатающийся по ночным переулкам. Японский магнитофон. Как же типично, ну, просто классика жанра.
Всё внутри как-то по-зверски зажглось, а янтарные глаза недобро сверкнули во тьме.
« - Нет, нет, нет! Никаких нападений на людей! Тебе это не нужно» - отрицательно покачав головой, Вэлл снова приложилась к горлу, жадно осушив бутылку и гневно разбив её об стену.
« - Снова эти голодные приступы. Нужно езжать домой и поесть, к черту эту подвеску!»

Отредактировано Soren Well (2014-07-11 11:45:34)

+2

4

Сон бродил из глаза в глаз, умудряясь не споткнуться о нервы. Ему было привычно: в каждом студенте Сон был настолько редким гостем, что перестал смущаться непротоптанным дорожкам и торчащим из непонятных тёмных углов фразам на латыни или синусам с  заметками о рибонуклеиновой кислоте, в зависимости от специальности обучающегося. В Азарии Сну было скучно, тесно, но уличные беспорядки твердили ему остаться в безопасности. В зависимости от положения Сна – у левого или у правого глаза – Зари кренило то в одну, то в другую сторону.  Спустя три метра, он понял, как лучше противостоять силе тяготения, и стал раскачиваться в противоположную сторону, чтобы на четвёртом метре начать двигаться нормально. Вдалеке грохотала перестрелка или фейерверк – в конце концов, это Чайнатаун. Китайцы, едящие эмбрионы младенцев, могли запускать салюты даже в день траура. Почему-то Бьянки сомневался, что сегодня у торговцев оружием, контрабандой и прочим день отличается от прочих. Китайский квартал жил своей жизнью, в отличие от трясущегося Голливуда или резко осмелевшего пригорода: в обычные дни хулиганам не хватало смелости убить кого-то, кто выглядит значительно грознее бомжа.
Хотелось есть и выпить горячего нектара богов, амброзию мегаполисов, дымящийся обломок облака, на котором восседает Бог…кофе. Потерев тыльной стороной ладони лицо, Аз вдавил Сон в себя, отогнав от необходимых органов в количестве трёх штук: двух глаз и рта. Было бы плохо разучиться говорить сегодня. Бандитов или сумасшедших (себя ни в коем случае к ним Мышь не приписывал, он был адекватен и здоров) рядом в сильной концентрации не наблюдалась. Лишь девушка с планшетом и грустной ухмылкой ненавистницы тупящих девайсов. «Она ищет? Или у неё есть карта. Надо узнать, как пройти к метро, либо адрес круглосуточной забегаловки,»- парень пальцами причесался, чтобы не отпугнуть объект, обладающий информацией. Толку было мало: кудри остались на прежнем месте, свернувшись пружинками. «Сойдёт». Мыши на девушку косились, робко напоминая, что это не тот город, где следует доверять милым существам.
Бодрой походкой (вместив в неё остаток имевшейся  энергии), Зар подошёл к незнакомке, улыбнулся, вежливо, но не натянуто, и тоном под стать спросил:
- Простите. У Вас есть карта? Я ищу метро, но не знаю район.
Где-то забилась мысль, что надо было отряхнуть рубашку, наверняка остались следы. Либо свернуть и повесить её на пояс, оставшись в любимой спортивной майке и демонстрируя кости, чем бы отвлёк от грязи на белом. Как говорится, хорошие идеи приходят после.
- Прикольный день для прогулок. – Сказал скорее себе, глядя вперёд и улыбаясь уже искренне. Витавшее в воздухе напряжение смешило. Город оставался городом, пороки -  пороками, желания – желаниями. Почему стоило бояться и трястись сегодня, запираться в бункерах? Почему не вчера? Неужели сосед, чью собаку вы переехали на пикапе, захотел убить вас только сегодня, а не покупал яд для вашего кота дюжий месяц подряд, подливая валерьяну? Или вы резко захотели отомстить боссу сейчас, ведь он уволил вас шесть лет назад, и жизнь пошла под откос? Вопрос не в законности. Если есть реальная цель, на наказание не посмотрят, либо сбегут или откупятся. Смешная ночь.
Издалека молодой человек не обратил внимания на пса, стоящего рядом с хозяйкой. Они были похожи. Девушка и доберман. Оба поджарые, лёгкие и готовые сорваться с места, возможно, весёлые, скорые на решения и горячие по молодости. Зари часто сравнивал людей и животных. Для него было в порядке сказать какой-нибудь девчонке, что она и крокодил с фотографии на рекламе зоопарка – одно лицо. В том не было ничего оскорбительного. Каким-то образом парень воспринимал черты отдельно от расы или принадлежности, искал идентичные блики в глазах или сопоставлял впечатления, производимые объектами.  Вторым фактом для затравки стало отсутствие поводка. «Не сбежит от шума или выстрелов?». Собаки часто пугаются салюта, этот же пёс лояльно относился к доносящемуся до храма грохоту. При взгляде на него пропадала сонливость. Просто образец собранности. Или желания поиграть, кто знает. «Надо будет в будущем завести зверушку. Собаку или кошку. Или канарейку. Матери понравится, если дома будут трели.» Зар старался удержать в поле зрения и четвероного, и его хозяйку, чтобы не показаться бескультурщиной.

Отредактировано Azary Bianchi (2014-07-09 22:22:10)

+3

5

Самовнушение – сильная черта характера порою и сильных, и слабых людей.  В зависимости от того что себе внушает человек можно поверить во что угодно. Что земля квадратная и стоит на четырех слонах, черное – это такое же белое только черное,  полететь безопасно на солнце можно только ночью, когда оно не светит, а вампиру есть людей совершенно не обязательно и вообще аморально. Вот так вот всё просто, стоит только убедить себя.
« - Разрази меня гром, он ещё и идёт ко мне! Нет, нет, ну не надо, мне и так тяжело сдерживать себя, парень!» - именно убеждением и постижением своих внутренних запасов терпения и самообладания сейчас занималась Сора, отчаянно пытаясь заставить себя включить режим «шторы» и отморожено прыгнуть в машину. Но чертовы ноги отказывались идти, а чертовы глаза продолжали с голодным интересом смотреть на приближающийся человеческий сосуд вкусностей. Отвратительно же, ну! Ещё год назад она была таким же ходячим мешочком с протеином, даже и не подозревающим, что в тёмных уголках города обитает теперь подобное ей кровожадное «зверье» из фильмов ужасов. А теперь что? Смотрит на парня как на свиной бифштекс, добровольно идущий ей прямо в тарелку.  Ужасно… ну, за что ей всё это? Ведь хотелось жить обычной студенческой жизнью, с ноткой бременского музыканта, есть острый буррито по утрам и запивать ванилачино. А теперь что? Весь мыслимый и немыслимый диапазон блюд соединился в одной дикой жажде к человеческой крови и больше ни к чему. Серый тлен и безысходность.
Вэлл жадно вдохнула воздух (который ей, собственно, и не был уже нужен для поддержания жизнедеятельности) и сконцентрировалась на живом объекте.
« - Ну, же, успокойся, возьми себя в руки, вспомни, чему учил тебя Берг. Ты контролируешь Зверя, а не он тебя» - девушка почти приветливо улыбнулась незнакомцу, однако дикий голодный блеск в её глазах скрыть так и не удалось. Ну, да ладно, паренек, судя по внешнему виду, на полном  тормозе. Авось и не заметит ничего. Он явно был старше самой Сорен на пару лет и выглядел как-то болезненно что ли. При приближении удалось рассмотреть его жизненную ауру – вроде и живой красный цвет, но какой-то невзрачный. Не пульсирующий жизнью, как это бывает, например, в ауре детей – ярко-алой и насыщенной. Что-то в этом незнакомце настораживало, в плане вкусовых качеств. Да, и Деймос как-то странно зарычал, стоило ему унюхать кудрявого.
- Шишь, - легким движением руки Сорен успокоила пса, от чего тот обиженно посмотрел на хозяйку, но продолжил изучать человека взглядом так и говорящим ему: «я слежу за тобой, двуногий», - Метро, да? Секунду, - задав соответствующие параметры в навигаторе планшета, Вэлл ожидающе уткнулась в дисплей, пока устройство прокладывало оптимальный маршрут по карте.
- Хех, верно подмечено, - кивнула головой на замечание, - А вы тоже не из пугливых, смотрю, - после чего тоже подметила положение парня на фоне гудящих где-то вдалеке перестрелок.
- До метро пол часа ходьбы. Вот, можете посмотреть маршрут, - улыбнувшись, Вэлл даже не побоялась повернуть планшет поближе к незнакомцу, чтобы тот смог детально рассмотрел путь.
Ни один человек в здравом уме не рискнул бы свистнуть его у неё, пока рядом за всеми действиями наблюдали два злобных собачьих глаза.
- Мощная штука, – иронично указывая взглядом на кухонный паломник  в руке незнакомца, прокомментировала девушка.       
« - Интересно, как далеко бедолага дойдёт с этой ложкой? Пули на лету отбивать что ли будет? Эх… Что за беспечность. Ладно, не моё это дело», - пока парень рассматривал маршрут, Сора достала ключи и разблокировала сигнализацию на машине, явно готовясь к отъезду. «Тойота»  положительно моргнула фарами, подавая знак, что готова отправляться в путь.
- Может подбросить? Я всё равно буду проезжать мимо, - вдруг промолвила Вэлл.
« - Ну, вот. Теперь мы играем в благотворительность с теми, кого тайно хотим съесть. Что за жалкое существование я веду...»

Отредактировано Soren Well (2014-07-10 16:03:35)

+2

6

Начало игры;
20:05

оффтоп:

я серьёзно не знаю, что у вас тут за время, но настоятельно советую его поставить, ибо потеряемся. своё я подправлю в случае чего.

- Оооо, так вот где тебя носит.

Первым желанием было схватить девчонку в охапку, кинуть её на переднее пассажирское сидение, завести мотор и погнать по улице вниз, пока дорогу не забили случайные автомобилисты-смертники, готовые в любой момент врезаться на полной скорости в твою красавицу. Такая перспектива точно уж не устраивала Берга, который был вынужден оставить свой «Тандербёрд» в гараже, дабы не рисковать лишний раз. Хорошая эта была идея или не очень – добираться пришлось на метро в достаточно подвешенном состоянии, в котором желание закурить сильнее здравого смысла, а незнание того, можно ли сегодня нарушать дурацкие законы, ещё сильнее действует на нервы, - но в Чайнатауне вампир оказался достаточно быстро. Не то чтобы он приследовал идею отыскать свою подопечную и насильно погать домой, но раз случай предоставил ему такую возможность, то почему бы и нет?

На самом деле Бергсвейн ехал к азиатам только потому, что там было относительно спокойно. Разуменее всего в такой ситуации оставаться на месте и не дёргаться. Найти, к примеру, относительно защишённое место, залечь на дно и прождать до вечера будущего дня. Поэтому вторым желанием оказалось снова уцепить Сорен, но на этот раз запихать в убежище и сидеть, караулить. Одно удивительнее второго. Отвратительная ситуация. Ведь нет гарантии того, что катаяны согласятся терпеть на своей территории чужаков? Разумеется. Они расправятся с ними при первой подвернувшейся возможности. Что ж, сегодня ночью им повезло. Могут устроить вечеринку.

Поравнявшись с неонатом, вампир закурил, радостно отмечая про себя, что напряжённые нервишки перестали вибрировать, как бельевая верёвка на порывистом ветру. Но его по-прежнему трясло. Что бы ни происходило сейчас в центре, на окраине, в курортных районах – это неправильно. Только сейчас точно было не место для революций. Как-нибудь потом. Когда не будет риска рассыпаться в прах после стольких прожитых веков.

- Привет, малыш, - Берг не глядя  провёл ладонью по голове добермана и похлопал того по холке. – Сорен, ноги в руки и прыгай в салон. Пришла пора убираться отсюда куда-нибудь подальше, и желательно, чтобы это «подальше» не выходило за пределы моего зрения.

Неизвестно, станет ли она протестовать или же, наоборот, спокойно среагирует, и через каких-то 40 минут они будут подъезжать к Санта-Монике, но вампир на всякий случай напустил на себя ещё более решительный вид, чем обычно. При этом он напрочь игнорировал стоящего подле своей подопечной парня. Он был пока что лишним на этом празднике жизни.

- Ну? Пошевеливайся, давай.

Подтолкнув неоната в спину в сторону машины, он напряжённо поглядел по сторонам, на всякий случай сканируя местность на предмет слежки. Чем чёрт не шутит? Берг пожил на этом свете достаточно, чтобы начать подозревать каждый апокалиптично шуршаший по асфальту бумажный пакет из-под бургеров. И это на абсолютном серьёзе, исключая всевозможные лирические отступления и занудные комментарии о том, что древний не может опуститься до такого уровня. Разумеется нет. Просто осторожность никому не мешала, особенно в такой ситуации, в какой оказалось без малого абсолютно всё население Лос-Анджелеса. Представив то, что случится со всеми сосудами к семи утра, вампир в который раз за сегодня молчаливо повращал глазами. Бред. Бредятина.

Убедившись, что никто более не сомневается в его решимости, гангрел повернулся к смертному пацану, сжимающему в руке столовый половник. Стебётся что ли? Или у него на фоне происходящего сорвало крышу? Во всяком случае, угрозы этот чудак никому не представлял.

- Ты, - Берг указал на незнакомца пальцем, - едешь с нами. Конечную точку скажешь уже по дороге. А теперь бегом в салон.

+3

7

Псу Зари, похоже, не понравился: животное ощерилось, но не шло против воли хозяйки. Или он реагировал на незнакомцев в русле потенциальных врагов, представляющих опасность для юной особы? Или собаке не нравились мужчины. Но пёс-сексист – это как-то слишком, даже для LA. В городе Падших Ангелов хватало всего понемногу, не стоит добавлять новые особые виды извращённой действительности. Лучше бы встретились ангелы. Что взять с мечтательного человека, оставившего в укромном от психологов уголке мечту повстречать свежим ранним утром на улице роющегося в мусорном контейнере ангела с перемазанными в мазуте белыми перьями и кошачьим хвостом вокруг шеи? Иной образ бы не вписался в мегаполис. Слава Христу, ни один психолог или психиатр не был знаком с крошкой Азарием лично; Провидение заботилось о правительственном бюджете, иначе содержать не вышло бы – минимальная страховка была просрочена энное время назад, о себе парень не заботился. В преддверии Судного дня даже злостные неплательщики старались возобновить обслуживание по полису, чтобы дожить до часа открытия больниц и воскресить оторванные руки или кому с чем повезёт. Бьянки обязан был отличиться. Учитывая, что деньги имелись, Саша исправно переводил круглую сумму на счёт.  По меркам нищеты, конечно, круглую. Обычный достаток среднего класса.
Чтобы не выглядеть недружелюбным, Зари спрятал половник за собой, однако грозное оружие было замечено.  Пёс смотрел на юношу, тот – на животное. Немой диалог, развязавшийся между ними, выдавал непонимание с обеих сторон. По крайней мере, студент явно не питал надежд выглядеть мощным маньяком, грозой безвинных.
О, чудо техники! Маршрут проложен был быстро, удивительно, учитывая время, чем итальянец мгновенно поделился:
- Скорость соединения высокая. Странно, если бы отключили всю связь, было бы логичней. Всё равно 911 не отвечает, так почему остальное оставили?
Он рассматривал улицы, запоминая названия, скакавшие из глаза в глаз. Сосредоточившись, прикрыв веки, выдохнув и открыв вновь, Азарий смог прочесть, где и что есть. Оказывается, заблудиться в трёх соснах – про него. Как ноги занесли? «Культурных слов нет. Я у мамы имбицил, что поделать»,- минута самокритики не мешала оценивать проложенный маршрут и взгляд девушки на грозное оружие, должное вселять ужас. В затылок кольнуло откровение: действительно, зачем надо было брать половник?.. Кроме ножа, в доме где-то валялся молоток, на худой конец. Решив не подавать вида, Зари продолжил сжимать кухонную принадлежность.
Отказываться от поездки было глупо и небезопасно. Краем сознания  факт опасности понимался и принимался, но ещё сильнее било чувство под названием «ты же опять потеряешься».
- Вы меня спасёте. Благодарю. – И снова улыбка. Прямо День Независимости, счастье, шариков не хватает. Горячая южная кровь, присущее ей радушие, веселость и открытость.  У местных встретишь редко.
Как и во всех триллерах, голос сзади изменил сюжет.  Аз поместился в вакуум, выпал из сцены. Он слышал, как мужчина разговаривает с девушкой, строго. Новопришедший был похож на отца или старшего брата незнакомки, в них проглядывалось отдалённое сходство, ещё и повелительный тон. Впрочем, повелительный тон «иди-быстро-руку» Мышь слышал постоянно от Мусы, здесь же была забота. Трогательная и громкая.
Устремив взгляд вменяемых (в кой-то веки) очей на палец, Бьянки понял, что лучше повиноваться без вопросов. Не хватало поднять руки и сдаться, но это будет перебором, поэтому парень просто забрался на заднее сиденье, чтобы не мешать. Можно же иногда претвориться декорацией в чужом театре? Если, конечно, не деревом, которое сожгут. Если рядом сядет пёс, а он точно будет рядом, неминуемо продолжение странных гляделок.

Отредактировано Azary Bianchi (2014-07-13 05:01:11)

+1

8

Парень долго изучал планшет, отчаянно пытаясь запомнить все извилистые повороты змейки отображаемого маршрута. Было заметно, что у него явно были проблемы с запоминанием.
- Видимо, правительство сочло невозможность обновить твиттер куда более опасной ситуацией, чем вызов 911, - иронично подметила Сорен, соглашаясь с абсурдными условиями, созданными нынешней властью.
К чему вся эта показуха? Судный день? Ночь беззакония? Для чего же тогда политики греют своими задницами кресла парламента? Не они ли глас правопорядка и безопасности великой и могучей Америки? Вроде бы и да. Но что это за порядок, который допускает беспорядок, да ещё так борзо, смело и официально?! Приехали. 21ый век, расцвет демократии, мать её так. Бедлам, не иначе. Вэлл ненавидела политиков и всю правящую касту. И неспроста. В этих людях не было ничего «святого», и не с точки зрения религии, а просто с точки зрения обыкновенных человеческих качеств: они все прогнили изнутри и своей нескончаемой жадностью распространяли заразу в сердца своего народа, прикрываясь под лживой пропагандой патриотизма и любви к собственной стране. Наверняка, вся эта шумиха устроена для «чистки» неугодных власти индивидуумов. И, наверняка, она пройдет более чем успешно. Ведь чертова гнилая система работала, как часы. Из года в год, из столетия в столетие, из поколения в поколение. Возможно, в людях изначально было заложено стремление к самоуничтожению. Как знать? Слишком философский вопрос, и не Сорен судить об этом. Хотя, пускай, она уже и не относилась к роду людскому, уверенность в том, что многие вампиры ничем не отличаются по прогрессированию духовного гниения от людей, уверенно оставалась в её убеждениях. Вся земная разумная жизнь скорее уничтожит друг друга, чем оставит собственные жадные и эгоистичные притязания на этот, тонущий в пороке, мир…
Но вести мысленные дебаты по поводу устройства общества, Сорен выдалось недолго. Знакомый нордический голос из-за спины обвалился, как снег на голову. Ну, конечно, это Берг. Он всегда рядом, где-то наблюдает за тобой из тени и следит, чтобы ты, глупая молодая девчушка, снова не вляпалась в очередные неприятности. Вернее, на данный момент он уже решительно подталкивал Вэлл в машину, словно непослушного ребёнка.
- Но сайлентблоки… - а, к черту. Какой толк с ним спорить? Сама ведь собиралась уже уезжать домой. Стало как-то неудобно перед парнем, которого Сора обещала подвезти, а угрюмый опекун, видимо, был не в самом лучшем настроении рассматривать другие кандидатуры горе-путешественников, которым не сиделось дома.
- Да, сажусь, я сажусь, всё! – слегка обиженно надув губы, Сорен уселась на пассажирское сидение рядом с водительским. И обида была даже не в том, что её загоняют домой «рано ночью», а именно потому, что Берг собирался рулить. Ревность к собственной машине была для юной неонатки просто неизмеримой. Это же её сокровище. Её прелесть! Хотя всё было не так плохо, конечно же, ведь учил водить машину Вэлл никто иной, как сам Берг. Но детский синдром собственника перерасти так и не удалось. Обидки, конечно, смягчились тем, что опекун таки заметил бедолагу с паломником и словесно затолкал того в машину. Нарушать обещание подвезти как-то не хотелось и хорошо, что проблема решилась сама собой.
Правда, будет ли тому комфортно, Сорен сомневалась – ведь на заднем сидении расположился Деймос, властно заняв большую часть сидения. Девушка с укором оглянулась на пса, и тот немного подвинулся, хотя продолжал играть с парнем в гляделки. Ну, пусть так, абы только не кусался.
- Ну, куда мы хоть рулим, босс? – с ноткой смирения и недовольства одновременно, промолвила Вэлл, оглядываясь на рядом сидящего Берга.
Стало как-то спокойнее на душе, даже голодные позывы пропали, от чего неонатка расслабленно расплывшись в сидении, почувствовала себя более уверенно.
- Прости моего… э-э-э, - подбирая нужную роль для Берга, Сорен немного запнулась, оборачиваясь к парню на заднем сидении, - брата- Называть Берга дядей нелепо – он выглядит всего на пару лет старше меня! он немного хмурый. Я, кстати, Сорен.
Запоздалое знакомство, но хоть какое-то! Не хотелось ехать в гнетущем молчании, оно удручало, да, и выглядело как-то сумбурно.
- Я думаю, в метро сейчас также «безопасно», как и на улицах, поэтому лучше будет, если мы вас подбросим до дома, да, Берг? – порою Вэлл забывалась, что находилась не в лучшем положении, чем незнакомые ей люди, но человеческий фактор не давал ей просто так выкинуть этого соню с паломником на ступеньки метро, где шатается не только местная шпана, а чего похуже. 
Но вот как отреагирует на это сам Берг было неясно, хотя, скорее всего, отрицательно. Но попытка, не пытка. Он ведь тоже добрый малый, раз уж взял на себя опеку ненужной никому сиротки в своё время. И по сей день продолжает приглядывать за ней. Что это, как не примитивный акт милосердия и доброты? Вэлл продолжала слепо верить в то, что вампирам не чужды подобные эмоции.

Отредактировано Soren Well (2014-07-16 23:40:54)

+2

9

YOU ARE UNDER ATTACK

[float=left]http://se.uploads.ru/YnDOL.png[/float]Имя:Алекс, Дим, Джорджи, Пит.
Известны как: -.
Раса: Люди.
Характеристика: Обычная банда школьников-второгодок, часть которых успела побывать в исправительной колонии за совершенные преступления разной степени тяжести. Алекс - лидер и заводила - социопат, агрессивен и неуправляем. Жестокость доставляет ему неземное удовольствие, как и удовлетворение примитивных человеческих инстинктов. Любит все запрещенное, ненавидит валяющихся на обочине пьяниц. Дим - самый толстый и самый глупый в группе. Джорджи - смышленый парень, но немного трусливый, потому подчиняется Алексу. Пит - тихоня, толком ничем не выделяется. Совершают преступления в странноватых масках, грабят, насилуют женщин, убивают большей частью грубо - забивают палками насмерть. У всех четверых кроме палок никакого оружия нет, но в рукояти палки у каждого спрятан нож. Бьют со всей дури и получают от драки удовольствие.

- Я пою-у-у-у под дождем! Пою-у-у-у под дождем. Что за дивное чувство. Я снова влюблен! -так, с задором и с прискоком, Алекс ходил вокруг своих друзей, пока те выбивали живой дух из очередного выпивохи. Старик стонал, как стонут скрипки в его любимых симфониях. О, что за дивные звуки!
- Так-то лучше, старый пёс! Эй, Джорджи, лупи его посильнее, что-то он перестал кричать.
Хмыкнув, щуплый Джорджи наградил пьяницу мощным пинком в грудь, но тот не издал ни звука.
- Братишка, кажись, он уже отдал концы, - отрапортовал он, вытерев окровавленный ботинок о полу плаща старикашки. - Тут оставим, или столкнем в канаву?
- Оставь, братиш, никто не заподозрит нас сегодня, так незачем прятаться! - Алекс даже не стал обыскивать карманы пьяницы, прекрасно зная, что не найдет там ни гроша. - Прощай, пальто с вонючей начинкой.
Еще раз от души пнув труп под дружный гогот друзей, Алекс, весело пританцовывая, пошел вперед, закинув стек на плечи. Его котелок лихо сполз вбок, а колени были грязными от пыли, но тем даже лучше - грязь этой ночи была святой грязью. Остаться чистым сегодня было бы сродни греху монашки, лишившейся невинности у алтаря.
- Почему мы ушли так далеко от дома, Алекс? - почесал нос Джорджи, догоняя командира. - Почему не пошли в Комптон, дразнить чернозадых?
- В самом деле, почему мы не пошли "дразнить чернозадых"? Скажешь, Дим? - толстяк глупо заржал, но помотал головой. - А ты, Пит? Что, тоже не знаешь? - угрюмый Пит ответил так же.
- Потому что, мои недалекие друзья, у нас сегодня праздник! - Алекс на ходу обернулся к друзьям и развел руки в стороны, как будто хотел всех обнять. - Так что вместо чернозадых у нас в меню желтопузые.
Дим снова заржал, как лошадь, а Алекс, приметив впереди блестящий, как жук, автомобиль, с разбегу запрыгнул на его багажник, а оттуда на крышу, от души потоптался и спрыгнул на капот, где присел, вглядываясь в салон.
- Вы, господа, на китайцев не похожи. Небось и по-нашенски разборчиво способны изъясняться? - на губах малолетнего преступника появилась хищная, приторная улыбка, так что на щеке появилась очаровательная ямочка. - Что скажете о сегодняшнем вечере? Вы ходили в здешний храм о потерянных молиться душах, или эта ночь для вас - такой же праздник, как для нас?
Беззастенчиво притопнув ногой, будто отбивал ритм, Алекс постучал по капоту авто кончиком стека и, ловко спрыгнув наземь, заглянул в салон. Его шальные голубые глаза наткнулись на беспокойно-круглые девичьи, и лицо бандита вмиг переменилось.
- О, чудо!.. Братья! - сияя радостью, Алекс подозвал подельников. - В этом лакированном корыте прячется красота, какой давно мы не видали. Ату, братишки, вскроем консервную банку! Девчонку мне, а мужиков - на корм собакам!
Оглушительно захохотав, Алекс размахнулся и вынес автомобилю боковое стекло, затем вцепляясь в дверь с намерением открыть. Дим и Джорджи бросились на кудрявого мужчину, который выглядел покрепче остальных, щедро награждая его побоями, а юркий Пит вцепился в волосы тому, что был поменьше да посмазливей, и потащил его прочь из салона. Не хватало только музыки, но Алекс быстро этот недочет исправил.
- Я танцу-у-ую под дождем! Танцу-у-ую под дождем! Что за дивное чувство. Я снова влюблен! Привет, красавица! - со всей нежностью, на которую он был способен, бандит схватил девчушку за шиворот и за волосы, рывком вытаскивая из салона авто. - Будь паинькой, потрепыхайся да покричи!
Где-то сбоку послышался визг собаки, которой, похоже, досталось от стека.


[NIC]The Players[/NIC]
[STA]orange[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/JDbD.png[/AVA]

+4

10

Девушка была права, абсолютно права на счёт глупости правительства и популярности Твиттера: в последний год любое событие обозначалось не в средствах СМИ, любимых нашими бабушками и родителями, не в газетах или журналах, а напрямую в Интернет-сообществе. «Птичка начирикала».  Зари был готов поспорить, что в эту ночь Твиттер наполнится тегами  «LA, Судная Ночь» и записями вроде: «Так я умер, мир!» или «Помните мои кишки на перекрёстке» и т.д. Будут прикреплённые фотографии чужих зверств. Ещё Азарий был достаточно умён, чтобы понимать, что ни один твит не будет опубликован дольше, чем на секунду. Эти теги заблокируют. Не только их, любое упоминание о ночи не покинет город, ибо оно невыгодно. Слава демократии! Уже в машине итальянец нахмурил брови и тихо щёлкнул пальцами, уловив очевидное: SIP-телефонию никто не отменял, она использует Интернет-канал. Звоните 911, если, конечно, на счету есть деньги. Звонок экстренным службам через Веб во всех странах платны. Умирайте  с шиком, господа выпендрёжники.
С псом общий язык Зари нашёл быстро. Гляделки уравняли их на отрезок страшной ночи, либо, признать правду, Деймос  достаточно рассмотрел парня, чтобы сделать вывод об отсутствии конкуренции на своё место. Спустя пару секунд на заднем сиденье стало просторно сидеть. Пёс отодвинулся, Аз остался на месте, его больше привлекал вид за окном. Судьба редко забрасывала его за годы жизни в LA в Чайнатаун. Даже в темноте улицы пестрили красками: красные ленты, зелёные огоньки, золото. Запах чая и специй, заглушаемые привычной вонью бетона и испачканного городского асфальта. Не хватало задушевной песни в автомобильных колонках. Наверное, для атмосферы по радио будут пускать блюз потоскливей.
Мышь протянул приободрившейся девушке руку. Не целоваться же? Как-то манерно и глупо.
- Приятно, - по-настоящему. Ему нравились люди, способные живо улыбаться. – А я Азарий, можно Зари. – Не скажешь, что прозвище Зари ему прикрепилось отнюдь не от сверстников, а от Изверга, до того, как тот окончательно перестал видеть в подопытном оболочку опытов и «мышь», за расспросами о древней Византии, одной из приятных плат  их договора. Бианки снова удивился доброте девушки. Нет, поразился – точнее. Подобрать в эту ночь чужака и предложить подбросить до дома. Неимоверная щедрость. На грани сумасшествия. Изумление явственно отразилось на лице и во взгляде. – Вы подвергните себя опасности, пересекая город. Не стоит, спасибо, не стоит. Я доберусь в полном порядке, когда выпью кофе. – Смешок. Не теряя надежды, как говорится. – Выкиньте меня, когда проедите мимо любого дайнера. Пожалуйста.
Не всё коту Масленица. Идиллию нарушили четыре противных старшеклассника из тех, кому сверстницы не дают под страхом смерти, судя по бреду, доносящемуся до ушей сидящих в салоне. Не успел Мышь среагировать, как рядом посыпалось лобовое стекло. Зари метнулся, поднимаясь в сторону брата Сорен, посчитав, что большая часть осколков направилась прямиком на мужчину.  Вот и настало время выживать. Рассмотреть, в порядке ли водитель, мигрант не успел – его бесцеремонно схватили за волосы и потащили. Если бы итальянец пристегнулся, он бы точно лишился половины кудрей. Так парень отделался всего-то неглубокими царапинами от стекла. Как Азарий жалел, что в машине не ударили по газам буквально мгновение назад, когда можно было переехать ублюдков, испачкав разве что бампер.  На китайцев господа в машине похожи не были, но младшего из «сильной половины» с лихвой выдавали смуглая кожа и вьющиеся волосы, чтобы не признать в нём приезжего с юга. Одна надежда, что идиоты не всех иностранцев отличают от, по их мнению, правильных американцев, в крови которых смешалось полно национальностей.
На пути из салона было двигаться неудобно – сильнее размахнёшься руками, получишь осколки под кожу. Не теряя времени, Зари затеял претензию на драку. Сдаваться без боя он не собирался, тем более, следовало помочь Сорен, хоть как-то, пока эти малолетние придурки не сотворили с доброй попутчицей нечто ужасное. Бьянки поступил не по-мужски, перевернув половник и ударив с силой ручкой в самое больное место, как бы не поступил никогда, если бы считал отморозков людьми.
- Мрази! Только попробуйте ей что-нибудь сделать!
Из раздела «Моська лает на слона», однако боевой дух студента зашкаливал. В нём проснулся бессмысленный героизм. Поразительно, что малолетки спустили высказывание о девчонке, не стали оспаривать право на первенство. Если через удар будет время для разговора, стоило бы им напомнить о раздорах, если сами не догадаются.

[mod]Старшеклассников в банде четверо :)[/mod]

Офф:

Извиняюсь, обсчитался. Исправил.

Отредактировано Azary Bianchi (2014-07-30 22:59:53)

+1

11

А парень, представившийся Азарием (что за чудное имя), вежливо отказался от щедрых самаритянских предложений Сорен. И та уже было хотела продолжать того уговаривать вплоть до того момента, пока Берг нервно не кольнет «добрую душу» в костлявый бок, дав сигнал успокоится уже. Но… такого вот ненавязчивого сюжета не случилось.
Наверно, было наивно предполагать, что в такую ночь всё пройдет спокойно. Они слишком долго собирались… и в итоге топот приземлившихся «медвежьих лап» на крышу машины, а затем на капот  определили для троицы в Чайнатауне «веселый вечер». Сорен поёжилась, потянувшись рукой к водительскому сидению за дробовиком, но не успела его ухватить. Её грубо оттянув за волосы, вытащили из машины и потянули на улицу, при этом разбив боковое стекло. Гнев начал вскипать внутри неонатки неудержимым потоком. Эта банда молодых отморозков даже и не подозревала на кого напоролась. И нет, нет, Сорен не имела в виду себя. Ни в  коем случае, она всё ещё была слишком близка к человеческому поведению и банальному девичьему страху за собственное благополучие.  Даже её мёртвое сердце неприятно кольнуло в груди от той мысли, что собираются сделать с ней это малолетнее хулиганье.  Пожалуй, только единственная вещь не давала гангрелке полностью слететь с катушек и потерять столь хрупкое самообладание – присутствие Берга.  Вэлл была уверена в том, что опекун без особого труда даст отпор агрессивной шпане. Но этого не происходило и ярость, перемешанная с толикой страха начала подступать к горлу и разливаться жаром по всему телу, которое начинало неконтролируемо меняться. Сорен очень плохо контролировала изменения, происходящие с ней в подобных ситуациях . Потвердевшая и побелевшая кожа, болезненное покалывание в пальцах, ногти которых медленно удлинялись, преобразовываясь в тонкие острые когти: всё это было откликом на её бушующие эмоции. Не зря принято считать, что молодые гангрелы очень неопытны и агрессивны в первые годы своей жизни, из-за чего многие из них быстро скатываются по дорожке к Зверю. Сора боялась подобного исхода, но никак не могла противодействовать неконтролируемому превращению. Её глаза налились алым зловещим цветом, отображая толику Зверя внутри, а клыки словно удлинились и стали острее.
« - Этот парень Азарий всё ещё здесь… если он увидит меня, то…»
- Беги! – прорычала Вэлл в сторону попутчика, который бросился ей на помощь. Её голос тоже изменился и уже не походил на тот приветливый женский тон.
Она отчаянно пыталась сдерживать себя, уповая на то, что конфликт будет исчерпан до того, как она впадёт в бешенство. Почувствовав воистину поражающий воображение приток сил, Сорен ухватилась когтистой рукой за запястье хулигана, что держал её за волосы, и со всей силы сдавила, так что её когти начали плотно впиваться в незащищенную кожу.
Деймос, получивший от стека оплеху, тем не менее,  быстро вернулся в строй. Пёс-гуль, ощущая связь со своей создательницей, был готов сражаться до самой смерти. Доберман со злобным рыком и присущей ловкостью данной породе, метнулся в сторону главаря, который удерживал Сорен, намереваясь плотно впиться челюстями в руку со стеком.

Отредактировано Soren Well (2014-07-30 14:02:56)

+2

12

Почти любовно Алекс уложил на землю свою желанную добычу, наслаждаясь трепыханьями и воплями ребят и жертв со спины. Одна его рука по-прежнему сжимала волосы, другая шарила по телу девушки, с удовольствием ощупывая плавные изгибы и выпуклости. Внезапно ставшая твердой кожа его не смущала. Напевая приятным баритоном любимую мелодию, Алекс предвкушал, какое удовольствие его этим вечером ждет, не сразу почувствовав боль в руке. Его пальцы, сжимающие волосы девчушки, онемели, и поначалу хулиган даже счел это забавным, но когда хрустнула кость, а острые ногти жертвы вспороли кожу до крови, он заподозрил, что что-то идёт не так.
- Эй, Дим! Дим, толстяк! - позвал главарь, но тот ответил не сразу, занятый избиением собаки, что грозилась его растерзать. - Поди сюда, грязный хряк, или, клянусь, я заставлю тебя съесть собственную шляпу!!
Против такого аргумента Дим не смог бы пойти, а потому, оставив животное, грузно пошел к Алексу, чье запястье уже было вывернуто под неестественным углом. Боли лидер не чувствовал - ему не дала порция наркотика, которую он принял вместе с порцией молока.
- Держи девчонку, Дим, и вырываться не давай.
Вместе с толстяком они перевернули пленницу на спину, и Алекс тут же уселся ей на колени, сломанной рукой помахивая в воздухе, как флагом:
- Красота моя, ты точно кошка. Посмотри, Дим, как сияют глазки, и как остры клыки.
Побледневший было от звериного вида девушки толстяк глуповато заржал:
- Ты только ртом ее не пользуйся, а то еще откусит!
- Ты грубиян, невежда и дурак, - отчитал товарища Алекс, как в школе старый учитель чихвостит хулиганов, а после этого со всей силы ударил его стеком в живот. Тот застонал и скрючился, а лидер, отложив Стек, вновь занялся своей добычей.
Тем временем Джорджи и Пит разбирались с кудрявым дылдой и еще одним кудрявым коротышкой. Видя свирепость того, что поменьше, оба хулигана пошли первым делом на него, хватая под руки и не давая вмешаться в священные дела Алекса.
- Не спеши, коротыш, - оставив Пита держать парнишку со спины под руки, от души заехал последнему кулаком в нос, тем самым его ломая. - Что-то ты больно нежный. Может, и не мальчонка ты вовсе? Пит, проверишь? А то скулит, как баба.
Пит невнятно пробурчал что-то и ударил парню по почкам, чтобы поменьше дергался, а Джорджи тем временем взялся за стек.

[NIC]The Players[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/JDbD.png[/AVA]
[STA]orange[/STA]

+3

13

То ли ребятки попались стальные,  то ли половник на кухне висел предназначенный отнюдь не для атаки, только для защиты, то ли рука дрогнула и не вложила достаточно сил в удар. Попытка провалилась с полнейшим крахом, выражавшемся в тотальном игнорировании со стороны «жертвы». Нельзя назвать действие безрезультатным: Азария «услышали», чем он усугубил положение. Сделать  как всегда, чтобы себе же было хуже.
Происходящее откладывалось в голове Зари с определённым смещением приоритетов: например, то, как к нему перешло подкрепление, Аз не видел, не сводя глаз с девушки. Его существо пропиталось мыслью «помочь Сорен», остальные фразы скосились до уровня жалких обрывков, не связанных между собой. Временно идея стала центральной, заменила отсутствующий смысл жизни, засела в мозгу, пока трусливые мыши молчали. Лихорадочная  слежка за деталями позволила Бьянки опередить старшеклассников, отметив для себя изменение кожи и ногтей новой знакомой. Прежде, чем парень успел сопоставить факт «а» со знанием «б», его отвлёк залом.
Бежать было поздно. Какой смысл скрываться бегством от каинита? Однако Зари не дошёл до данной точки в анализе ситуации. Его, как и Деймоса рядом, больше занимала возможность лишний разок попасть по врагу. Изменённый тон  самаритянки не вызвал ужас, не дал волю воображению или разумному взвешиванию;  голос в кучерявой голове требовал для начала освободить руки, чтобы ринуться помочь. Кому и как – дело будущего. 
Роста итальянец и школьники были примерно одинакового, но он значительно уступал нападавшим в комплекции, без вычета скидки на неправильное питание последних. У студента было преимущество в скорости, если мыши не решат перемещаться по норам, а будут сидеть спокойно, таясь, наблюдая, запоминая по средствам периферийного зрения, как девушка расцарапывает главному хулигану запястье. Момент, когда  пёс рванул в атаку, дал взгляду Зара уцепиться за чёрную короткую шерсть и проскользнуть на Сорен и её клыки и горящие буквально глаза. Во временном отрывке в половину секунды, когда юноша поворачивал голову обратно, но до смещения носа от тяжелого кулака, Мышь понял: «Как Саша». Этого хватило, чтобы невидимые грызуны душевной болезни отпряли от страха за попутчицу. Бьянки знал, что ночные посетители сильны, хотя информацией конкретной ни о чём не располагал. Не его ума дело.
Хруст и хлюпанье. Кажется, мигрант сгримасничал от боли, попытавшись машинально втянуть носом воздух вместе с потекшей кровью. Прощай, почти чистая рубашка.  Парню стоило отдать должное: при всех манипуляциях отморозков, он своё оружие не выпустил. Пальцы начали синеть, а внутренняя сторона ладони, куда впивались ногти, стала фиолетовой. Половник был бесполезен, только выкидывать  последнее средство желания не было. С ноги ударить пока не получалось.
- Cazzo… Иди на…-кровь успела окрасить верхнюю губу и залезала в рот. Кроме грубой, рычащей и неожиданно низкой  интонации, Азарий подкрепил доказательство своей принадлежности конкретным описанием, куда же следует пойти ударившему и его матери, ограниченная попаданием тупыми личностями по почкам ораторов. Итальянец согнулся пополам, алая капля сорвалась на асфальт.  - Vai a cagare, cagna!
В пылу, посылая к чертям по-итальянски (загадка ли выучить мат далекой страны в бедном районе ЛА, когда общежитие говорит на приморском), Зари  «боднул» Пита, не разгибаясь и кляня боль, всем весом в сторону машины в попытке сбить с ног.

+1

14

офф:

Не знаю как выделять Анимализм - ••• Усмирение Зверя (Quell the Beast), по сути что-то сродни Доминированию, но всё же не то, поэтому пометила как устрашение.  %-)

Всё это походило на… безумие? Нет, только не это, оно ведь так опасно для клана, в чьих жила течет кровь гангрелов. Берг говорил, что когда вампиры впадают в безумие - они более не различают, кто враг, а кто друг, становятся неуправляемыми, агрессивными  берсерками, желающими лишь убивать и раздирать глотки. Но самое страшное – это отпечаток, который Зверь необратимо оставит на теле сородича. Если Сорен отдастся во власть гнева, она, конечно, без труда раздерёт эту шайку в кровавые клочья, но этот парень Азарий – выживет ли он? Да, и тело – оно станет все менее походить на человеческое, это недопустимо.
« - Недопустимо…нельзя…нужно…контролировать… этот…запах…вкусно…»
Деймос, которого изрядно потрепало, с рыком отступил назад, пронзительно взвыв на весь квартал. Было в этом вое что-то необычное, что-то потустороннее и пугающее, несущее суть не только природы собаки, но и сущность гангрел. Он выл так довольно продолжительное время, пока на улицах эхом не раздался ответный лай других собак. Их было множество здесь, голодных дворняг из Чайнатауна. В отличие от центральных районов Лос-Анджелеса  в азиатских районах очень редко работали службы по отлову животных. Лай стремительно приближался и слышался отчетливее. Первые пара глаз злобно блеснули из мрака городских улиц, неспешно выходя на свет. Присматриваясь, псы постепенно стягивали кольцо, окружая место событий, словно стая голодных гиен, готовая к приготовлению своего ужина. Пока они не нападали, оказывая странное психологическое давление на окруженных. Собаки скалили их пожелтевшие клыки и угрожающе рычали, а их количество пугающе возрастало. Алые глаза Сорен прошлись по некоторым прибывшим животным, которые попадали в её зрительный радиус. Это была просьба, не приказ - помочь ей и Деймосу. На что животные отреагировали положительно.  Трое псов бросились в сторону парочки подростков, что занимались увлеченным избиением Азария, остальные (что находились позади) инстинктивно подключились к своим четырёхлапым братьям.
Довольная созданной паникой, Сорен обратила взор на самого большого хулигана, что недавно получил оплеуху от своего борзого товарища:
- Твой друг тебя не ценит, твои раны болят… почему ты дерёшься, вместо того чтобы плакать, толстячок? Беги, они голодны, как и я, а ты весьма аппетитен… - лицо девушки злобно исказилось, её голос стал ещё более странным и не естественным.
Усмирения Зверя, что повергает дух смертного в ужас. Гангрелы часто использовали эту способность, дабы подавить или сломить более слабый разум. Пока Сорен удавалось держать Зверя в себе, но чем больше её злили окружающие, тем больше она изменялась, истончая запретную грань. Она по-прежнему лежала на асфальте, пока покалеченный Алекс продолжал нагло лапать её уцелевшей рукой, желание оторвать которую становилось всё сильнее. Благо пёс-гуль был достаточно выносливым, чтобы после избиения стеком и ногами, по-прежнему твёрдо стоять на своих четырёх. Доберман в авангарде с двумя дворнягами метнулся в сторону главаря, на этот раз наскочив на того со всей силы и повалив на землю. Смертельные челюсти клацали рядом с лицом, намереваясь перегрызть парню глотку, остальные псы плотно впились кто куда.
Сорен, наконец, освободилась, шустро подскочив на ноги. Ей хотелось есть. ЖУТКО. Никогда голод не казался таким сильным, каким он был сейчас. Резцы неприятно покалывали во рту, лишь раззадоривая чувство звериной жажды. Сейчас она могла без угрызений совести впиться кому-то из этих четырёх в глотку прямо на виду у смертного парня и полностью осушить их тела… как это делали молодые вампиры  Саббата. Другой вопрос, простит ли она потом себя? Или безвозвратно потеряет часть человечности, за которую столь отчаянно цепляется? Как знать, но с другой стороны эти подонки не заслуживают чего-то другого…

Отредактировано Soren Well (2014-08-27 03:45:58)

+3

15

- Твой друг тебя не ценит, твои раны болят… почему ты дерёшься, вместо того чтобы плакать, толстячок? Беги, они голодны, как и я, а ты весьма аппетитен…
- Как сладко ты рычишь, красавица! - проворковал Алекс, отвесив девочке удар по челюсти концом стека. Ох не любил же он, когда его, готового к подвигам во имя любви, так нагло игнорировали. Что она нашла в толстяке Диме? Тщеславие бывалого бандита было уязвлено безмерно. И Дим, похоже, тоже испугался. Его свиное рыльце вмиг переменилось, когда девчонка окончила свою речь. Не то напуган он был словами, не то смекнул, что Алекс будет зол но Дим попятился.
- Куда?! Стоять, презренный трус! - воскликнул Алекс, и, махнувши стеком, хотел было кинуть его вслед подельнику, но в тот же миг он был повален наземь псами. Вот незадача!
От одной собаки Алекс бы отбился и снес бы череп ей, как мячик клюшкой. Но их было три, и с ними лидер справиться не мог. Страдая от укусов и нестерпимой собачьей вони, он вопил пронзительно, как дети - как же мерзок детский плач!..
- Дим, ты, жирная свинья, вернись и помоги мне! Дим!!
Но Дим ушел, в смятении и страхе волоча за собою стек; и головы не повернул в ответ на вопли.
А Джорджи и Пит тем временем резвились, забивая насмерть юношу.
- Что это за язык, а, Пит? - смеялся Джорджи, весело лупя парнишку по всему, до чего достанет стек. Два удара в бок, где печень, разворот, тычок в солнечное сплетение, и с колена в пах - н-на! Ну просто танец. Пит-молчун ни слова не сказал и на сей раз, и лишь удобней встал, чтоб трепыхающийся паренек не вздумал уронить его на землю. Боевой! Задора мало только, ведь комплекцией не вышел, и кудряшки не спасут его мордашку от расправы. Но Джорджи стало скучно, ведь ему не отвечали, а потому поправил котелок и молвил:
- Ну, хватит, думаю. Уже красив наш друг, как Аполлон. Нет, как Нарцисс! - смеясь над собственною шуткой, Джорджи дернул жертву за нос, как родители дразнят детей. - Вали его на землю, Пит, проткнем же в его теле пару новых дырок!
Хотел бы Пит задуманное сделать, но только крик его отвлек с другой стороны машины, где Алекс безуспешно звал на помощь Дима. Не спрашивая указаний, Пит схватил ладонями за голову парнишку и дважды от души ударил ею о машину, чтоб кровь пошла, и тот отрубился. А лучше пусть умрет, ей богу, ему же будет лучше.
Оба подельника тем временем спешили лидеру на помощь; с разбегу кинулись они лупить собак, гнать их прочь с истерзанного друга.
- Дим!! - в отчаянии крикнул Джорджи вслед толстяку. - Клянусь матушкой, толстяк, я выколю тебе глаза при встрече и заставлю съесть!

[AVA]http://funkyimg.com/i/JDbD.png[/AVA]
[NIC]The Players[/NIC]
[STA]orange[/STA]

0

16

Фиаско на сто процентов. Одно дело быть невезучим, другое – невезучим Зари, которого злой рок преследовал в особо изощрённой форме с детства. Если прикинуть, то каждый житель Земли на себя примерял маску несчастного, различались проблемы: у кого-то сломался ноготь, кому-то отбили почки. К последним парень себя мог отнести с плачевной гордостью.
Кровь из носа не капала – неспешно и робко лилась. Руки, занятые двумя негодяями  (кто кого занял – большой вопрос), не спешили дотянуться до лица, дабы удержать тонкие алые полоски, окрасившие кожу и, уже, рубашку на вороте.  Мысли гарцевали взмыленными меринами. «Она из этих…надо остановить кровь…надо». Эхом слово «надо» отзывалось, множилось и оставалось пустым, неисполненным.  Пусть девушка скалится, улыбается, делает, что угодно. Лишь бы спаслась. Рыцарство в южных жилах пока  не остыло, бесполезное и непродуктивное.
Пёс взвыл. Пронзительно, чудовищно. Громко до одури. Звук ударил в уши, и Бьянки уронил «грозное» оружие. Половник с жалобным звоном прокатился по асфальту. Откуда-то собрались новые собаки: они стягивались тёмными ночными призраками из закоулков и улиц, движимые инстинктом или зовом. Животные сбивались в стаю. Если бы на их месте были бы крысы, у Зари остановилось бы сердце, а так студент лишь испытал волну недоумения, смешанного с испугом. Если бы не удары, которые сыпались, казалось, отовсюду, парень даже бы испытал излишний интерес к ночным странникам вроде Сорен. Муса пресекал тему на корню.
Какое дело до Изверга, если здесь заварушка и без него грозит деревянными последствиями прямоугольной формы? Стеками как раз дрессируют псов. Только лающим себя Азарий не помнил, явственно ощущая, как нагревшаяся от работы поверхность орудия впечатывается ниже рёбер, оставляя синяки и огненные полосы, жжение на которых не желало отступать и после удара.  Мыши вскоре стало жарко, как в адовом пекле. На коже не осталось  нетронутого места;  печень плясала внутри, заразившаяся задором отморозков. С ней и так давно были проблемы от переизбытка медикаментов. Внутренние органы подопытного качеством не отличались. Тычок в солнечное сплетение отозвался гулом по всему организму, Зари почувствовал приступ тошноты. Он собрал руку в кулак, но вражеское колено опередило, заставляя итальянца с неразборчивым матом фактически сесть – подкосились ноги. Зато метафора «глаза вылезли из орбит» почти перестала быть всего-то оборотом речи. Пальцы схватили воздух.
Нос хлюпнул очередной порцией крови. Видать, неудачно задели, иначе откуда там быть такому количеству жидкости…Оценка событий перешла на уровень «борись до конца», где последнее слово приобрело чёткие очертания. Кровотечение в носу – не смертельно. Зато…
К собачьему дыханию вокруг добавились поросячьи визги. Бьянки не понял, откуда они доносились; обзор ему закрывали прилетающие кулаки и машина.  Ребята потеряли к жертве интерес. «Надо было брать топор». Четыре слова в промежутке между сжимания головы чужими ладонями и встречей с металлом.
После первого удара сдохли мыши. Они исчезли, растворились, словно их никогда не было в не особо умной голове. Наступила тишина. Синяки продолжали гореть. Жар и тишина. Краткий миг, чтобы насладиться, прервался вторым ударом, понесшим горячую, бархатную тьму, сомкнувшую объятья. Вместо носа у Азария давно было месиво, которое вряд ли заживёт когда-нибудь до начального состояния.
Парня больше не держали. Смысл подпирать тряпку, не преминувшую тотчас сползти вниз грудой мусора? В забытье и тьме Зари стоило бы понадеяться, что собаки, ведомые гулем, не падки на свежее человеческое мясо.  Идея глупая, но в Судную Ночь могло случиться всё, что будет угодно.  Спокойной ночи, Мышь.

+3

17

[mod]Штраф за пропуск хода Soren Well[/mod]

Несносные псы неистово рвали Алекса, как будто был он не накачанный наркотиком подросток, а сочный ломоть мяса, а они неделю голодали. Не чувствовал наш варвар боли, но верещал от страха. Даже Дим так не визжал, когда его поймали байкеры и попытались ему в зад вкрутить от биты рукоять. Ох Алекс хохотал тогда! Но здесь, под вонючими лохматыми телами, ему было не до смеха... Впилась собака в руку, но в тот же миг раздался громкий хруст, и кровь горячая залила все лицо. То Джорджи, размахнувшись стеком, снес пол-черепа собаке. Он бил ее уже не первый раз, и лишь сейчас кость поддалась и раскрошилась, а пёс, всхрапнув как конь, упал, своею тушей придавив бандита.
- Какая мерзость! - Алекс завопил и, покореженными уперев руками этой туше в брюхо, отбросил ее прочь. Другие псы, как будто смерти испугавшись, отступили, но убегать не стали - лишь рыча и скаля челюсти, они глазели на ребят, и гулкий, многоголосый рык был словно клетка.
Молчун Пит засопел - вот как ему было страшно! - но, подняв стек, он кинулся на псов, то одному ломая лапу, то другому ухо. Псы стали пятиться и отступать, как будто бы неведомая сила, что направляла до сих пор, теперь пропала, и напуганные, раненые звери, пустились наутек. Алекс подняться бы хотел, но его тело словно онемело все.
- Ох, Джорджи, милый друг, - он простонал, к лицу прижав израненную руку. - Я пред тобой в долгу, проси, что хочешь. Но прежде попрошу последнюю услугу оказать. Подай мне руку, побратим, и дай подняться.
Чуть дух переведя, тот выполнил алексову ласковую просьбу, затем в сердцах разбив окно машины.
- Ты словно только что был в мясорубке, брат, - промолвил молчаливый Пит.
И правда ведь - одна рука была вся в желтовато-красных ранах до кости. Другая искорежена была, да так, что из-под кожи выпирала сломанная кость. Но Алекс был беспечен. Засмеявшись, он поднял котелок и водрузил его на голову обратно.
- О, эта ночь! - воскликнул он. - Полна сюрпризов и переживаний. О, я бы рад еще ей подышать да насладиться горем обреченных и криками нещадных мук... Но прав молчун, уже не в состояньи я. Пойдем, мои веселые товарищи! Пойдем, соратники! Сначала раны подлатаем да напьемся пива. А после, малость отдохнув... - здесь Алекс, подобравши стек, от всей души ударил им капот автомобиля. - Пойдем отыщем поросенка Дима и сделаем отличное жаркое. Шагом 'арш!
И, хохоча на весь район, потрепанная банда пошагала прочь.

[ПОБЕДА НАД NPC НЕ ЗАСЧИТАНА]

[AVA]http://funkyimg.com/i/JDbD.png[/AVA]
[NIC]The Players[/NIC]
[STA]orange[/STA]

0

18

А всё закончилось не так, как хотелось. Сорен мешкала, боялась убивать снова, боялась своей силы, боялась в первую очередь того, кто внутри неё. Зверя. Девушка нырнула в тени Чайнатауна, прытко зацепившись за перила одного из балконов и вскарабкавшись на верхний этаж. Мрак Ночи окутал её, подобно тёплому одеялу, которое приносили пострадавшим спасатели из 911. Пускай, это и металлическая «обивка» ржавых перил, но здесь она на пару мгновений почувствовала себя в относительной безопасности. Если бы Сорен была смертной, то, наверное, её сердце бешено выскакивало из груди. Однако в ответ слышался лишь болезненный собачий визг неподалеку и гадкий смех троих подростков, чьи сердца погрязли в зловонной канаве порока. Какие же они сволочи или, всё же, какая она бесполезная и жалкая? Сидит здесь, словно испуганный хорёк, вместо того чтобы разодрать глотки подонкам в клочья. Зачем же зверю зубы, если он боится их использовать? Зачем? Эх, а на тысячу «зачем» Сора бы ответила, что никогда не просила о такой жизни. Хотя сущность вампира, возможно,  сегодня спасла девушку от судьбы быть извращенно изнасилованной и убитой, завтра или послезавтра она снова столкнётся с жестокой реальностью, что несёт с собой Мир Тьмы. И снова… снова это повторится. Сколько она будет бегать от своей сущности, прежде чем Зверь ей не овладеет?  Хотя... Он уже овладел ей, облачившись  в лик страха перед самой собой.
« - Гадко… я просто бесполезный мёртвый кусок человека, который бежит как та дворняга, панически поджав хвост» - Сора расстроено прикусила губу, прислушиваясь к происходящему за углом.
Малолетние подонки ушли в конечном итоге. Но каковы были последствия не решительности? Берг исчез, израненный и побитый парень истекают кровью рядом с разбитой машиной, а Деймос…
- Деймос! – взволнованно вскрикнув, Вэлл спрыгнула  с лестничной клетки. Её связь с псом оборвалась несколько минут назад, но только сейчас до неё дошло, что четвероногий друг покинул этот мир.
Она  метнулась в сторону происшествия и наклонилась к псу.
- Деймос. Ну, же, малыш… ты же ещё со мной, правда? – аккуратно положив окровавленную морд у пса к себе на колени, рука через мокрую шерсть нащупала грубый перелом в области шеи.
Красные глаза ошарашено распахнулись, осознавая, что это конец. Она прижала морду поближе, крепко обнимая питомца, а по лицу медленно потекли кровавые слёзы, обезображивая и без того жуткую картину.
Боль от потери была невыносимой. Для кого-то это просто собака, но для такой, как Вэлл, это означало смерть лучшего друга. Осознание собственной вины в подобном исходе только делало боль сильнее. Прошло не менее пяти минут, и, Сорен, встала на ноги:
- Спи спокойно, мой друг. Придёт день и я отомщу за тебя, - растерев на лице кровавые разводы от слёз, девушка подошла к Азарию.
Его аура излучала цвет жизни, но парень явно был без сознания, что придало вампирше какое-то облегчение. Хоть он жив, да и к тому же, скорее всего, не увидит её в таком «зверином» виде. Оттащив Азария в салон машины и аккуратно расположив того на заднем сидении, Вэлл захлопнула дверь. Пускай, шпана разбила стекла и помяла капот, «Тойота», по-прежнему, была на ходу. Усевшись за руль, и, посмотрев в собственное уродливое отражение в боковом стекле, Сорен завела машину.
Она не была медиком и не могла оказать должной помощи человеку, а давать ему испить своей крови, чтобы исцелить, не решилась. По рассказам Берга кровь вампиров сводила с ума смертных, делая их одержимыми «своим спасителем».  Спасение взамен на слёт с катушек – кто же в здравом уме на такое подпишется? Никто здравомыслящий.  Поэтому их маршрут лежал к ближайшей больнице.
Машина агрессивно понеслась вдоль улиц, когти Сорен раздраженно впивались в руль. Голодный и душевно разбитый вампир на дороге… та ещё картина. Какие ещё сюрпризы подготовил Лос-Анджелес в эту ночь? 

» Downtown » White memorial medical center

+3

19

Зари первым делом почувствовал точку. Словно от всего организма осталась маленькая, размером  с монетку в пять центов, круглая площадка с мигающим сигналом боли. Белое пятно на карте чёрного Хаоса. Не хватало пролетающих подков Смейла в качестве яркой иллюминации…Постепенно вокруг пятна обнаружилось лицом, итальянец почувствовал, что имеются в наличии глаза. Тряханули его здорово, если отходить получалось как-то рвано, будто медленно прогружающийся экран старого компьютера. Windows не обнаружен. Пока подобрать точную цепочку фактов «я тот-то, родился тогда-то, а сегодня со мной было то-то» не удавалось. Неизвестная ошибка. Парень продолжал мирно лежать на заднем сиденье, не подозревая ни о существовании автомобиля, ни Чайнатауна  или LA. Мыши, сгинувшие, восставать из могил не собирались: никто не шуршал, не бегал крохотными лапками по серому веществу в черепушке, не грыз нервы; было непривычно слышать тишину в сознании. Бьянки даже понравилось. Никто не мешал. Чёрт с ней, с болью. Любое можно вытерпеть, тем паче, что бывало хуже. Почему-то всплыло осознание, что Муса есть Моисей в исламской традиции, чьего брата звали Харуном, столь созвучного с греческим лодочником Хароном. Студента слегка трясло, то ли баюкало, то ли укачивало. Как в лодке, но плыть в Аид могли лишь погребённые в своей могиле. В смерть и похороны не верилось, после смерти нет боли. Наверное.
Когда дело дошло до способности поднять веки, Азарий уже слышал, как за пеленой, шум колёс по асфальту, ветер, заглядывающий и остающийся внутри машины из-за разбитых стёкол. Он был жив, определённо. На заднем сидении, как полчаса назад, когда пришли подростки. Сообразив, где он находится, Мышь попробовал сесть. Попытка оказалась провальной, ибо тотчас затылок пригвоздил обратно, наделив тело неимоверной массой. Голова раскалывалась, носом дышать не выходило, поэтому итальянец лежал с по-рыбьи открытым ртом. Он закашлялся и тихо, совсем неразборчиво, выругался. Живой. Бесполезный. Переднее сиденье загораживало обзор, но по локону, выбившемуся назад, молодой человек догадался, кто за рулём. Сорен. «Значит, она в порядке».  Лица он  не видел, та могла не беспокоиться за внешний вид. До зеркала взгляд тоже не доставал.
Харон обломится сегодня. Или нет. Язык не ворочался. Лежать и смотреть в потолок – занятие неособо продуктивное. Сейчас, собрав мозги в общую грязную кашу, Зари отметил очевидные факты: в машине было двое. Всего двое из четырёх. Где пёс? Последнее, что иммигрант помнил, было связано с собачьим воем, ударами и визгами. Составить логическую цепочку труда не доставило, в отличие от осознания последнего звена. Пёс защитил хозяйку. Судя по водителю, ему удалось, в отличие от бесполезных попыток попутчика. Азарий принял смерть Деймоса на свой счёт.  Чем он думал, взяв с собой «грозное оружие»? Если бы девушка по доброте душевной не пригласила бы Бьянки в машину, она бы уехала раньше и не попалась Алексу и компании, доберман остался бы жив, а…куда делся мужчина, её брат? Про брата мысль всплыла и скрылась. Воспоминания плясали в честь св. Витта.  А ещё Зари не мог вспомнить наглые лица подростков. От слова совсем.
- Ты как? – наконец-таки прорезался голос. Ляпнув первое и самое волнующее, он попробовал перевернуться на бок, но претерпел фиаско, ибо стало больнее.  Собственный голос показался чужим и незнакомым. Видимо, из-за носа. Где-то ниже негодовала отбитая печень. Да и чёрт с ней, вылезет. До сих пор же как-то не умер.
Машина повернула, съезжая с основной дороги. Это угадывалось по изменению шуршания и небольшому толчку снизу. Скелет на смертном одре, воистину. Мешок с костями, который не способен защитить девушку в беде. Когда осознаёшь подобные вещи, жизнь не кажется обязательным атрибутом, да и больницы до утра не принимают.
» Downtown » White memorial medical center

+1

20

02:15

Не самый удачный вариант - приходить в себя среди обломков бетонных стен, подгнившего дерева, какой-то неопознаваемой рухляди и прочего строительного мусора, который вовсе не смягчил падения с большой высоты, а только ухудшил приземление. Чудом миновав кусок арматуры, торчавший из какого-то странного вида блока, Нейт ощутил всю прелесть падения с высоты семиэтажного здания плашмя. Те, кто говорит, что кошки приземляются на все четыре лапы, может, и правы, но из каждого статического случая можно извлечь исключение. Этот - как раз то, что надо. Теперь чувствуя, как под затылком шуршит галька вперемешку с щепой, он просто пытался хотя бы голову оторвать от "тёпленького" местечка, не то чтобы подняться целиком. Перед глазами безнадёжно плыло, а солоноватый привкус крови во рту не давал сосредоточиться и пересчитать количество полученных недавно увечий. Тело было как парализованное, изредка дёргалась нога или рука в отчаянном порыве заставить сложный биологический механизм начать работать, но всё тщетно. Неизвестно, сколько он пролежал после соприкосновения с землёй, но факт оставался фактом - времени прошло немало, прежде чем со скрипом, стоном, болью во всём теле, он сумел приподняться, а после и сесть. Скорая регенерация оказалась вовсе не такой, какой её описывают в фильмах про оборотнях - вообще давно пора было уяснить, что раненным быть не круто, но это же Нейт. Преодолев первый барьер, мужчина тут же столкнулся со вторым. Тело беспомощно повело в сторону, как только оно приняло вертикальное положение. Снова чуть не рухнув, он почти возмущённо выровнял равновесие, борясь с неунимающейся болью и головокружением, и похромал в сторону от своего импровизированного лежбища, подволакивая левую ногу. Метров через тридцать Нейтан понял, что проще было бы пролежать на одном месте до утра, а не заставлять себя слоняться по кишащим бешеными узкоглазами улицам. Прямо за углом месилась какая-то кучка мужиков, и неизвестно на чьей стороне была победа, более того - это мало волновало раненного и ударенного головой перевёртыша. Ему больше хотелось найти какой-никакой закуток, перевести дух, зализать раны и побрести дальше. Пришлось хромать обратно.
- Да ты ж сука... - ругнулся под нос барс, наступив в темноте на бутылку. Звук лопнувшего стекла в кромешной тишине был подобен взрыву, даже сам виновник торжества чуть не подпрыгнул и не удрал за угол, как спугнутый летящим в морду тапком кот. Вместо этого мужчина замер с поднятой ногой и со вселенской ненавистью уставился на осколки на асфальте.
Вероятность того, что в него сейчас начнут палить со всех сторон была так же мала, как и шансы добраться до дому за полчаса пешком, если учесть то расстояние, что отделяет китайский квартал от Беверли. Поэтому заметно успокоившись, Нейт осторожно переступил злосчастную бутыль, шмыгнул к стене, снова ощущая разрывающую боль в спине и ноге, и крадучись продолжил прокладывать путь вдоль забора храма. Пересекать частную территорию в нынешнем состоянии ему не хотелось. Голос разума всё же даже в таких безбашенных иногда говорит громче безрассудства.

+2

21

RANDOM CITIZEN

Братья Веньян (32 года) и Джен Ронг (30 лет). Выходцы из китайского города-призрака Ордос.  В Лос-Анжелесе были случайными свидетелями охоты вампира Саббата, едва не став жертвами. Их спас один из Охотников. Впоследствии взялся за их обучение. Живут в Чайнатауне, по возможности следят, чтобы сверхъестественные существа не вредили местным жителям

В эту Ночь они вышли судить сами, их никто не призывал к этому. Равно как и много лет назад не призывал уверовать всей душою в Господа, Бога другой части света. Все вышло само собой, или, как говорил отец Бенедикт - «благодаря Божьему Промыслу». Давным-давно их скромный дом в Ордосе разрушило землетрясение, и единственным, кто помогал выжившим людям, был священник-миссионер, отец Бенедикт. Собрал пожертвования, помог с лечением их матери, а потом по сути воспитал и поставил на ноги. Отец Бенедикт вообще был очень добрым и отзывчивым человеком, совершенно непохожим на остальных. Которому было дело до каждого, обратившегося к нему, будь он китайцем, индусом, арабом или европейцем. Хороший был человек, правильный. Потом их мать умерла. Ордос стал городом-призраком. Его будто пронизало Зло - невидимое, неслышимое, заставляя людей неосознанно покидать свои дома.
Уже после того, как они переехали на заработки в Лос-Анжелес, в этот квартал, им рассказывали леденящие кровь истории про то, как монстры, неотличимые от людей, нападали беззащитных прохожих, выпивали их кровь, пожирали человечье мясо. Однажды они поздно возвращались с работы, и одна из таких тварей, похожая на бомжа, напала на Веньяна, вцепившись клыками в горло, а Джен, случайно взглянув твари в глаза, почему-то даже не смог пошевелиться, или закричать, просто застыл. Хорошо, морок развеял  охотник, которого тогда послала им Судьба. Одним выстрелом из арбалета прямо в сердце. Его звали Рэйвен. Он стал обучать их тому, что знал сам.
Многие бы после такого случая вообще не вышли после десяти вечера на улицу. Здесь повсюду вывешивали амулеты, помогающие отпугнуть злые силы. Как будто эти языческие знаки и дешевые сувениры могли спасти от настоящей беды! Нет. От тварей Преисподней спасти могла только Вера. Только истово верующие в Господа могли защититься от гибели. И защитить других.
Да, до настоящих, опытных Охотников, таких, как Рэйвен, им было далеко. Но…Лучше хотя бы зажечь спичку, чем все время клясть Тьму.
Они все же не зря рискнули и вышли. Еле-еле спасли какую-то несчастную девушку от самосуда, потом распугали банду налетчиков и вот теперь – удача.
Вдоль забора крался не-человек, которого они все-таки смогли распознать.   
Выслеживать Тварь, по странной прихоти Творца имеющего облик человека, непросто. Они хорошо прячутся среди людей. Этот выдал себя тем, что встал и пошел после падения с соседнего здания. Если бы они тогда задержались, чтобы ввязаться в перестрелку с бандитами, этого падения бы не заметили, а так решили посмотреть, что там.
Не-человек шел прямо вдоль забора храма, осторожно крадясь от одной тени к другой.
Сейчас было важно не спугнуть его и успеть напасть первыми, если он окажется слишком опасен.
- Зайди со стороны ворот, он тебя не учует, - шепнул Веньян брату, а сам, натянув тетиву арбалета, проверил остроту серебряного наконечника.
- А ты? - Джен, сжимая шотган, с тревогой посмотрел на него.  - Пойдешь ему навстречу?
Веньян молча кивнул. Затем, коротко выдохнул и осенил себя кресным знамением, произнеся: "In nomine Patris, et Filii, et Spiritus Sancti. Amen". Поцеловал крест. То же самое сделал и его брат.
- Пора , - Веньян шагнул в темноту ночи и будто растворился в ней. Лишь когда до не-человека оставалось несколько шагов, а сам он похоже, был больше занят тем, чтобы не наступить еще раз на бутылку, резко остановился и вскинул арбалет, целясь прямо в сердце.
- Охотиться? Здесь нет для тебя пищи, - произнес он резко и зло, глядя оборотню в глаза. Страха почему-то не было. Веньян знал, брат, если что, не подведет...     
[NIC]Brothers Rong[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/RH9a.jpg[/AVA]

Инвентарь

Инвентарь:Веньян: прочный многозарядный арбалет с кевларовой тетивой, 5 болтов с посеребренными наконечниками, освященный крест, нож
Джен: шотган, заряженный посеребренной дробью, травматический пистолет, переделанный в боевой (с 6 патронами), нож
Одеты в простые темные спортивные костюмы и серо-черные нейлоновые ветровки, на ногах темные кроссовки

Отредактировано Mr. Nobody (2014-12-13 18:29:23)

+1


Вы здесь » the Final Nights » Chinatown » Temple


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC