the Final Nights

Объявление


NEW! 30.12.14 Это наконец-то свершилось - встречайте новое оформление проекта! Для обсуждение дизайна была создана специальная тема, милости просим оставлять отзывы, сообщать о недочётах и отчитываться о качестве работы новой обёртки. Надеемся, вам понравилось!
07.07.14 Мы сдерживаем свои обещания, поэтому позвольте поздравить всех вас с началом первого масштабного сюжетного квеста. Внимательно прочтите это объявление прежде чем преступать к игре. Безопасной ночи!
08.03.14 И всё-таки мы переехали! С новосельем нас всех, дорогие друзья, устраивайтесь поудобнее и не забывайте переносить свои анкеты и посты. Обо всём подробнее вы сможете прочесть здесь. Ещё раз с новосельем! ♥
10.01.14Нам 1 год! В честь этого празднества мы объявляем безудержное веселье, беспредел и упрощенный прием всех персонажей. Не зевайте, и всех с праздником! ♥
05.01.14 Запоздало, но все же от всей души АМС проекта WoD: the Final Nights поздравляет вас, дорогие наши форумчане, с наступившим новым 2014-ым годом и близящимся Рождеством! Спасибо вам за то, что вы у нас есть.
01.12.13 Предновогоднее веселье начинается! На ролевой стартует "месяц супергероев". Участвуйте, будет весело! Обо всём подробнее здесь
19.07.13 Нам полгода, ребята! По этому (и не только) поводу на форуме открыт упрощённый приём.Подробнее здесь
23.05.13 Открыт набор Квей-Джин!
27.04.13 Прием вампиров возобновлён. Добрый вечер.
02.04.13 Открыт максимально упрощённый набор на оборотней! подробнее здесь. Набор вампиров всё ещё закрыт.
01.03.13 В связи с перенаселением прием вампиров временно закрывается. Однако прием по акциям остаётся открытым (акции №1,2,3,4 и 7). Хотим напомнить, что ролевая, всё же, по Миру Тьмы, а не только по VtM-B. Оборотни, люди и призраки нужны нам в не меньшей степени, чем вампиры. Просим проявить понимание.
19.02.13 Нашему форуму исполнился месяц! Спасибо вам, ребят, что вы с нами, отдельное спасибо тем, кто был с нами с самого начала ♥
17.02.13 В игру вводится новая раса: призраки. С подробной информацией можно ознакомиться в FAQе и в разделе Основная информация
10.02.13 Внимание! Поиск модераторов! подробнее...
07.02.13 Открыт прием заявок на лучший пост недели! подробнее...
04.02.13 Прием по упрощенному шаблону продлён до 10 февраля включительно! подробнее...
25.01.13 Настал ещё один торжественный момент: принятые игроки могут начинать игру! подробнее...
19.01.13 Итак, наконец, сей торжественный момент настал: ролевая функционирует, администрация готова к труду и обороне. Гости дорогие, не стойте у порога, проходите и чувствуйте себя как дома, в нашем царстве рады всем! Только сейчас и только для вас администрация не скупится на плюшки, преподнося их в подарочной упаковке. Подробнее обо всем хорошем читайте здесь. Спасибо за внимание, мы вас ждём!


crossOVER

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the Final Nights » Downtown » Abandoned Hospital


Abandoned Hospital

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

http://sf.uploads.ru/nWop6.png

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

2

20:37

=> Metro Station

Кажется, стоило быть осторожнее в своих высказываниях, потому как всякое небрежно обронённое слово могло стать материальным в условиях сегодняшней ночи. Не дольше, чем сорок минут назад, Джейн оговорилась, что с небоскрёбом, где она проживает, может что-то случиться. Это немудрено, ведь кому не захочется поворошить богатеньких буратино в двухэтажных квартирках на предмет ценностей и денег? Оставалось надеяться лишь на то, что защитные системы сработают вовремя, ведь полагаться на сигнализации в нерабочем состоянии экстренных служб было так же глупо, как отбиваться от разъярённых питбулей тапочком. Теперь она, злая и настороженная, выбиралась из станции метро, на которой поезд сделал, по словам машиниста, «вынужденную остановку». Неизвестно толком, что там произошло, но сам факт прерванного пути её несказанно злило. Того же мнения с ней были и все остальные пассажиры, и не ровен час, они начали бы срывать злость друг на друге (зная людей-то… впрочем, это уже другая история). Отколовшись от группы незадачливых пассажиров, она пошла наугад дворами, то и дело пытаясь скрыться от распевающих патриотические песни подростков, имевших в вооружении хотя бы парочку коктейлей Молотова. Встреча с таким пламенным приветом её совсем не прельщала, поэтому выбрав путь домой (раз уж так пожелала Вселенная), она прибавила шагу, время от времени просматривая пространство на предмет случайных встречных. Кажется, все сбежались в Центр. Чего ради вдруг? Некоторые, наверняка, хотели дать жару отцам-основателям за учинённое ими же безобразие – Кесарю кесарево, как говорится. Некоторые просто хотели проверить насколько защищены эти самые «чиновники десятого ранга», а остальные? Просто помародёрствовать? От мыслей о том, что может случиться с людьми, дай им ту самую «американскую свободу», захотелось прочистить желудок. И она бы сделала это нехитрое насилие над собой, если бы была человеком. В нынешнем положении это было бы несколько опрометчиво, ведь куда разумнее сохранять все внутренние резервы при себе.
- Это что ещё за чёрт..? – пройдя Седьмую улицу почти насквозь и выйдя на Мейн, Ева остановилась, как вкопанная, благоразумно сторонясь разожжённого прямо перед входом в «Скайлайн» костра. Начинкой для пылающей и вонючей махины были старые коробки, мебель, какие-то книги, бумаги, сухая трава и даже подобранные с земли сухие пальмовые листья – всего рассмотреть не было возможности, тем более жар от этой отвратительной конструкции был посильнее, чем на Малибу в разгар сезона. Итого путь домой был отрезан. Даже если огонь не достанет до семнадцатого этажа, где она проживала, всё равно пробраться мимо не было ни малейшей возможности. Да и зачем? Чтобы сидеть в муравейнике в разгар лесного пожара? Вокруг импровизированного костра бегали какие-то люди, без конца что-то друг другу крича, передавая какие-то предметы и плеща из канистр бензин, воспламеняющийся буквально налету. Пришла пора убираться отсюда, и Джейн, стоящая не так далеко от этой котовасии, попыталась поскорее скрыться в тени, на ходу вновь набирая номер Ричарда. Но, как и всегда бывает в сфере классики жанра, кто-то из пироманов заметил её. Поводом был слишком яркий экран смартфона или же просто этот придурок вовремя повернул голову – не столь важно. Главное, что вся компания, а их было человек десять, теперь готовились хорошенько её поджарить. Или отжарить – какая к чёрту разница, когда за тобой гонится, упавшая вниз головой из рук акушерки, компания. Помянув их матерей недобрым словом, Юджиния наскоро спрятала телефон в кармане шорт и что есть духу рванула вниз по улице, стараясь пока не сильно растрачиваться на Дисциплины. Нужно было чуть-чуть оторваться от них, совсем чуть-чуть, чтобы по старой памяти нырнуть под один из канализационных люков. Лучше встреча с Носферату, чем компанией долбодятлов.

+2

3

- Боже мой, вот это поездочка… - скрыться всё же удалось. Минуты три Джейн сидела на лестнице, ведущей на ароматную набережную подземного Даунтауна, прислушиваясь к шумам наверху. Ребятки очень сильно растерялись и в своих доводах о том, что она «как сквозь землю провалилась» были не очень-то далеки от истины. Но ждать дольше было бессмысленно: спустившись вниз и побродив в поисках безопасного квадрата, вампир снова оказалась на поверхности земли, вылезая с такой осторожностью, с какой не передвигалась ещё со времён Кровавой охоты.
Место, где она очутилась, показалось ей, как говорят англичане, «pretty familiar»: облупленный фасад больницы с одной-единственной дверью на заднем дворе, обнесённая покорёженной колючей проволокой территория, очень уж неухоженное пространство и тусклый свет в окошке. По-хорошему, всё это добро должно было охраняться. Или кто-то забыл погасить лампочку? Сегодняшней ночью были возможны любые нелепости. Поэтому, зайдя внутрь и чуть не споткнувшись о сваленные у входа стройматериалы, Джейн поспешила вновь набрать номер виновника сего торжества, потому что не сядь она на злополучный поезд и не выйди в не менее злополучном Даунтауне, ничего бы с ней не случилось. Хотя… с ней и так ничего не случилось.
- Ричард, я тут слегка опаздываю, потому что пришлось немножко побегать от весёлых школьников, и… погоди, - заслышав какой-то посторонний шум, вампир напряглась, как лис на охоте, и всмотрелась в темноту перед собой. Не время, конечно, для паники и судорожной переборки в сознании всех городских легенд, но с другой стороны она сама была частью этого тёмного и неприятного мира. Максимум, кто мог оказаться за поворотом, это перепуганные шумом наркоши. Или крысы, что вероятнее. Эти маленькие упитанные слонята вполне могли наделать – Ты всё ещё здесь? Я сейчас сбегаю кое-куда и перезвоню тебе. Сразу же.
«Кое-куда» оказалось мрачным коридором, напрочь лишённым каких-либо источников света, и Юджиния слегка призадумалась, стоит ли вообще куда-то идти..?

+2

4

===>Broadway Blvd

Здание, к которому Мару вывел ее крылатый проводник, не выглядело многообещающим: осыпающиеся стены, заросшая бурьяном и сорной травой территория, валяющиеся там и сям шприцы, банки из-под пива и прочий мусор, который оставляет после себя смертный скот, уходя с очередной тусовки. Табличка над намертво заколоченным входом гласила: "Hospital". Даже если это и была больница... что ж, ничья нога в нее не ступала лет уже так двадцать. Оставалось надеяться, что Сородич, который оказался здесь, не был Тремером или ярым приверженцем правил лицемерной Камарильи, иначе пришлось бы его убить. Впрочем, нужные знания Стрикс все равно получила бы так или иначе - она неплохо умела вытаскивать образы из чужого разума, а уж обездвижить агрессивно настроенного Каинита было делом одного щелчка пальцами.
Осторожно погладив филина и кивком головы отпустив его лететь далее по делам совиным, Мара принялась обходить госпиталь по периметру. И на заднем дворе ей улыбнулась удача - девица, внешне лет двадцати пяти, стояла возле приоткрытой задней двери, прижимая к уху мобильный телефон. На вид она казалась практически обыкновенной, как успела заметить Изверг, таких тут было много, но бледная аура, мерцающая спокойным оттенком летнего неба, выдавала в ней дитя Каина.
- Ричард, я тут слегка опаздываю, потому что пришлось немножко побегать от весёлых школьников, и… погоди, - незнакомая вампирша подняла голову, вглядываясь в темноту - туда, где стояла Мара. Девчонка была совсем юной, обладая воистину прекрасным обликом, и явно не пользовалась для его создания ни Химерией, ни Затемнением... что позволяло заподозрить в ней молодого Тореадора. Это упрощало дело - на первых порах Мара вполне могла договориться с аристократичными Вырожденцами. Ровно до тех пор, пока им на глаза не попадался кто-нибудь из ее гулей или псов. Тогда спокойная беседа обычно перерастала в крики или обвинения, и заканчивалось это печально, потому что Изверг не терпела, когда кто-либо, кроме нее, позволял себе повышать голос в ее присутствии.
– Ты всё ещё здесь? Я сейчас сбегаю кое-куда и перезвоню тебе. Сразу же.
Стрикс слегка распахнула плащ и выступила из темноты. Ее нынешний облик не выглядел отталкивающим... хотя строго говоря, ее собственным не являлся: личину некоей парижанки она носила вот уже почти три сотни лет, выделав ее непосредственно перед отъездом в Новый Свет. Прижизненное обличье Мары, когда ее еще звали Мареной Табара, особенной красотой не отличалось, будучи совершенно андрогинным (Тильда Суинтон), но даже в чудовищах порой просыпается женское кокетство. К тому же, кожа той давно забытой женщины обладала такой нежной и мягкой текстурой, что Стрикс просто не могла устоять против этакого чуда природы. Поэтому в круг тусклого неверного света перед Джейн ступила высокая дама с идеально симметричным, точеным лицом, сунувшая руки в карманы облегающих брюк. В Маре многое выдавало нечеловека, но сильнее всего цепляли взгляд глаза - холодные, пристальные очи темно-янтарного цвета.
-Мир тебе, Сородич, - одной из прихотей Стрикс была смена голоса если не каждую ночь, то раз в неделю точно. Сейчас Цимисх говорила мягким, певучим контральто, иногда манерно растягивая слова. - Если ты позволишь совет - я бы не рекомендовала тебе туда заходить. Ночь неспокойна, - глазки-пуговицы на плаще, как один, повернулись в орбитах и уставились на Тореадора.
Стрикс изучающе рассматривала первое дитя Каина, увиденное ей в Городе Ангелов.

Отредактировано Mara Shade (2014-08-01 10:38:26)

+2

5

Не так давно прошло время, когда Джейн, на каждый шорох выхватывала шумный и неуклюжий «дизерт игл» и целилась им в темноту. Кочуя от условного к безусловному, этот рефлекс, если честно, начал слегка ей надоедать, равно как и попытки понять, почему вдруг пистолет стал для неё прямым продолжением руки. Вампир, он, конечно, хозяин ночи, но помимо кровососущих с завышенным ЧСВ, существует немало существ, готовых поспорить с правом на трон. Наверное, в этом суть противостояния тех же вампиров и оборотней. Или нет? Она никогда не пыталась понять суть Джихада, куда уж до тёрок с представителями других рас. Да и не те условия были для того, чтобы рассуждать о вечном и высоком – её мыслеизлияния прервали отчётливые шаги, звучавшие с той стороны, в какую она не так давно пыталась всмотреться в поисках незваных гостей. Тогда там никого не было, или, что вероятнее, эти «никто» прятались в тени с одной им известной целью, но то, что существо (кем бы оно ни было), теперь уже не хотело скрываться и подкрадываться, в противном случае оно бы не дало услышать себя. Более того – уже через пару секунд в пятне света показалась бледная и не по-человечески привлекательная женщина, одетая так, словно никогда не бывала на жаре в Калифорнии. То, что она – не человек, было бы понятно даже самому глупенькому и наивному Дегенерату.
- Мир тебе, Сородич. Если ты позволишь совет - я бы не рекомендовала тебе туда заходить. Ночь неспокойна, - пришелица была достаточно вежлива, чтобы не скрываться тут же за углом в панике, но и ровно настолько же зловеща. Чего стоит один её немигающий взгляд.
- Доброй ночи, - откуда взялась и любезность, и желание поддержать разговор, хотя, в любой другой ситуации (а на сюрпризы эта злополучная ночь была горазда), гораздо типичнее для её поведения было бы отпустить пару колкостей. Это было всегда достаточно глупо, конечно, но её никто не успел перевоспитать – Сира безапелляционно обезглавили буквально через 20-40 минут после её Становления. – Надеюсь, вы не станете меня есть?
Честно, Юджиния ожидала, что по её душу явится старая знакомая, представившаяся Пишей, ведь и антураж, и состояние больницы полностью располагали к трогательному воссоединению спустя 15 лет. Но вряд ли кто-то из Нагараджа вышел бы на улицу в такую-то ночь. Поживиться свежей человечиной, оно, конечно, можно, но свирепые блюстители закона Камарильи или слегка напуганные рядовые из Саббата могли сами покрошить несчастных некромантов на крошечные детали для IKEA. Поэтому новая почти-знакомая явно не была из племени каннибалов. А жаль. Джейн была бы рада поболтать с кем-то из них.
- Меня зовут Джейн, - вампир протянула ладонь для рукопожатия, искренне уповая на сознательность рядом стоящего сородича и то, что конечность ей не оторвут (подозревать всё и вся! Кажется, камарильская паранойя заразила и её). – И если этот милый особнячок принадлежит вам, я немедленно уберусь. Сама не люблю незваных гостей.
Чуть помолчав, она снова взглянула на женщину. Наверное, ей очень много лет. Что больше пятидесяти – точно. Она неоднократно слышала, что с возрастом кожа вампира становится всё бледнее и бледнее, у некоторых приобретает оттенок папируса, а у кого-то самого настоящего фарфора. Бывали случаи, что сородичи бегают и в серой шкурке. Не то чтобы Юджиния с таковыми часто встречалась или обладала высокоразвитой интуицией, позволявшей ей угадывать клан/секту в 10 из 10 очков, но само собой как-то напрашивалось то, что эта особа отнюдь НЕ из Камарильи. Ситуация была щекотливой. После того, как её взгляд зацепился за весьма странного вида пуговицы, поблескивающие в фонарном свете не пластмассовым покрытием, она вообще грозилась выйти из-под контроля. Тореадоры – личности тонкие, их достаточно легко впечатлить, и хотя Джейн успела повидать на своём не таком уж и длинном веку немало, всё равно её любопытство готово было вот-вот сыграть с ней злую шутку. Мучаясь в догадках, из какого клана (клааааассика) этот сородич, и почему вампиру на данный момент кажется, что на неё нацелена не одна пара глаз.
- Выглядите для калифорнийской жары вызывающе, - она как можно вежливее окинула стоящую перед ней взглядом. – Сейчас, конечно, никому нет дела до того, как и кто одет, но мало ли на свете есть дураков? За мной, например, погнались, наверное из-за того, что я в шляпе.
Она немного нелепо потыкала указательным пальцем в поля своего головного убора и поспешила убрать руку. Вдруг Ласомбра? Их манеры, по рассказам некоторых «счастливчиков», бывают похлеще, чем у самого закостенелого Вентру.
- Мне неловко об этом спрашивать, правда, но не могли бы вы мне подсказать, как можно безопасно добраться до Беверли Хиллс? Не хотелось бы закончить эту ночь, не отведав веселья.
- Боже, откуда в твоей голове эти мысли?! – здравый смысл очухался с очень большим опозданием, поэтому сказанных слов уже было не воротить. Пришлось смотреть ну очень жалостливыми глазами. Может, пожалеют, примут за дурочку и отпустят с миром.

+2

6

Вот теперь Мара точно не сомневалась, что перед ней Тореадор. Девчонка оказалась достаточно забавной - безо всякого Прорицания можно было дать оценку характеру: бойкая, за словом не полезет в карман, иногда переоценивает собственные силы... дитя, дитя, но дитя сильное. Еще бы, ведь основная слабость Камарильи заключалась в том, что напыщенные идиоты носились с собственными отпрысками, словно дурень с писаной торбой, в результате лишая неонатов весьма важного жизненного опыта. Судя по непосредственности собеседницы, у нее опыта хватило с избытком. Явно сквозящая в поведении осторожность тоже на это указывала.
– Надеюсь, вы не станете меня есть?
От простой и звучащей по-детски наивно, хоть и с претензией на ехидство, реплики, Цимисх сухо хихикнула, по старой привычке прикрыв рот ладонью. Определенно, Тореадор нравилась ей все больше и больше. Из такой могло бы выйти неплохое подспорье... или, в конце концов, весьма достойный боец.
- Меня зовут Джейн, и если этот милый особнячок принадлежит вам, я немедленно уберусь. Сама не люблю незваных гостей.
А вот следующий жест Мару весьма обескуражил. Джейн, должно быть, действительно была слишком юна, чтобы вот так протягивать ладонь совершенно незнакомому Сородичу, на вид доверия явно не внушающему. Впрочем, возможно, Тореадор просто не замечала главного отличительного знака Цимисха - если бы девчонка взглянула на ауру Стрикс через Прорицание, она бы заметила, что в бледном цветном сиянии дрожат жирные черные полосы, словно помехи на неисправном жидкокристаллическом мониторе. Впрочем, что-то подсказывало Извергу, что эта была не из робких и при виде диаблериста не начала бы немедленно вопить и плеваться ядовитой слюной.
-Мое имя - Мара, и будьте уверены, если бы это было мое поместье, мы бы с вами не беседовали в столь мирном ключе, - поколебавшись, Стрикс все же пожала тонкую девичью кисть. В конце концов, она никогда не была особо щепетильна в вопросах этикета, а отсутствие конфликтов сейчас было важнее для правильного ориентирования в происходящем. А девчонку явно заинтересовало ее пальто - судя по тому, как в темных глазах все сильнее разгорался огонек любопытства, присущего только Вырожденцам. Что ж, чувства эстетики у них всегда было не отнять, жаль только, что сильные личности, способные (и желающие, что главное) стать чем-то большим, нежели стайкой декадентствующих дегенератов, среди Тореадоров попадались крайне редко - и Мара надеялась, что сейчас ее интуиция не ошибается.
- Выглядите для калифорнийской жары вызывающе. Сейчас, конечно, никому нет дела до того, как и кто одет, но мало ли на свете есть дураков? За мной, например, погнались, наверное из-за того, что я в шляпе.
На смену легкой наглости явно пришла растерянность - Джейн начинала нести ерунду и терялась из-за невозможности выбора правильной стратегии общения. Впрочем, юному Тореадору повезло - сейчас Мара была настроена достаточно благодушно из-за собственной сытости и поэтому снисходительно относилась к чужим проколам в поведении. Тем более, что замечание было резонным: среди достаточно легко одетых горожан женщина в плаще смотрелась... странно.
-Вы так считаете? - Стрикс задумчиво окинула себя взглядом и сконцентрировалась, высвобождая энергию собственного ядовитого витэ. Полы плаща плавно поползли вверх, складываясь, склеиваясь и меняя текстуру (Изменчивость - Текучий облик). То же происходило и с "сапогами", при ближайшем рассмотрении оказавшимися затейливо изукрашенными с помощью Изменчивости наростами грубой кожи. Модифицированные скелет и мышечная структура стоп давали гораздо большую устойчивость их обладательнице, а также позволяли совершать довольно впечатляющие прыжки. На глазах у Джейн черная кожа сапог приобрела телесную окраску и словно втянулась внутрь щиколоток, оставив на поверхности только тонкие валики-"ремешки". Минуты через две Мара уже щеголяла простеньким безрукавым платьем-туникой, все того же переливающегося сумрачного оттенка, и сандалиями на греческий манер. Глаза-пуговицы никуда не делись, превратившись в отделку глубокого квадратного выреза на платье и, наконец, став гораздо более заметными. Черные блестящие точки периодически мигали, прикрываясь складками тонкой органической ткани, словно веками.
-Так, я полагаю, будет лучше, - вложив в реплику некоторое количество иронии, Изверг сложила руки на груди.
- Мне неловко об этом спрашивать, правда, но не могли бы вы мне подсказать, как можно безопасно добраться до Беверли Хиллс? Не хотелось бы закончить эту ночь, не отведав веселья.
Ах, какие жалобные глаза, какое актерское мастерство... определенно, эта девочка пойдет далеко. Ее можно сделать выгодной фигурой на доске - в роли пешки ей будет трудно себя проявить.
-Можно достаточно быстро добраться до... как же... Бродвея, а там уже есть спуск на подземные поезда, - архаизмы в речи Мары царапали слух неискушенного слушателя, но хотя бы давали представление о том, что Становлена Стрикс была гораздо ранее, чем появилось метро. -Прошу меня извинить - в этом городе и на этой земле я сама гостья. - Шейд оставалась безукоризненно вежливой, впрочем, без такого ревностного фанатизма, как, скажем, у Старцев Ласомбра. Пф. Традиции традициями, но Цимисх придерживалась мнения, что стоило хотя бы пытаться идти в ногу со временем, потому что именно консерватизм в свое время погубил старейшин как ее клана, так и многих других. Не дать себе закостенеть было сложным делом, но стоящим усилий: у более адаптированного к современному миру Сородича было преимущество перед своими ровесниками.

Отредактировано Mara Shade (2014-08-02 09:31:03)

+2

7

Начало игры
21:15

Зибил вкрадчиво наступала на каждую из своих восьми лап, передвигаясь над пустынной улицей Даунтауна в Пенумбре. Ананаси была осторожна, впрочем как и всегда. Пенумбра сама по себе довольно опасное место. Многие искатели ответов лишились своей души, изучая свойства и многочисленные секреты этого места, надежно скрытые от глаз.
Женщина, впрочем, уместнее будет называть ее огромным пауком, передвигалась по невидимой обычным смертным паутине, которую оставили ее многочисленные сородичи, которых так же влек мир Пенумбры. Отметив что воздух сегодня подозрительно красный, Зибил, поднявшись на высоту около сотни футов, сошла с паутины и приземлилась на крышу здания, чьи стены слегка подергивались и расплывались, что говорило о том, что в мире смертных оно претерпело ряд значительных изменений и Пенумбра, в скором времени, должна перенять их. Вдруг внимание паука привлек стоящий на другом конце крыши мерцающий красноватой аурой силуэт, который делал руками какие-то замысловатые пассы, казалось, вовсе не заметив огромного паука, появившегося секундами ранее позади него. Ананаси, решив что перед ней очередной искатель ответов, углубившийся в темные районы Пенумбры, которые его раса еще не исследовала, принялась медленно и чинно подступать к нему, раскрыв хелицеры, в предвкушении добычи. Но тут силуэт развернулся к Зибил и, выкрикнув что-то на непонятном ей языке, выпустил в нее стремительно-движущийся белый шар, который с глухим хлопком разорвался под ногами паука. Бетонные плиты крыши, на которой стояла ананаси, принялись растворяться, превращаясь в густой белый туман. Бестолково замахав лапами, Зибил начала падать в появившуюся под ней дыру.
Будь проклят твой род, колдун! – громко крикнула ананаси в падении, прекрасно понимая что сейчас произойдет.
Переход в реальный мир протек резко и паучиха чудом успела материализовать паутину из Пенумбры, прежде чем окончательно слиться с миром смертных, чем спасла себя от дюжины переломов. Зибил закончила материализоваться на нижнем этаже, все же сумев мягко приземлиться на все восемь лап, упав, с характерным звуком, на клейкую густую паутину, из которой она с трудом выбралась, отметив про себя, что паутина ее сородичей, сотканная в Пенумбре, малопригодна для перемещений по миру смертных.
Кое-как выбравшись из липкой ловушки, спасшей ее жизнь, наделав при этом в комнате, явно не предназначенной для материализации в ней ананаси, в форме Пифус, настоящий кавардак, женщина, изменив пропорции своего облика до размеров, позволяющий комфортно перемещаться внутри здания, не прибегая к поиску паучьих ходов и не меняя форму.
Прошу меня извинить - в этом городе и на этой земле я сама гостья. – донесся до Зибил обрывок фразы, произнесенной лаконичным женским голосом, с должной вежливостью.
Ананаси была голодна и не спешила принимать Хомид, который в отличие от ее текущего облика, не добавил бы смертным, чья короткая, по меркам большинства ананаси жизнь, и без того была полная впечатлений, лишнего повода помешаться рассудком. Смертным же, по мнению Зибил, являлся владелец этого вкрадчивого голоса. Женщина была голодна, из-за ее недельного путешествия по Пенумбре, прервавшегося из-за колдуна, забредшего невесть зачем во враждебную землю, который изгнал ее обратно в мир смертных. Сложно сказать сколько бы еще времени провела там ананаси. В Пенумбре потребности физиологического тела притупляются и случаи, когда спустившийся в этот мир оставался в нем навечно, из-за того что его тело лишилось сил из-за голода, были нередки. Так или иначе, услышав человеческую речь, Зибил решила наполнить свое тело внутренностями живых.
Едва ананаси выбралась в другую комнату заброшенного госпиталя, в ее нос ударил резкий запах вампиров, который она давно научилась различать.
Дети Каина! – гневно выкрикнула она. Из-за того что она не до конца успела сформировать в теле голосовые связки, крик вышел смазанным и немного нечленораздельным.
Зашипев, она яростно ударила одной из ног по стоящему у стены шкафу, который стоял там довольно долго и простоял еще столько же, не встреться на его пути раздосадованная фера. Поборов в себе, тут же возникшее желание напасть на источник столь неприятного запаха, Зибил успокоилась и отползла поближе к стене, не теряя из вида сородичей. Конечно, маловероятно что они станут нападать на нее, пока она в боевой форме, если конечно это не птенцы, незнающие всех опасностей, подстерегающих молодых вампиров в их загробной жизни, но рисковать она не хотела. Ананаси, надеясь что сородичи увидят, что она не собирается нападать на них и в свою очередь так же проявят сдержанное миролюбие, решила принять Хомид, не став атаковать вампиров. Может быть она посчитала нужным не нападать на них, а скорее всего, она была просто слишком измотана длительным пребыванием в Пенумбре и ослаблена голодом, чтобы сражаться сразу с двумя вампирами.
Практически полностью обернувшись человеком, она вышла из тени, щурясь от тусклого света лампы, в котором ее глаза, все еще выглядели как глаза паука, из-за того что она недавно меняла форму. Зибил все же решила потратить остатки крови, чтобы нащупать в воздухе нити паутины, на случай если сородичи решат напасть на нее. Какое-то время рассматривая вампиров, чьи внешности все еще виделись ананаси мутными пятнами, которые, впрочем, постепенно принимали форму гуманоида.
Дети Каина. – уже спокойным низким голосом сказала Зибил, отойдя от падающего на нее света. – Прошу простить меня за то, что я могла напугать вас. Голод, порой, заставляет всех нас действовать опрометчиво.
Женщина подняла руку, кисть которой все еще выглядела как хелицеда паука и внимательно посмотрела на то, как она приняла человеческую форму.
Я не собираюсь нападать на вас. Вы – не моя еда. Ни сегодня, ни когда-либо еще. Кровь мертвецов выжигает нас изнутри. – помедлив, она добавила. – Но все же, я голодна. – женщина закрыла глаза, которые так же закончили трансформацию, и снова открыв их, незамедлительно огляделась. – Воздух в Пенумбре был красным, в этом мире что-то происходит и я не рискну начать свой долгий путь в свое Сили, не завершив процесс кормления. – женщина выглянула в затянутое железной решеткой окно. – Мне унизительно просить о помощи представителей вашего рода, но все же я вынуждена это делать, ввиду собственной недальновидности. Я прошу вас об услуге – станьте моими проводниками в этом городе, пока я не найду человеческое существо, чьи внутренности насытят мой желудок, и тогда я смогу убраться в Гриффит-Парк.
Вы сможете рассчитывать на мою помощь, оказавшись в моих владениях, в будущем. – помедлив, добавила Зибил.

Отредактировано Zibille (2014-08-04 16:40:27)

+6

8

YOU ARE UNDER ATTACK

[float=left]http://sd.uploads.ru/QOJIU.png[/float]Имя: -
Известен как: Старик, Объект-106.
Раса: Восставший.
Характеристика: Старик выглядит как пожилой гуманоид на поздней стадии разложения. Внешность меняется от случая к случаю, но свойство "гнилости" присуще любому облику. Он не особенно ловок и временами лежит без движения по нескольку дней, поджидая жертву. Но он также может карабкаться по любой вертикальной поверхности и висеть вверх ногами сколь угодно долго. Излюбленная форма атаки - выведение жертвы из строя путём повреждения жизненно важных органов, групп мышц и связок, после чего Старик затягивает обездвиженную жертву за Завесу. Чаще всего его жертвами становятся люди в возрасте от 10 до 25 лет. При столкновении с очень сложными конструкциями, лишёнными закономерностей, Старик "путается", не в силах отыскать выход. Также он не терпит яркие вспышки света, направленные на него. Это не сопряжено с какими-либо повреждениями, в таких случаях Старик просто уходит за Завесу, создавая себе проход на твёрдой поверхности.

Для мёртвых время течёт совершенно по-разному. Кто-то не хочет следить за его ходом вообще, кто-то с ужасом присматривается ко всем изменениям, что происходят с Землями Плоти, и как искажаются их отражения в Землях Теней, а кто-то попросту забывает о том, что оно вообще есть. Время текуче, оно столь же непознано, как Шторм. Хотя  бы поэтому его стоит бояться. «Сто шестой» не помнил, как давно ему удалось улизнуть от Арканума, собственно, как не помнил причины, по которой он угодил к ним в лапы. Сейчас, казалось бы, это не должно быть слишком уж важно, но, петляя по лабиринтам заброшенного госпиталя, он невольно вспоминал то, в какие ловушки его помещали исследователи паранормального. Тогда он, беспомощный и обескураженный, ходил по кругу и пытался предать коррозии плотные перегородки своей клетки, но безуспешно. Разумеется, его не кормили. Так, иногда подкидывали случайных людей, на которых он набрасывался с особенной жадностью, не намериваясь возвращать их из-за Завесы, но если он позволял себе подолгу пропадать в параллельном людскому измерении, его вытягивали оттуда огнём и светом. Однажды его перестали кормить вообще, совершив тем самым огромную ошибку. Для себя, конечно. «Сто шестому» это было сродни случайному выигрышу в лотерее. Тогда он не понимал, что творит  - руководствуясь только голодом, ему удалось уничтожить почти весь штаб и выскользнуть в город до того, как обескураженные люди пришли в себя и оценили масштаб трагедии. Шкурку одного из них он носил до сих пор, хотя та заметно попортилась. Сегодняшняя ночь была просто отличным поводом для того, чтобы подыскать себе новую оболочку и насытиться вдоволь здоровыми и крепкими людьми. Нужно просто знать к ним подход. Руководствуясь этим решением, он принялся искать выход наружу, по большей части передвигаясь по порталам в плотных преградах, возникающих у него на пути. Почти у самого проёма наружу его нежданно спугнуло чужеродное существо, невесть откуда взявшееся в этих стенах. Он знал каждое помещение, каждый подвал и тёмный уголок наизусть, поэтому готов был поклясться, что это создание появилось буквально из воздуха, потому как никогда прежде не обитало в этих стенах. «Сто шестой» воспринял этот визит враждебно, но, с другой стороны, если это создание было живым, он с наибольшей вероятностью мог в него вселиться. Выйдя из прежнего тела, он просочился в пол, начиная преследовать незваного гостя, который уже не в первый раз удивил видавшего виды восставшего: сначала оно было огромным пауком, после, сжалось до размера обычного человека и приняло вид простой смертной женщины. Он знал, разумеется, что в мире помимо людей и призраков существуют ещё оборотни, перевёртыши и вампиры, но никогда прежде не сталкивался ни с кем, кто мог бы принимать какую-то форму помимо гигантского волка. Это его слегка озадачило, но вместе с тем заставило действовать увереннее. Очутиться в теле оборотня-паука – почему нет?
Так он проследовал за ней на улицу, заставая помимо будущей жертвы ещё две оболочки, которые не представляли для него никакого интереса, разве что развлечения ради можно было бы обратить их в прах. Как-то он пытался вселиться в тело вампира, то мгновенно превратилось в гниющую субстанцию, поспешно изрыгнув нежеланного гостя обратно в людской мир. С тех пор он хорошо усвоил себе то, что эти существа ни на что не годятся. Поэтому, сосредоточенно игнорируя то, о чём говорят эти трое, он протянул из грунта свою руку к ноге паука, намериваясь схватить за неё и быстро поразить живую плоть, чтобы облегчить вселение. Другой он опирался на обмертвевшую землю вокруг, процесс разложения сейчас должен распространяться на всё – чем шире площадь поражение, тем проще ему будет улизнуть в случае неудачи.

+1

9

Не успело слово "гостья" сорваться с губ Мары, не успела юная Тореадор ответить на чужие вежливые, пусть и учтиво-холодные слова... как спокойная, располагающая к беседе обстановка вокруг взорвалась вихрем запахов, звуков и голосов.
–Дети Каина! - старый, полуразвалившийся шкаф, стоящий возле бетонной стены, отлетел в сторону, рассыпавшись гнилыми досками. Стрикс инстинктивно отскочила в сторону, выбрасывая вперед руки. Кожа на тонких кистях пошла волнами и сдвинулась к локтям, открывая... нечто. Более всего конечности Мары напоминали причудливое переплетение полых трубок и трубочек с мощными мускульными стенками, отдаленно напоминающее человеческие руки. На фалангах пальцев в мгновение ока выросли четырехдюймовые когти, каждый из которых был острее хирургического ланцета. Отверстия трубок выходили как раз под ними, сжимаясь и разжимаясь - из них в любой момент была готова под огромным напором брызнуть отравленная, кислотная витэ Мары, разъедающая все, с чем бы не соприкоснулась. Цимисх настороженно присмотрелась к вновь прибывшей. Ананаси! Сомнений быть не могло: громадная паучиха-арахнид с трудом принимала человеческий облик, и из этой трудности следовало одно: Ананаси была голодна, причем голодна так, что еле держалась на ногах. Из этого можно было извлечь выгоду.
-Дети Каина, - густой, пришепетывающий голос напоминал сливочное масло, в которое попало несколько песчинок. Фасеточные глаза, поблескивающие в свете тусклого фонаря, мигнули и съежились, превращаясь во вполне человеческие. Вот только разум в этих глазах отнюдь не принадлежал смертному: чуждый, рациональный и столь же холодный, как и у самой Стрикс. - Прошу простить меня за то, что я могла напугать вас. Голод, порой, заставляет всех нас действовать опрометчиво.
-Приветствую тебя, дитя Ткача, - из-за резкого Изменения Цимисх не смогла проконтролировать свое тело, как должно. В результате вместо певучего контральто из уст Мары зазвучал мультитональный голос, более похожий на звук, производимый синтетическим вокодером. - Ночь неспокойна - многие заботятся лишь о сохранении собственной жизни, поэтому сейчас простительны и куда большие оплошности, - тем не менее, настороженность не проходила.
Все органы чувств Изверга работали на пределе своих возможностей. Каждая клетка ее мертвого тела буквально орала о приближающейся опасности, но источником этой угрозы явно была не утомленная арахнида. Да и не справилась бы она с двумя каинитами, каждый из которых был сыт и весьма бодр.
Что за...
Следующая фраза оборотня заставила Мару мысленно довольно потереть руки.
Вот это шанс... Нет, Ананаси, который должен тебе Услугу - это определенно выгодное приобретение. Я должна заполучить его.
И в этот момент, не успела Изверг даже рот раскрыть для ответа, смутное ощущение опасности сконцентрировалось в яркий клинок, бьющий по мертвым, но чувствующим острее живых, нервам.
Прорицание, изучаемое ею весьма тщательно, никогда не подводило Мару. Треск разрываемой Завесы отдался в голове отвратительным шорохом, а незваный гость из Земель Теней наконец стал видимым. То, что можно было идентифицировать как руку, тянулось к ноге Ананаси прямо из земли, распространяя вокруг себя почти физически ощутимые волны не-жизни, холода, гнили и разложения.
-Назад! Быстро! - оставалось надеяться, что адресованный арахниде предупредительный окрик та воспримет правильно.
Призрак по ощущению был не так уж силен... хотя и явно пытался завладеть живой оболочкой оборотня. В свете наклевывающейся сделки, приоритетной задачей Стрикс было помешать ему. И она намеревалась это сделать прямо сейчас.
Витэ снова потекла по жилам Мары, все быстрее и быстрее, и реальный мир для нее начал меркнуть, размываться и тускнеть. Для сторонних наблюдателей это выглядело так: каинитка, еще секунду назад мертвой отнюдь не выглядящая, оседает на бетонные блоки, пошатнувшись, без признаков жизни. Джейн, правда, вполне могла понять, что произошло - использование пятого уровня Прорицания (астральная проекция) всегда приводило к тому, что материальное тело Сородича впадало в торпороподобное состояние.
Как только очертания предметов и чужих тел окончательно расплылись в зыбкой ткани Тонких планов, Мара смогла увидеть своего соперника лицом к лицу. И он смог разглядеть... ее.
Изверг почти безумно расхохоталась, широко разевая бритвенно-острый клюв с иззубренными краями. В этом плане реальности хотя бы приблизительная человекоподобность была ни к чему - и перед Стариком сейчас стояло весьма впечатляющее чудовище, представляющее собой совершенно монструозную птицу. Две пары глаз и причудливые наросты украшали вытянутую голову, сидящую на короткой мускулистой шее; на сгибах крыльев красовались все те же лезвия-когти, а в черноте распахнутого клюва, извиваясь, трепетал пучок чрезвычайно длинных языков-щупалец, испещренных множеством толстых плоских присосок.
Мара презрительно зыркнула на сухую фигурку сгорбленного старика, сейчас, похоже, растерянного, и уставилась в глубоко запавшие, подернутые мутной гнилостной пленкой глаза призрака.
-Убирайся отсюда. Здесь для тебя нет добычи, - короткая фраза прозвучала, словно удар хлыста, со свистом рассекающий плоть.
Искрящийся ветер астрального плана бесшумно трепал свалявшиеся перья Стрикс.

Отредактировано Mara Shade (2014-08-05 21:18:48)

+3

10

Паутина, по которой ананаси планировала отступать, когда почуяла детей Каина, задрожала, выдавая присутствие потустороннего существа. Зибил отрешенно посмотрела отвечающего ей вампира. Куда больше она была озадачена сотканной сородичами паутиной, которая, казалось, начала подгнивать, ветшая от старости. Что-то разъедало ее, как ржавчина разъедает железо, и молодая плесень пожирает оставленный на столе кусок хлеба.
Приближающееся существо, само того не замечая, дергало нити разлагающейся от его прикосновений паутины, на которую полагалась женщина, в своем отступлении.
Назад! Быстро! – крикнула ананаси ее собеседница.
Зибил равнодушно подняла глаза, заметив как тело вампира рухнуло наземь, лишившись сознания. Находящаяся в мире живых ананаси, не видела преображения астральной проекции вампира и поэтому для нее дитя Каина виделось лишь лежащим на земле телом.
Наконец, арахнид почувствовала легкое прикосновение цепких костлявых рук на своей лодыжке, за которым последовала резкая боль. Женщина даже не скривилась, ожидая этого, впрочем на другом, нежели чем вампир, уровне. Зибил решила, что ее паутину разрушил астральный подселенец, последовавший за ней из Пенумбры, еще более вероятным она считала, что виновником, по которому это существо вырвалось оттуда, был колдун, с которым она столкнулась ранее. Подселенцы, сбежавшие из Пенумбры, старались отыскать тело, которое они могут занять, потому что находясь вне материального тела в мире смертных, каждое мгновение нижние миры затягивали их обратно, что отзывалось в их астральном теле жгучей болью. Однако, в отличие от гостей из Страны Теней, подселенцам из Пенумбры недостаточно было физического контакта, более того – он и вовсе не был необходим им. Они могли вселиться лишь в тело того существа, которое приняло его законное существование в мире смертных, который активно этому противился.
Зибил рассчитывала игнорировать существо, пока оно не поймет что арахнид не собирается уступать свое тело и не вернется к хозяину, однако ударивший в ее нос запах разложения, ясно дал ей знать, что атакована она вовсе не подселенцем, а существом в корне противоположным ему, с которым ананаси доселе не приходилось сталкиваться.
Женщина почувствовала дыхание мертвеца, который обхватил руками ее лодыжку. От запаха гниения, которое чувствительное обоняние фера почуяло особенно остро, ананаси была вынуждена неловко поджать ноздри.
Зибил с непониманием посмотрела на лежащую на полу дочь Каина и приглушенно кашлянула, сплевывая изо рта сгнившую кожу, которая стремилась покинуть тело ананаси, отторгаемая организмом фера. Арахнид бы давно уже рассыпалась на огромное количество мелких пауков и убралась бы от источника опасности, пожертвовав, может, парой или тройкой десятков ползунов, но нехватка крови не позволяла ей этого сделать, и женщина была вынуждена бездействовать, полагаясь на цимисха.

Отредактировано Zibille (2014-08-06 17:32:35)

+1

11

Наверное, если бы Джейн писала мемуары, она бы начала со слов: «ничто не предвещало беды». Серьёзно, ничем таким не грозила ставшая роковой встреча в баре пятнадцать лет назад. Ничего страшного само по себе не подразумевалось, когда Джейн согласилась исполнять приказы Князя. Только всё в конечном счёте оборачивалось какой-нибудь локальной катастрофой или, по меньшей мере, обстоятельствами, несущими прямую угрозу её не-жизни. В самом начале, конечно, было даже чуточку страшно – какой дурак вообще не переживает за своё существование, даже если он формально бессмертный? С течением времени это чувство стало неотъемлимой частью её новой природы, поэтому вампир быстро смирилась с постоянной угрозой извне. Мир всё же полон опасностей. Сегодняшняя политическая акция прямое тому подтверждение. И всё же она была очень сильно удивлена дружелюбием существа, у которого одежда имеет свойство шевелиться и причудливо менять свою форму, кажется, по одному повелению мысли хозяина. Последняя встреча с Цимисхом (а женщина принадлежала именно к этому клану – Юджиния не сомневалась) закончилась для него плачевно, и девушке оставалось надеяться только на то, что Изверги не страдают вендеттическими загонами по поводу погибших собратьев. В противном случае пришлось бы отбиваться от огорчённой событиями прошлых лет новой знакомой. Нет, это потом. Для начала стоило бы оторвать осоловелый взгляд от её одежды-трансформера, которая, - о боже мой, - вполне осмысленно смотрела в ответ. Пожалуй, стоит выучиться уже ничему не удивляться.
- А… - поняв, что защита ей светит лишь в том случае, если она сама поможет сородичу добраться до интересующей её станции метро, Джейн слегка сникла. Хотя, если так прикинуть, сабвэй всё ещё функционировал, поэтому окольными подземными путями она смогла бы добраться до Беверли. – Ага. Но только советую держать ухо востро – сейчас на улицах полно безбашенных товарищей, принимающих любого случайного прохожего за живую мишень. А ещё я видела на крыше сна…
Договорить ей не удалось, так как в спокойный, казалось бы, разговор вмешался друг, портящий все фотографии. С проворством Человека Паука и вслед за также среагировавшей на инородный шум и голос Марой, Джейн отскочила назад, готовясь сделать хоть что-нибудь, чтобы себя защитить. В её арсенале не было таких причуд, как у Цимисха, вдруг решившего обнажить свою скелетную структуру явно в целях самозащиты (эти товарищи и не такое вытворяли со своим телом, так что к подобному вампир была примерно готова), поэтому оставалось полагаться лишь на быстроту реакции и на природную клановую скорость перемещения.
Дети Каина. Прошу простить меня за то, что я могла напугать вас. Голод, порой, заставляет всех нас действовать опрометчиво.
Настоящий Питер Паркер, то есть, конечно же, самка ананаси, стала довершающим аккордом во всём происходящем. Никогда прежде Еве не приходилось сталкиваться с другими изменяющими облик лицом к лицу, если не считать стычку с азиатским рокеа, который даже по людским меркам был слабаком, поэтому сейчас, вместо того, чтобы вернуться к мыслям о том, что нужно делать наверняка: сражаться или бежать? – вампир во все глаза смотрела, как паукообразное создание постепенно принимало форму обыкновенной человеческой женщины. Впечатляет. Хотя Мару, кажется, подобный фокус вовсе не удивил – она довольно дипломатично среагировала на появление пришелицы и открыла рот не для того, чтобы показать, насколько она удивлена (как, например, Джейн), а чтобы сразу пойти на контакт. Который продлился недолго, впрочем. Это чудовище, теперь ютившееся в шкурке смертной, просило о помощи, и вампир уже почти сообразила, куда её можно сводить, чтобы дать покормиться всласть, как к вечеринке присоединилось ещё одно незваное. По сверхъестественному чутью ударило, как по расстроенным струнам – эффект вышел приглушённый, но ощутимый и почти такой же дребезжащий, как звук от этих самых струн. Такую едва уловимую энергетику могли издавать только гости из-за Завесы, и, видимо, сборище троих мыслящих существ выволокло одного из них из убежища.

+2

12

- Назад! Быстро! – и вместо подвергшейся опасности ананаси в сторону отпрыгнула Джейн, успевая заметить, что действующее на нервы существо уже успело ухватить оборотня за ногу. Сама атакованная, кажется, была сосредоточением безразличия всего мира. Стало и впрямь интересно: если её будут на куски резать, она будет так же стоять и сканировать пустым взглядом пространство?
А разложение, кажется, слегка приостановилось. По крайней мере, поражённая гнилостными свойствами призрака площадь вокруг ананси осталась прежних размеров. Было ли это связано с тем, что Мара на время покинула это измерение, весьма опрометчиво бросая своё тело неподалёку с опасной зоной, или же дух был попросту неспособен на большее – неизвестное, но очевидно было одно: сейчас самое время обезопасить пассивную паучиху от дальнейших повреждений. Даром она была Спайдермэном, вела себя она подстать какой-нибудь Мэри-Джейн, не способной узнать в «паучьем» голосе голос своего приятеля Паркера. Подобные сравнения слегка веселили Тореадора, посему Юджиния позволяла себе до последнего действовать непринуждённо, впрочем, вполне осознавая всю серьёзность ситуации. Позанудствовать можно будет и потом.
- Иди сюда, - безапелляционно потянув на себя за запястье оборотня, проворчала Джейн, стараясь выволочь странноватое создание из поражённой зоны. – Чем дольше ты там стоишь, тем больше внутренностей выплюнешь.
В следующую минуту она занялась уже безвольным телом Цимисха. Обхватив его под руки, вампир потащила его подальше от мёртвой земли на случай, если вдруг этот «портал» будет расширяться. Как бы ни сложились обстоятельства в будущем, сейчас она голосовала лишь за то, чтобы у Мары всё получилось. В противном случае появился бы риск вновь оказаться в одиночестве один на один с враждебно настроенным городом.

оффтоп

мне очень стыдно за то, что я так заторчала -_- во всех бедах винить меня и интернеты

+2

13

«Сто шестой» всегда знал, что он недооценивает многих существ. Взять, скажем,  тех же несовершенных смертных, так легко поддающихся тлению. После того, как ему удалось вернуться в своё тело, он десятками, а, порой, даже сотнями уничтожал людей, чтобы насытиться Ангстом и подыскать себе новую оболочку, так как старая быстро изнашивалась и стекала гнилостными остатками прямо по затвердевшему корпусу наземь. Но смертные нашли способ его изловить, как-то прознали про его слабости, загнали в лабиринт из множества прочных стен, заставляя там метаться и страдать, пожирая себя самого и свою грубую тираничную Тень. В «Сто шестом» не осталось ничего человеческого, но одно в нём всё же было до сих пор живо – вполне естественное для любого разумного существа тщеславие. Так как за эталонную единицу принято считать человека (а не вампира или оборотня, к примеру), в итоге получалось, что Тень поглотила не все остатки прежней души. Только вот даже тогда, когда казалось, для него всё кончено, дух сумел вырваться наружу, доказывая и всем своим мучителям, что он – сверхсущество, отыскавшее выход из Земель Теней и вернувшееся в своё тело, сверхсоздание, готовое любого несогласного обратить в прах. Вот и сейчас, когда перед ним за Завесой явилось нечто безобразное, какое он не видел даже среди порождений Спектров, он думал не о том, насколько он обескуражен, а как бы обойти это препятствие и разобраться, откуда оно явилось. Существующий на два мира одновременно и бесконечно рискуя своим Корпусом, «Сто шестой» привык ко многому, но подобное видел впервые и, чего греха таить, был слегка напуган неведомым доселе явлением. Но, быстро взяв себя в руки, призрак постарался как можно скорее убраться из астрального плана, чтобы не дать птицеподобному чудищу физически ранить себя. Самое время было бы вселиться в то живое создание, которое так податливо стояло и не предпринимало никаких попыток отбиться, как бывало, когда он начинал прикасаться к плоти, постепенно подвергая её мучительному гниению заживо, но его задумку разбил голос этого существа, заставляя врасти в землю и с ненавистью в белёсых глазах глядеть в ответ. Существо не говорило, оно приказывало, и мощь этого приказа, вопреки настойчиво бьющимся желаниям Тени вырвать душу из чар, не могла идти ни в какое сравнение со всеми Арканоями, которые он знал. Шипя, как шипит разъедаемый кислотой металл, он безропотно повиновался, отступая обратно в Земли Плоти и теряя тем самым безграничную подпитку из загробного мира. Чудовище сгинуло, оставив после себя разгневанную произошедшим Тень и совершенное опустошённую душу, нуждающуюся в вымещении той злобы, которой сейчас её наполняла тёмная сторона призрака. «Сто шестой» не мог противиться приказу, поэтому живое создание теперь было вне зоны его досягаемости, но зато он мог сильно навредить своим противникам. Буквально через пару секунд, как он оказался в людском измерении, фонарь, скудно освещающий территорию, истерично замигал и погас, оставляя существ во мраке, а затем с противным скрежетом с четырёхметровой высоты рухнула вся установка. Но это было самым малым, на что был способен разгневанный призрак. Далее, беспорядочно мечась по территории и заставляя траву сохнуть от отравленного прикосновения, он создал вокруг загнанных в круг из соломы ловушку, которую поджёг силой Арканоса. Этого всё равно было недостаточно. Всего всегда было недостаточно. Ах, с каким удовольствием бы он сейчас обратил в прах этих кровососущих созданий, а затем сгноил бы перевёртыша. Но ему было не подступиться из-за чёртового чудища, поэтому всё, что оставалось «Сто шестому», занырнуть в землю и ждать, когда сгниёт и рухнет на них очередная конструкция из металла, предназначенная, видимо, для реставрации, а теперь послужившая отличным средством для того, чтобы прихлопнуть этих созданий, как назойливых мух.

+1

14

Мир вокруг медленно обрел четкие очертания. Вместе с ощущением тяжести собственного тела пришли и другие: запах моря, который, кажется, окутывал весь Лос-Анджелес, запах гниющей плоти... и запах горелой травы.
Чертов призрак успел поработать над перевертышем. Не выйдет, ничтожество.
В следующий момент тело Цимисха пришло в движение. Мара сотни раз проделывала фокус с астральной проекцией, так что проблем с возвратом в тело уже не возникало. Затылком почувствовалась угроза - и она, оттолкнувшись от земли мощными ногами, буквально вышибла Джейн и оборотня с места, на которое только что приземлился разбитый фонарь. Все же, четырехсотлетний стаж в Шабаше давал о себе знать - Стрикс ждала подвоха ежесекундно, ежечасно, и усиленные Прорицанием и Изменчивостью органы чувств работали, в основном, в ее пользу.
Правда, у этого была и оборотная сторона.
Едва только стало возможным, образно говоря, перевести дух и адекватно оценить обстановку, как в голове молотом забился, разгораясь, яркий пламень Красного Ужаса.
Огонь, огонь обступал ее со всех сторон, огонь окружал Мару, и не было спасения от этого беспощадного, жгущего, болезненного... Каинитка замерла, прижимая руку к горлу - со стороны это выглядело, словно она боролась с дурнотой. Но на самом деле все было страшнее - зрачки Стрикс стремительно расширялись и сужались. Цимисх находилась на грани безумия, уродливый Зверь, являющий собой значительную часть души Мары, рвался в припадке ужаса... но самоконтроль оказался сильнее.
Саббат закалял каинитов. Прыжки через костры, которые были неотъемлемой частью жизни каждого, поддерживающего Меч Каина, делали практически невозможное - они позволяли обуздать перепуганное внутреннее чудовище с помощью хлыста и цепей.
Мара скрипнула зубами и распрямилась, оглядывая "театр военных действий". Кое-какие детали определенно наводили на мысли - первым делом чертов дух вырубил фонарь.
Это никчемное привидение боится яркого света?.. Похоже на правду. Что ж, хуже от этого не станет.
Трубчатые пальцы нашарили и крепко сжали в кармане мобильник.
-Джейн, - голос Цимисха прозвучал уже спокойно и вполне уверенно. Натура Мары проявляла себя особенно ярко в критических ситуациях, подобных этой - при одном взгляде становилось понятно, что уж она-то знает, что делать. Конечно, призывать себе в помощники камарильского неоната не очень-то и хотелось, но ради повышения шансов на успех нельзя было брезговать любыми методами. -Похоже, эта тварь боится яркого света. Делай, как я.
В этот момент Стрикс была рада, что гуль, отправленный в ближайший магазин цифровой техники с заданием купить что-то из этих новомодных штучек, притащил мощный смартфон с не менее мощной встроенной камерой. Конечно, Мара не смогла освоить   даже трети всего функционала прибора, но ей это было и не нужно.
А вот вспышка камеры, она же довольно неплохой люминесцентный фонарик, включалась одной кнопкой.
В руках Изверга засиял, переливаясь, яркий и больно бьющий по живым и призрачным глазам источник белого беспощадного света.
О пропитании для паучихи позаботимся позже. Если выживет. Впрочем, она должна выжить. Ее можно будет выгодно использовать.

Отредактировано Mara Shade (2014-08-14 22:12:28)

+2

15

В таких случаях обычно дважды просить не приходится. Ладно, когда тебя пытается растерзать толпа христанутых, вооружённых чуть ли не до зубов, но всё же живых - из плоти и крови, а совсем другое, когда твоё существование пришлось не по душе сомнительному призраку.На секунду зрение Джейн неприятно резанул взявшийся невесть откуда свет, и только оклик новой знакомой помог расставить всё по местам. Мара сообразила быстрее, чем тореадор, связав так неожиданно выведенный из строя фонарь и поведение призрака, поэтому у вампира теперь были все основания полагаться на её действия: нашарив в кармане свой сотовый телефон, она, немного повозившись, также включила портитивный фонарик. Однако к этому сомнительному действу пришлось подключить и силу Прорицания, чтобы хоть как-то отследить перемещение духа. Последний раз его бледная аура сверкнула возле пристройки у стены, после чего та опасно заскрежетала и начала отклоняться в сторону. Быстро дёрнув Сородича за рукав и понадеявшись слегка с запозданием, что чудо-одёжка не отхватит ей конечность, Джейн сама отскочила в сторону от падающей конструкции, краем глаза снова замечая перемещение призрака. Вспыхнувшая было трава, которая, судя по наблюдениям, успела немало напугать Изверга, уже дотлевала в том же круге, в каком угрожала немедленной расправой для всякого не-мёртвого, рискнувшего бы сунуться к ней ближе, чем на метр. Судьба перевёртыша в этот момент мало волновала вампира, так как то создание предпочитало простаивать сомнамбулой, чем что-то предпринимать. Аура призрака снова попала в её поле зрения, и она поспешила направить луч яркого света аккурат в то место, где, по её предположению, находился неугомонный дух.
- Знаешь, мне говорили, что если хочешь избавиться от циклического призрака, нужно разорвать его связь с этим миром, - совершенно буднично, будто бы читая заголовок утренней газеты, произнесла Юджиния, не переставая преследовать потустороннее создание светом. - Понятия не имею, что у него тут за дела, но не лучше будет его снова загнать в эти развалины, а потом убраться подальше?
Тут как назло фонарик мигнул и погас, а смартфон завибрировал, возвещая о входящем вызове. Даже не глядя на экран, тореадор знала, кто в такую минуту может её вызванивать. Небрежно проведя по дисплею пальцем, она сняла трубку, и так же раздражённо бросила в динамик:
- Тысяча извинений, но говорящая голова вам перезвонит позднее.
И, снова запустив виджет, Джейн начала свою охоту за принесшим столько неприятных моментов духом, который ей даже не нравился - таким простеньким и предсказуемым он был.

0

16

Игрок Zibille выбывает из эпизода. Призрак добирается до фера и разлагает её окончательно в виду бездействия персонажа, после нападает на Mara Shade с целью и её обратить во прах. Очередь переходит к Eugenia Delectorskaya.

0

17

Вот так обычно и случается, когда кто-то из коллектива не заинтересован в результате задуманного всеми действа. Странно только то, что некоторых не волнует даже собственная жизнь - не такая уж и зрелая представительница Мира Тьмы нашла для себя пару секунд, чтобы предаться недоумению по поводу бездействия в буквальном смысле свалившейся им на голову паучихе. То, как она равнодушно встретила свою кончину, заставило Джейн внутренне содрогнуться. Зрелище, скажем так, было не из приятных, ведь не каждый день ты наблюдаешь за тем, как с недавно живого существа ошмётками сползает кожа. Брр... и всё же в такой ситуации было не до скорби, необходимость уносить ноги стала для неё целью номер один. Чуть не споткнувшись о попавшуюся под ноги арматуру, вампир перескочила через неё, продолжив светить перед собой люминесцентным фонариком, надеясь отогнать нечисть, пока будет выбираться в сторону выхода. Неизвестно, последует ли за ней этот дух или нет, главным было обезопасить себя хотя бы на время. Но на полпути к свободе она всё же обернулась, чтобы проверить, что стало с ещё одним командным игроком. Мары видно не было, поэтому напрашивался один вывод из двух: либо её также уничтожил призрак, и теперь очередь за Юджинией, либо ей удалось сбежать от цепких лап разложения. Но нет, вскоре зрение смогло выхватить из темноты знакомую фигуру, после чего тореадор не долго думая направила световой луч аккурат в ту сторону, откуда она успела заметить шевеление. В том, что призрак был где-то рядом, она не сомневалась. Сомнительным было скорее то, что цимисх долго продержится в обществе такого товарища.
- Эй! - Джейн попыталась окликнуть сородича. - Нам пора сваливать отсюда!
Если ответа не последует, уходить придётся одной, потому как ей-то как раз собственная не-жизнь была достаточно дорога, чтобы просто так вот с ней расставаться и отправляться в одно с этим мерзким гадом измерение.

0

18

[AVA]http://s52.radikal.ru/i138/1411/ed/8f18e5f14c3f.png[/AVA]
[NIC] Grimaud [/NIC]
[STA] Slash and burn! Protect and booze![/STA]
[SGN]HAMMER TIME![/SGN]
21:45
На крыше раздался оглушительный грохот, словно на нее скинули что-то весьма тяжелое,и это что-то сейчас продолжит свой путь туда, где сейчас находились девушки и "Старик". Так оно и случилось, ибо спустя несколько минут потолок треснул и из его остатков выпал большой железный ящик, обмотанный цепями и тряпками. Что удивительно, но из ящика доносились странные звуки, отдаленно напоминающие человеческую речь и звуки ударов чего-то тяжелого по металлу. Откуда взялся этот ящик и что такое там внутри? Что же, придется вернуться на пару минут назад. Именно пару минут назад, над Лос-Анджелесом пролетал неизвестный грузовой самолет немецкого производства, чей грузовой трап был открыт, словно из него собирались сбрасывать что-то. И этим чем-то был тот самый ящик. Возле ящика стоял грузный мужчина,чьи глаза выдавали в нем представителя клана Гангрел. Причем стоял он так, словно кого-то ждал и всей душой уже проклинал ожидаемого. Тем временем из ящика так же доносились звуки, на что гангрел треснул по нему кулаком-Тише, тварина. Мы уже на месте. Надеюсь твой дружок найдет тебя быстрее, чем ты заговоришь до смерти половину города.-произнес мужчина, мрачно сверля своими глазами ящик, словно он знал что неизвестное внутри чувствует его. Но вдруг раздался другой голос, более мягкий и с нотками сарказма.-Ну, не стоит так переживать за Лос-Анджелес, друг мой. В любом случае пришло время выполнить приказ и доставить нашего разговорчивую цель.Так что отойди от ящика,пожалуйста.-прозвучало от худого мужчины в синем костюме , выглядящего так, словно он сошел с обложки журнала мод. Мрачный гангрел что-то пробурчал про опоздание собеседника, но отошел от ящика, изобразив на лице мрачную улыбку. Второй же применил "Могущество" и словно царь Леонид из того фильма про 300 спартанцев пнул ящик, из-за чего тот вылетел из самолета и приземлился на крышу госпиталя, что благополучно проломил. Но что же все таки было внутри? Чтож, ждать ответ осталось не долго, ибо спустя несколько минут после приземления, ящик пронзили изнутри когти неизвестного зверя , что с помощью того же Могущества раздвинули проход своему обладателю, и в сумрак коридора вылезло огромное гротескное существо с крыльями,чьи глаза пылали злобой и гневом.Издав оглушительный рев, существо повернулось к барышням,коих учуяло по запаху, и вместо того что могли подумать оные, поклонилось им.-Приветствую,сеньориты. Не подскажете, это Лос-Аннджелес или эти мюнхенские bastardos выкинули меня раньше времени?-поинтересовалось оно, говоря с явным испанским акцентом.

Отредактировано Mr. Nobody (2014-11-16 12:19:55)

+1

19

Насытившийся ананаси призрак не думал уступать таким жалким источникам света, как фонарик мобильного телефона - наоборот, те его только злили. К счастью для не-мёртвых, его спугнул яркий свет фар, пронёсшейся мимо и ненадолго выхватившей площадку перед больницей машины, из-за чего Старик дёрнулся, вошёл в землю и через неё и фундамент полез вверх, подвергая тлену и без того хрупкую конструкцию. Выше и злее, он уж было подумал обрушить здание целиком и погрести под обломками бесполезных существ, как его привлекло нечто иное, совершенно невероятное, а от того и более привлекательное, чем что-либо. Он никогда прежде не видел, чтобы камень мог говорить - его рецепторов было достаточно, чтобы определить, из чего состоит передвижное изваяние. Его "развалить" было куда проще и быстрее, чем попытаться схлопнуть каркас здания, словно карточный домик, поэтому дух, вновь спустившись по шаткой балке, ухватился обеими руками за ноги изваяния, прикладывая все силы, чтобы говорящий камень пошёл трещинами.

+1

20

===> Metro Station.

21:50.

"Очень уютное место. Черт подери, зачем я только иду на этот шум, ничем же хорошим это не кончится." - корил себя Абрахам, заходя в больницу. Какими же, собственно, судьбами он оказался здесь? Ну, он сошел с поезда Метро в Даунтауне, однако, заблудился в этом районе Лос-Анджелеса, что, в принципе, немудрено, учитывая то, что этот Гангрел не слишком часто заходил в подобные города и слабо в них ориентировался. Ему куда проще было идти куда глаза глядят, но никак не пытаться сориентироваться в этих улицах, в этом "каменном лесу", который представлял из себя сей район.
- Довольно жутко, ничего не скажешь. - констатировал факт Абрахам, включая фонарь. Аккумулятор держался хорошо, а мощный (4000 Люмен, как-никак) луч света HID-фонаря освещал все просто прекрасно, "разрезая" тьму едва ли не на расстоянии километра. Это давало больше уверенности Гангрел, что зашел в довольно темное помещение. На всякий случай еще были использована комбинация из двух Дисциплин - Глаз Зверя, дабы лучше видеть в темноте, и Сенсорного Щита, дабы в случае чего кто-нибудь или что-нибудь не ослепило вампира.
Через некоторое время он пришел к источнику шума. Это была Горгулья, рядом с коей стояли две девушки, возможно, Киндрет, а может и нет. Горгулья, кстати, отличалась испанским акцентом, что делало ее выделяющейся на общем фоне и достаточно интересной для Абрахама. И за ее ноги что-то уцепилось.
"Наверное, я поступаю, словно какой-нибудь конченый идиот, но..." - подумал Гангрел, вслух произнося следующее:
- Доброй ночи, дамы и сударь. Я не помешал? - едва эти слова сорвались с уст вампира, он тут же об этом пожалел, понимая, что, возможно, ввязался в не самую приятную ситуацию, ибо то, что уцепилось за ноги горгульи, вряд ли было дружелюбным. Не понимая, зачем он это делает, одновременно с речью Абрахам навел луч крайне мощного фонаря, способного даже воспламенить некоторые вещи на таком расстоянии, как то, на коем он находился от горгульи, на это что-то, что было у ног живого изваяния. Наверняка оному будет, по крайней мере, неприятно...

Отредактировано Abraham (2014-11-15 20:05:44)

+1

21

Если бы ситуация не была столь плачевной и стрессовой, Джейн с почти стопроцентной уверенностью поинтересовалась бы вслух насчёт намазанности мёдом этой территории, ибо к невзрачной и ничем не примечательной больнице слетелось столько вампиров и прочей нечисти, что можно было составлять наглядный бестиарий или что-то вроде того. Хорошо, она бежала сюда, чтобы скрыться от преследователей, и вообще оказалась волей случая - никто не знал на самом деле, куда ведёт открывшийся над головой канализационный люк; очень хорошо - существо, представившееся Марой, предположим, было послано свыше; просто замечательно - уже почивший перевёртыш так же волей случая свалился на них, но призрак, но горгулья, но ещё один вампир. Это было слишком даже для закрытой тусовки неонатов где-нибудь в Голливуде, когда новоявленные дети ночи пырят друг на друга в удивлении округлённые очи, как-то задним умом понимая, что все песни об уникальности - просто блажь. Сначала она хотела просто малодушно сбежать куда-нибудь во тьму центральных улиц и ещё разок попытать счастья в метрополитене, в конце концов, не каждый раз поезд будет делать вынужденные технические остановки. Появление новых действующих лиц заставило её задержаться уже почти возле дырявой сеточной ограды хотя бы потому, что с неба не каждый день каменные гости валятся. Она даже мельком вспомнила одну из встреч с представителями этого клана, благо до драки дело не дошло, как то обычно бывает. Обернувшись, она уже было хотела ответить что-нибудь в привычной ехидной манере, но вовремя заметила знакомое копошение возле горгулячьих ног. Оставалось надеяться на то, что в этот раз к её советам прислушаются.
- Сеньор-мистер, берегитесь! Кто-то хочет оторвать вам ногу!
Честно говоря, Юджиния порой удивлялась, как в такой ситуации вообще можно паясничать. Но слово - не воробей, оно уже вылетело, вкупе с отвратительно-ярким светом и чужим голосом. Вот он, ещё один пришелец. Можно принести диско-шар и начинать вечеринку.
- Я, конечно, могу ошибаться, но на вашем месте ушла бы из этого места для продолжения разговора куда-нибудь ещё, - кое-как прозрев, отметила Джейн, ещё пока подслеповато глядя в сторону предполагаемого собеседника. Наверное, ей в детстве стоило чаще смотреть на сварку. Закалки ради. - Эта тварь явно не хочет, чтобы мы здесь ошивались, и защищает свою территорию.
Ничтоже сумняшися, она помахала присутствующим рукой и демонстративно полезла через ограду, тем самым подчёркивая серьёзность своих намерений свалить отсюда подальше. К тому же, она давно планировала уходить. Дальше сами как хотите.

+4

22

"DE PUTA MADRE..."-подумала горгулья на происходящую ситуацию. Стоило только прибыть в неизвестное место, как тебя уже встречает в штыки сама тень. Рассудок Грюмо начал медленно затуманиваться, ибо фон из криков остальных находившихся рядом и сам факт того что что-то пытается оторвать ему ногу никак не способствовали сохранению хладнокровия. А в разуме все по-нарастающей приближалась кровавая пелена, в которой с каждой секундой отчетливо звучали слова песни группы Гражданская Оборона "Убивать". Глаза существа вновь словно воспылали от гнева и безумия. Издав оглушительный рев, горгулья вновь применила "Могущество" совершенно машинально и со всей дури вмазала по земле под собой заряженным сверхестественной мощью кулаком. В это же мгновение Грюмо расправил крылья явно намекая на то что собирается взлететь. Казалось будто сейчас горгулья воспылает адским пламенем что подпитывает ее ярость и она обратив в пепелище это место вместе с "хозяином" и его "гостями". Только первобытные инстинкты и злоба остались внутри существа, что уже приготовилось к полету. Все его желания сводились к простой сече и выживанию, в чем оно так надеялось, может помочь вылет в ту дыру, что сделал его контейнер для доставки. Или нее думало, а просто действие. Своего рода помешательства никогда не были чем-то рациональным и продуманным. Да и это практически невозможно- сохранять разум, когда твое тело принадлежит всепоглощающей ярости. И вот случился этот самый момент. Собрав всю силу крови и злости в своих крыльях , горгулья взмыла в воздух , несясь словно метеор вверх через дыру. Казалось будто ничто не может ее остановить на пути к свободе, как тогда в Севилье. Память о кровавой резне, устроенной во имя освобождения от уз рабства , придавала сил Грюмо, чтобы в конечном итоге вылететь из злосчастного места и недолго думая упасть неподалеку в мусорный бак, издав весьма громкий шум на округу. Силы почти покинули горгулью, но зато она добилась своей цели, да и пелена ярости спала, из-за чего довольная она лежала и не двигалась, словно чего-то ждала.
[AVA]http://s52.radikal.ru/i138/1411/ed/8f18e5f14c3f.png[/AVA]
[NIC] Grimaud [/NIC]
[STA] Slash and burn! Protect and booze![/STA]
[SGN]HAMMER TIME![/SGN]

0

23

"Стошестой" спугнут - его больше дизориентировала такая концентрация не-мёртвых (как и яркий свет, впрочем), посему он решил убраться в недра больницы и выжидать там. Сытый, но злой, призрак может просто отсидеться во мраке, после чего с новыми силами начнёт атаку на зазевавшихся вампиров.

0

24

Гангрел кивнул, соглашаясь с предложением незнакомки.
- Думаю, что вы правы и нам действительно стоит уйти отсюда да подальше, чтобы хозяин этой территории нас более не потревожил. А горгулья, вроде как, спасся. Только вот Маскарад, похоже, нарушил. Что же, уходим отсюда, монна, если вы не хотите оставаться в компании очаровательного хозяина данного местечка. - приподняв бровь от удивления проговорил Абрахам, после чего, освещая дорогу своим фонарем, направился обратно к выходу, - Искренне надеюсь за сохранность того каменного мессира, однако, думаю, за свою сохранность мне лучше надеяться посильнее. - с этими словами он шел к выходу из больницы.
"Значит, сюда... - он прошел через дверной проем, после чего, приметив следующий проход и разветвление, виднеющееся в нем, продолжил покидание столь "приятного" помещения, а также свой прерывистый монолог, - "А здесь направо, и на следующем направо, а затем налево и вот я и буду у выхода из этого злачного места." - примерно так говоря про себя, он в достаточно быстром темпе шагал к следующему повороту, - "Главное, чтобы этот любитель приставаний к ногам каменных изваяний не решил устроить мне дружеские объятия - получать легкий ожог от такого мощного фонаря не хотелось бы.. Хотя, черт подери, получить чего похуже я хочу меньше." - не впервые, в принципе, Гангрел встречается с подобной опасностью, однако, никогда до этого он не сражался с нематериальным противником, да и желания этого делать у него совсем не было - куда приятнее было бы послушать хорошие композиции в компании книги и пакета крови, желательно хорошей, взятой у какого-нибудь очень образованного, эрудированного и высокоморального человека - ощущения непередаваемые. В принципе, с учетом характера Абрахама это было вполне объяснимо, да и мало какой Гангрел захочет кучи авантюр на свою голову. Но кто знает? Ведь и на старуху бывает проруха, как говорится.
- Вот и выход. Проклятье, это здание слишком большое и слишком... Запутанное. - проворчал Абрахам, открывая двери и выходя из заброшенной больницы.
"Надо будет еще посмотреть. что там с этим каменным мсье. Нарушение Маскарада будет не лучшей вещью, а Князья не бывают мягки с нарушителями." - с этими мыслями он направился туда, где и слышался грохот после полета горгульи. Вскоре он и нашел мусорный бак, точнее, то, что от него осталось, и самого "каменного мсье".
- Я бы на вашем месте не разлеживался. Рискованно. - констатировал факт Абрахам, подходя к незнакомцу и озираясь.

Отредактировано Abraham (2014-11-26 18:03:28)

0

25

RANDOM CITIZEN

Капрал Глория Митч. Участница секретной операции операции «Буря в пустыне-4». Страдает расстройством психики, полученным вследствие тяжелой контузии и пребывания около трех дней в пустыне без еды и воды. Превосходно стреляет и обращается с взрывчатыми веществами. Патологически ненавидит выходцев с Ближнего Востока. Одержима идеей кровавого правосудия.

Она знала, что рано или поздно этот миг наступит. Судная Ночь. Какое подходящее название. Судить тех, кто забрался наверх и презрительно сбрасывает другим жалкие крохи со своего стола. Судить тех, кто продал свою совесть за зеленые бумажки. Судить тех, кто бросил ее умирать в этом трижды проклятом Ираке. Какая нелепая ирония. Все время лезут с предложением перед всякими праздниками выступить то в школах, то в колледжах, рассказать, как это – воевать за свою страну, а когда надо помочь с работой – тут же испаряются, будто и не было их вовсе. Нет. Им никогда не понять, что это такое – война, этим разожравшимся тупым бюргерам и их малолетним выродкам. Ну ничего. Денег, что платило ей правительство как ветерану, все же хватило на то, чтобы каждый месяц покупать что-то нужное, и к этой ночи ей удалось приобрести пару «базук», несколько динамитных шашек, автомат с кучей «рожков», пистолет и штурмовую винтовку с патронами. К тому же, удалось сделать несколько коктейлей Молотова, которые сейчас лежали в багажнике ее старого «Фольксвагена». С таким арсеналом при правильном подходе можно снести полгорода. Нужно только потренироваться, прежде чем заехать в гости с «подарками». Если полковника, который отправил их отряд на верную смерть, не будет дома, она убьет его жену, его детей, его родственников, а жилище сравняет с землей. Пусть он сойдет с ума, как сходила в той пустыне с ума она. Ей было уже все равно.
Митч неспешно ехала по Даунтауну, ища подходящее место, чтобы опробовать оружие в действии. Нельзя было допустить ни малейшей осечки. Нет, она не будет убивать его тихо, исподтишка. Пусть все знают, какой мразью был тот, кто скоро сдохнет от ее рук. Рядом на пассажирском сидении лежал мегафон.
Вдалеке показался корпус заброшенной больницы – идеальное место для стрельбищ.
Остановив машину, она вышла из нее. Достала мегафон. Включив его на полную громкость, Митч заговорила:
- Я карающая десница Господа! Пусть сдохнут предатели, которые бросают умирать своих людей!
«…десница Господа!» «…своих людей!..», -  гулко разносило по окрестности эхо обрывки фраз. Мегафон работал на совесть.
- Пусть бездомные собаки вырвут кишки из их трупов!..
«…их трупов!..» - послушно вторило ей эхо.
Удовлетворенно хмыкнув, она уже решила пристрелять свое оружие, как заметила какое-то движение среди развалин. Какая-то девушка собиралась перелезть через забор, а рядом с мусорками копошился парень и что-то такое непонятное, похожее на шевелящийся камень. "Бомжи, что ли, или наркоманы?".
Она решила бросить монетку: орел - выберет другое место, решка - выстрелит. Монетка упала на ребро.
Митч задумалась, но ненадолго. "Хрен с ними. Значит, такова их судьба". Достав "базуку" и тщательно прицелившись в остов одной из опор заброшенного здания, она выстрелила.
Взрыв превзошел все ее ожидания. Похоже, ей продали какой-то экспериментальный образец. Здание начало обрушиваться, как карточный домик – словно оно итак было сильно подточено. Более того, взрывной волной в воздух подбросило тяжелые бетонные плиты так, будто они были сделаны из гипсокартона.
Митч была довольна. Если всего лишь один выстрел разрушил почти до основания заброшенную больницу, значит, у продажного командира не будет ни единого шанса. Довольно наблюдая за тем, как окончательно рушится здание и оседает облако мусора от взрыва, она села обратно в машину и поехала прочь из этого места.

Одна из бетонных плит с тяжелым грохотом обрушилась на мусорные баки, другая погребла под собой остатки забора, через который перелезала девушка. Правда, забор лег ребром, и какое-то пространство под плитой все же оставалось. Другая плита легла прямо на странный камень, грозя в любой момент треснуть пополам. Любое движение – и кусок бетона окончательно раздавит парня, так некстати, или, напротив, кстати, оказавшегося рядом, под куском странного камня, похожего на крыло…

[NIC] Gloria Mitch [/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/RC3P.jpg [/AVA]
[STA]We march across the killing fields...[/STA]

С собой

С собой у Глории Митч: 2 "базуки", 4 динамитных шашки, автомат с 3 "рожками", пистолет с 6 патронами, штурмовая винтовка с 20 патронами, мегафон. В машине 6 коктейлей Молотова, нож, балаклава, зажигалка, фонарь. На шее золотое украшение и жетон.
Транспорт: старый "Фольксваген" темно-синего цвета 

+1


Вы здесь » the Final Nights » Downtown » Abandoned Hospital


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC