the Final Nights

Объявление


NEW! 30.12.14 Это наконец-то свершилось - встречайте новое оформление проекта! Для обсуждение дизайна была создана специальная тема, милости просим оставлять отзывы, сообщать о недочётах и отчитываться о качестве работы новой обёртки. Надеемся, вам понравилось!
07.07.14 Мы сдерживаем свои обещания, поэтому позвольте поздравить всех вас с началом первого масштабного сюжетного квеста. Внимательно прочтите это объявление прежде чем преступать к игре. Безопасной ночи!
08.03.14 И всё-таки мы переехали! С новосельем нас всех, дорогие друзья, устраивайтесь поудобнее и не забывайте переносить свои анкеты и посты. Обо всём подробнее вы сможете прочесть здесь. Ещё раз с новосельем! ♥
10.01.14Нам 1 год! В честь этого празднества мы объявляем безудержное веселье, беспредел и упрощенный прием всех персонажей. Не зевайте, и всех с праздником! ♥
05.01.14 Запоздало, но все же от всей души АМС проекта WoD: the Final Nights поздравляет вас, дорогие наши форумчане, с наступившим новым 2014-ым годом и близящимся Рождеством! Спасибо вам за то, что вы у нас есть.
01.12.13 Предновогоднее веселье начинается! На ролевой стартует "месяц супергероев". Участвуйте, будет весело! Обо всём подробнее здесь
19.07.13 Нам полгода, ребята! По этому (и не только) поводу на форуме открыт упрощённый приём.Подробнее здесь
23.05.13 Открыт набор Квей-Джин!
27.04.13 Прием вампиров возобновлён. Добрый вечер.
02.04.13 Открыт максимально упрощённый набор на оборотней! подробнее здесь. Набор вампиров всё ещё закрыт.
01.03.13 В связи с перенаселением прием вампиров временно закрывается. Однако прием по акциям остаётся открытым (акции №1,2,3,4 и 7). Хотим напомнить, что ролевая, всё же, по Миру Тьмы, а не только по VtM-B. Оборотни, люди и призраки нужны нам в не меньшей степени, чем вампиры. Просим проявить понимание.
19.02.13 Нашему форуму исполнился месяц! Спасибо вам, ребят, что вы с нами, отдельное спасибо тем, кто был с нами с самого начала ♥
17.02.13 В игру вводится новая раса: призраки. С подробной информацией можно ознакомиться в FAQе и в разделе Основная информация
10.02.13 Внимание! Поиск модераторов! подробнее...
07.02.13 Открыт прием заявок на лучший пост недели! подробнее...
04.02.13 Прием по упрощенному шаблону продлён до 10 февраля включительно! подробнее...
25.01.13 Настал ещё один торжественный момент: принятые игроки могут начинать игру! подробнее...
19.01.13 Итак, наконец, сей торжественный момент настал: ролевая функционирует, администрация готова к труду и обороне. Гости дорогие, не стойте у порога, проходите и чувствуйте себя как дома, в нашем царстве рады всем! Только сейчас и только для вас администрация не скупится на плюшки, преподнося их в подарочной упаковке. Подробнее обо всем хорошем читайте здесь. Спасибо за внимание, мы вас ждём!


crossOVER

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the Final Nights » Завершённые отыгрыши » Кошка в лифте. [wq]


Кошка в лифте. [wq]

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

      - участники;
Alice Foster, Vladislav Paskevich, Laurencio da Silva, Vincenzo Marittimo, Vincent Day, Beckett, Richard Howlbert + 1 НИП (вампир).
      - дата и место событий;
15 февраля 2020 года.
      - дополнительно;
Детектив, экшен. PG-16.
      - описание;
После многочисленных, изнуривших обе стороны побоищ Саббат и Камарилья решили сойтись на нейтральной территории для переговоров. Внешне это должно было быть похоже на обычную конференцию в полу-неформальной обстановке. В дорогом отеле собрались представители обеих сект в сопровождении своих Детей, гулей, просто слуг - кто кого счел нужным и уместным привести. По залу снуют официанты, у дверей стоят суровые секьюрити из ничего не подозревающих смертных. Перемирие будет заключено при условии, что ни одна из сторон во время переговоров не будет проявлять агрессию, применять Дисциплины и устраивать конфликты с рукоприкладством. И, самое главное, никаких убийств среди смертных. Можно понять, каков накал страстей. И тут внезапно обнаруживается труп официанта, высосанный досуха. Неизвестно, кто это сделал. Свидетелей нет. Стороны сразу же начинают винить друг друга в нарушении договора, и дело грозит перерасти в резню. Общими усилиями,скрипя зубами, принимается решение о том, что никто не покинет это здание до тех пор, пока виновный будет не найден. Чем всё закончится?
      - связь с другими эпизодами;
Проставится позднее.

+1

2

И представление началось.
Сказать по правде, оно началось еще тогда, когда было объявлено о решении провести дипломатическое собрание с участием обеих сторон - как Камарильи, так и Саббата. А если говорить откровенно, представление не затихало с тех самых пор, когда секты впервые заявили о себе - то бишь очень давно.
К огромному, высотному отелю, отличающемуся строгой, но не лишенной вкуса, архитектурой, подъехала тонированная черная машина. Такие здесь встречались постоянно, ведь отель не располагал к приезду менее обеспеченных гостей. Открылась дверца, и на улицу вышел невзрачный с виду мужчина в строгом костюме, поверх которого было накинуто теплое пальто. Он обошел машину сзади, и открыл вторую дверцу, подавая кому-то руку. Вряд ли со стороны главного входа можно было что-то увидеть, кроме мелькнувших маленьких ножек, обутых в черные туфли. Странное дело: ведь на улице шел третий месяц зимы, неужели не холодно?
Нет, не холодно. Только не этому созданию, которое с детской непосредственностью выпрыгнуло из машины, хватаясь за руку провожатого. Создание оказалось маленькой девочкой, до того хорошенькой, что надень на такую белую сорочку, и она выглядела бы как ангел, нет, херувим! Округлые щечки, не утратившие детскую припухлость казались румяными, а пухлые губы - розовыми, как и полагается вполне обычному ребенку. Мягкие, каштановые локоны спадали на плечи, закрытые черным пальто, на которое одинокими снежинками спускался снег.
Из машины вышло еще две женщины, и один мужчина. Все были одеты в теплую, и явно дорогую одежду, на лицах - абсолютное спокойствие и непринужденность. И лишь в момент, когда девочка проходила рядом с ними, можно было увидеть ужас, мелькнувший в их глазах. Неужели такое маленькое дитя, с виду совершенно хрупкое и невинное может кому-то причинить вред?
Странная компания прошла в просторный, сияющий чистотой зал. Девочка прикоснулась на мгновение к руке мужчины, стоявшего рядом с ней, и ощутила, как по его телу проходит легкая дрожь. Девочка улыбнулась еще более очаровательной улыбкой, и мужчина подошел к портье.
- Мисс Фостер прибыла, - произнес он, и портье мгновенно, как по струнке, вытянулся: он явно был осведомлен и вышколен во всем, что касалось этого отеля.
- Добро пожаловать! Вам ждут на двадцать седьмом этаже, - портье кивнул кому-то, и юноша в с бейджиком повел компанию к лифту.
Элис уже успела сбросить с себя пальто, и его тут же забрали. Под ним оказалось черно-белое, явно дорогое платьице, сшитое на заказ. Пышная юбка-колокол открывала белую кожу ног, что были обуты в маленькие туфельки. Окажись рядом кто-то, кто мог бы приблизиться к ребенку достаточно близко, и взглянуть ей в лицо, то вероятно, удивился бы: на нем была косметика. И именно от нее щеки и губы казались такими чудесными и живыми, хотя на самом деле они были мертвенно-бледными. А этот взгляд, вначале невинный... был холодным и отточенным временем, будто в теле ребенка жил взрослый человек.
Двери лифта открылись, и Элис шагнула к комнате, что уже охранялась. Мужчина рядом с ней вновь назвал ее имя, и их пропустили внутрь.
И представление началось.

Отредактировано Alice Foster (2014-05-20 20:01:00)

+3

3

Ощущать каждой клеточкой своего естества, что ты являешь собой центр всеобщего внимания, что ты - единственный, самый могучий столп, на котором зиждутся устои мира, сродни тому, что ты несешь невероятно тяжелый груз. Ты не имеешь права никому передавать эту ношу. Ты не имеешь права бояться или сетовать на судьбу. Ты не имеешь права прятаться ни за чьей спиной.
Ты не имеешь права на ошибку.
Это Владислав сейчас понимал как никогда остро, даже не просто понимал - ощущал в полной мере, пил полной чашей. Лишь недавно он понял, как изменилась его судьба. Он вместе с другими достойными Сородичами обязан любой ценой, во что бы то ни стало остановить кровавый террор, устроенный из извечными врагами, имя которым было Саббат.
Черный "Лексус" неторопливо въехал во двор дорогого отеля. За рулем был верный Матиаш, сам же Владислав внимательнейшим образом изучал документы, и, самое главное - перечитывал речь, которую заготовил для Круглого стола. Возможно, пригодились бы только обрывки из нее, но нельзя было допустить и малейшей вероятности косноязычия или пустословия. Неудачный словесный пассаж или неловкий душевный порыв мог стоить многих жизней ни в чем не повинных людей.
Лишь когда машина остановилась, Владислав, будто бы коротко выдохнув, сложил документы в черный кожаный дипломат и вышел из машины. Матиаш, заблокировав двери Лексуса нажатием на кнопку брелока, тенью следовал за ним. Он был также молчалив и сосредоточен, как и его Домитор. Не доходя до дверей, Владислав остановился, и Матиаш, подойдя к портье, негромко произнес:
- Прибыл господин Паскевич.
- Добро пожаловать! Вас ожидают на двадцать седьмом этаже, в зале для переговоров.
- Позвольте, я провожу Вас, - будто из ниоткуда появился молодой черноволосый парень с бейджиком.
Владислав и Матиаш, оставив черные пальто еще в холле, которые тут же подхватили услужливые ребята из обслуги, проследовали за ним к лифту. Оба гостя этого отеля были одеты в дорогие темные костюмы, правда, у Владислава был надет темно-вишневый галстук. К тому же вампир будто излучал уверенность, властность и харизму.   
Передав дипломат с документами и ноутбуком своему гулю, Вентру первым шагнул за порог. Этот зал заметно отличался от тех залов переговоров, в коих обычно заключались многомиллионные контракты. Не было холодной металлически-пластиковой пустоты, обилия стекла и излишнего официоза. Напротив, он напоминал зал приемов - богатая мебель, приглушенный свет, приятная музыка.
Поймав взглядом прибывшую Элис Фостер, Паскевич едва заметно поклонился "юной леди". А затем начал как можно более спокойным и доброжелательным взглядом стал изучать присутствующих.
Внезапно в той части, которая была на заметном отдалении от новоприбывших, послышался приглушенный ропот. 
- Узнай, что происходит, - негромко произнес Владислав Матиашу. Тот, кивнув, бесшумной тенью направился в ту сторону. А затем, почти сразу вернувшись, мрачно произнес:
- Нашли труп официанта. Пока свидетелей немного. Двое. Думают, стоит ли вызывать полицию.
"Не удивлюсь, если он окажется высушен. Нужно тушить пламя до того, как разгорится пожар." - нахмурился Владислав. А затем, предупредительно подняв руку вверх, как можно более спокойным тоном произнес:
- Господа. Дамы. Здесь произошло убийство. Просьба всем оставаться на своих местах.       
В голове у него уже созрел план. Если кто-нибудь из присутствующих на встрече Сородичей, или пусть даже каинитов, обладал бы Прорицанием, не составило бы труда сличить их показания и вычислить убийцу. Главное, если речь шла о каинитах - не дать им договориться между собой.
Скорее всего, это была провокация Саббата, но это необходимо было доказать.

+4

4

"Переговоры? Интересно, хотя бы кто-нибудь из присутствующих здесь воспринимает их не как передышку – небольшой перерыв между боями – перегруппироваться, вылечить тех, кого возможно, и набрать новых рекрутов на замену тех, кого уже не поднять в атаку?" Судя по тому, кто пришел на эти самые переговоры… - нет. "Ах вы, дети Хардештадта… я в вас никогда не сомневался." Лауренсио видел ребенка – кровь Господня, кому понадобилось это обращать? Видел незнакомца в черном костюме – он напоминал да Сильва законника – напыщенность и уверенность в том, что он центр вселенной, и только потому, что он знает сколько-то мертвых слов на мертвом языке. "Если уж на то пошло, этот мертвый язык – это мой родной язык… А сам-то я почему здесь?" Вероятнее всего, потому, что его считают достаточно ответственным и надежным, но не особенно ценным. "И это справедливо" – признавал Лауренсио про себя… В истинном положении дел он по-прежнему пока не разобрался. "Что же, у меня еще есть шанс…"
Лауренсио предпочел бы оставаться в подземных тоннелях; он не находил этот зал на расстоянии аж двадцати семи этажей от земли приятным. На самом деле, это его раздражало не меньше, чем навязчивые звуки музыки – чем вам, скажите, не угодила тишина? "На то и расчет, а? Меньше шансов уцелеть в случае чего…"Ему стало любопытно, кто выбирал это место для проведения встречи и как его согласовывали.
- Господа. Дамы. Здесь произошло убийство. Просьба всем оставаться на своих местах. – поднял руку "законник", его тон был спокоен… до нарочитости.
"Хм… похоже, передышка будет очень короткой. Убийство… Этот замороженный тон – был бы он таким, если бы речь шла всего лишь о делах смертных? Едва ли! Скорее всего, кто-то выпил его до дна… и угадайте-ка, кого удобнее всего в этом подозревать?" Лауренсио едва заметно усмехнулся. "Интересный ход, если это ваш ход, господин законник. Если наш – чуть менее интересно, к тому же – его, Лауренсио, собственная несдержанность – не секрет для братьев по секте…и это тоже надо учесть, если кто-нибудь из клана желает найти кандидатуру на пост обвиняемого…"
- О. Свидетелей, как обычно в таких случаях, конечно же, нет? – высокий молодой мужчина с болезненно–сероватой кожей сделал пару шагов к просившему оставаться на своих местах – будто показывая, что к нему эти слова не относятся. Его тон был непринужденным – как если бы он говорил о погоде.
-Неважно. Место происшествия также может рассказать о многом, что наверняка вам известно…- вопросительный взгляд светлых до прозрачности глаз в сторону говорившего, как если бы его имя было этому выглядящему голодным собеседнику не известно."Происшествия", - "преступлением" – он явно произошедшее не считал.

Отредактировано Laurencio da Silva (2014-05-21 11:44:16)

+6

5

Винченцо вздохнул уже который раз за этот скучный вечер. Поначалу он просто бродил без особой цели по холлу, между столов, между снующих то и дело посетителей и обслуги, осторожно пробираясь в заключённом в каменную коробку пространстве со внимательностью короля, обходящего свои владения. Он старался не просто увидеть - проникнуться атмосферой происходящего вокруг него действа, ведь здесь, в этих стенах грозилось произойти поистине историческое событие - сойтись представители враждующих сект с целью... перемирия? Ласомбра помнил, как расхохотался Лаболас, когда увидел слегка растерянное лицо своего хозяина. И это вправду было весело. Столько веков провести в неусыпной, священной войне, а теперь сделать вид, что ничего никогда и не было? Может, они ещё предложат переписать под себя историю, чтобы у потомков не возникало сомнений в благородстве Камарильи? Или что? Винченцо был очень терпеливым - время и служба Господу научило его смирению, но даже в такой, казалось бы, чистой душе, было больше тьмы, чем проблесков чего-то по-настоящему благородного - сама душа давно не принадлежала своему хозяину, она была во власти демона. Он с огромным удовольствием бы начхал на это сборище клоунов, развернулся и ушёл. Но он не мог себе этого позволить, даже если почти явно жаждал поскорее выбраться на свежий воздух и отправиться туда, где не так шумно и где его бы не воротило от окружения. А оно было поистине отвратительным: лучшие мира сего повыбирались из своих защищённых убежищ и домов, чтобы перемешаться меж собой на невиданной щедрости вечеринке, а теперь слепили всеми драгоценностями разом, смердели дорогими духами и оглушительно гремели каблуками и шелестели шелками. Где твоя терпимость, Винченцо? - тихо пророкотал Лаболас где-то на задворках сознания вампира. - Никак забыл о том, что ты святой отец, а не судья? На что хозяин демона лишь коротко усмехнулся и качнул головой. Скажет тоже, бес, "забыл". Именно потому что Винченцо помнил они до сих пор сосуществовали вместе, а не по отдельности - Гласеа-Лаболас в аду, а его бывший мастер в Ничто.

Неподалёку от Сторожа прошёл его Брат - Лауренсио. Они виделись не в первый раз за вечер, но вампир уже успел сделать вывод, что они оба относятся к данной затее скептически. Ещё бы, Камарилья бы ни за что не пошла бы на этот шаг, если бы лишний раз не захотела продемонстрировать незапятнанность своей репутации и благородство всевозможных мотивов, направленных на мирные переговоры о Чём-То-Там-Невероятно-Важном. Сама мысль о кичливости выходцев из враждебной секты вновь стала раздражать Винченцо, поэтому он предпочёл отвлечься на что-то более приятное, к примеру, на собрата по секте Винсента Дэя, нелёгкой занесённого в это же самое место во внеурочный час.

- Чем бы ни была на самом деле эта встреча, она мне нравится ровно настолько, насколько может нравиться привыкшему к роскоши спать на земле, - тихо проговорил паладину священник, осторожно проходя мимо него по направлению к одному из окон.

- Вынужденная мера, приятель, - вновь подал голос демон. - Держи ухо востро.

Винченцо готов был уже шикнуть на болтливого беса, но сразу же после замечания лукавого его отвлёк чужой голос, командно-репродукторным тоном возвещающий о том, что в этих стенах произошла трагедия. - А я говорил. Ласомбра обернулся не без тревоги во взгляде сначала на Винсента, а уже потом взглянул на говорившего. Ничего примечательного в тощеватом и долговязом мужчине он не заметил, если бы не его тон. Кто его вообще дёрнул говорить об убийстве при таком количестве смертных свидетелей? Сейчас наверняка поднимется паника. А этот парень казался невозмутимым настолько, что складыовалось впечатление, будто бы он получал какое-то особенное удовольствие от произошедшего. - А вдруг?

- Цыц, - всё же приструнил демона Винченцо, а затем выступил вперёд и обратился к тому самому долговязому господину без тросточки, присоединяясь к задавшему резонный вопрос Лауренсио. - Вы наверняка осознаёте ту ответственность, что только что взвалили себе на плечи. Поэтому позвольте мне, как человеку что-то понимающего в грехах, раздилить с вами эту долю. Но, прежде всего, почему бы нам всем действительно не успокоиться? А вы, - он кивнул долговязому, - покажете мне труп, если он действительно существует.

[mod]Пост превышает допустимый объем на 100 символов. Впредь такого не допускайте.[/mod]

+6

6

Винсент был первым, кто согласился на эту инициативу со стороны Саббата. Священная война, как ни крути, священна, и нет ничего важнее противостояния главному врагу всей его не-жизни. Но нельзя отрицать, что обе стороны сильно ослабли, а с таким трудом удерживаемые границы территорий начали смазываться. Прежде четко исполняемая по задуманной стратегии война превращалась в неразбериху, и виноваты в этом были оба противника. Плюс ко всему, Винсент хотел встретиться со своими врагами лицом к лицу. Иногда, просто поговорив с противником, можно узнать о нем гораздо больше, чем бесконечно воюя. Винсент видел по лицам присутствующих, что они отнюдь не рады ничему из происходящего, но паладин был уверен в том, что всем эта встреча будет полезна. В конце концов, они не варвары, чтобы все разногласия решать при помощи кулаков, тем более, что на дворе давным давно не Средневековье. Винсент следил за присутствующими очень внимательно. Ему казалось, что встреча удалась - собрались Сородичи высшего сословия, умы и сила Саббата и Камарильи. Также Винсента очень радовало то, что пришел Беккет. Как третья, независимая сторона, он был идеален. Винсент сам пригласил его, справедливо надеясь на то, что в случае непредвиденного конфликта именно он сможет восстановить спокойствие. Винсент не мог сказать, насколько загадочный историк непредвзят, так как Беккет позволял себе довольно жестко критиковать и Камарилью, и Саббат, но Гангрел был мудр, что давало надежду на хороший исход. Винченцо и Лауренсио - приглашенные с его стороны, тоже его радовали. Один просто своим присутствием (всегда приятнее общаться с врагом, когда стоишь рука об руку с другом), а второй своей неприкрытой заинтересованностью в происходящем. Насчет представителей Камарильи он много не мог сказать. Ричард Хаулберт был примогеном, потому видеть его здесь было важно, но в то же время клану Тореадор Винсент слишком доверять не стал бы. Даже те единицы, что переметнулись из Камарильи, не вызывали у паладина особо теплых чувств - уж слишком этот клан легкомысленный, склонный к гедонизму. Для привыкшего к лишениям Винсента окружать себя роскошью и потакать желаниям плоти было чем-то непозволительным и грязным. Плюс, два представителя родного ему клана. Владислава Паскевича Беккет не без усмешки называл "проповедник", подражая привычке Малкавиан давать окружающим вымышленные имена. Винсент не знал, при каких обстоятельствах это имя появилось, но мог понять, за какую именно черту оно было дано. Вторая, Элис Фостер, приковала к себе взгляд паладина с самого своего появления. Она была ребенком. Вернее, конечно же, ей было намного больше лет, чем казалось, но выглядела она совсем маленькой девочкой. Винсент непроизвольно сжал руки в кулаки, когда увидел ее - большей частью от страха перед воплощенным знаком близящейся Геенны. Выразительный взгляд Беккета только подпитывал это чувство.
Встреча только началась, и пришедшие вели себя прилично, хотя и смотрели друг на друга как минимум с неодобрением. Самое обидное, что еще не успевший даже начаться разговор был жестоко прерван тем самым, кого Беккет называл проповедником. Произошло убийство, а значит, сюда должна скоро прибыть полиция. Дежурящий у выхода Эдвард сверлил своего Домитора выжидающим взглядом. Винсент легко мотнул головой, и гуль, мгновенно все поняв, пошел улаживать ситуацию с персоналом - полицию вызывать ни в коем случае было нельзя.
- Винченцо, Лауренсио, - Винсент поспешил выйти вперед, мягко прихватывая епископа под локоть, но всего на миг. - Прошу вас, господа. Вполне возможно, что никто из нас здесь ни при чем. Мало ли, отчего умер этот человек... Если труп действительно есть, - паладин кивнул Винченцо в знак солидарности.
Поверх плеча собрата Винсент взглянул в сторону Эдварда - тот мрачно указал двумя пальцами на свое горло. "Проклятье."

Отредактировано Vincent Day (2014-05-23 23:08:44)

+7

7

Пока все вокруг нервничали и тряслись из-за произошедшего, Беккет стоял у стенки и очень драматично вздыхал, возведя алые глаза к потолку. Выражение его лица чем-то напоминало Иисусово в день казни, только с крупной долей здорового сарказма - "Прости их, Каин всемогущий, ибо мозгами не удались". Ежу было понятно, что ничем хорошим это групповое свидание не закончится, разве что Беккет не ожидал, что сюжет будет разворачиваться именно так. Он-то думал, что первыми сорвутся особо нервные вроде Владислава или того же Винсента - этот хоть и кажется спокойным, но вывести его из себя можно вмиг, если знать, на что надавить. К своему счастью, Беккет знал, на что именно, потому этой темы старательно избегал. Если кто-то и был виноват, то он успел вкусно покушать еще до встречи. Здесь были Сородичи помимо основного собрания. Они все косились на столпившийся вокруг убитого персонал, и историк с беспокойством начал замечать, как косятся вампиры друг на друга незаметно для присутствующих здесь смертных. В их взглядах была только враждебность. Без задней мысли каждый из них уже выбрал для себя виноватого и ждал удачного момента, чтобы напасть. Договор был нарушен в первые же минуты собрания. Эта затея была обречена на провал.
Первым делом Беккет пристально пригляделся к каждому из узкого круга приглашенных прежде, чем расширить круг подозреваемых. Это точно были не Винсент и не Винченцо. Первый был наиболее заинтересован в удачном исходе дела, и не в его правилах подставлять противника. Винченцо был его лучшим другом, и не подвел бы так - будь иначе, Винсент бы его не привел. Насчет да Сильва историк был не уверен, так как видел этого Сородича впервые. Тем не менее, старейшина полностью оправдал ожидания, начав вести себя достаточно активно - Беккет подозревал, что тот может быть нестабилен из-за того, что не так давно очнулся от Торпора. Теперь Камарилья... Владислав не смог бы этого сделать. И дело даже не в том, что он "самых честных правил", Гангрел просто был уверен, что этот товарищ не умеет вести теневую игру. Чего только стоила любая из их встреч. Тем не менее, как он и предполагал, Владислав тут же попытался взять ситуацию под свой полный контроль, до одури нелепо попросив всех оставаться на своих местах. Присутствующие тут же отозвались недовольством, особенно сторона Саббата. "Уважаемые, где ваша хваленая дипломатия?" Да черт бы с ней, на самом деле, тут она вряд ли сработает. А вот хладнокровие соблюдать стоило. Ричард и Элис... Из этих двоих наиболее явные подозрения вызывала пэр. Насколько Беккет знал эту мисс, она вполне способна была на такое. Но нет, только не своими руками, подобно Клодии из книги - ей ничего не стоило бы надоумить на это кого-то из приближенных, а самой остаться чистенькой. Элис немного пугала его. Не только тем, что была ребенком-вампиром, сколько своей двуличностью, которой она не скрывала. Именно поэтому острый взгляд красных глаз сфокусировался на ней. Если виноват кто-то из этого круга, то это она.
Винсент пытался восстановить порядок, и Беккет собирался ему помочь. Кто бы не стоял за этим, лучшим способом порушить его планы будет все-таки состоявшееся перемирие.

- Я что-то не удивляюсь, - проворчал историк, впервые за этот вечер подав голос, чем обратил на себя необходимое внимание. - Ситуация разворачивается весьма... ммм, я бы сказал, любопытно. И кто же из собравшихся не смог дождаться ужина? - тон его был неизменно издевательским, а речь растянутой, хотя это слабо вязалось со сталью во взгляде. - Хотя здесь и собрались самые хитрые политики с обеих сторон, я почему-то уверен, что это ни один из нас. Или он просто не делал этого лично.

Беккет покосился на Ричарда и Элис, намекая им обоим на свою позицию. Станут защищаться?

+5

8

оффтопик

Простите за такую задержку. Творческий кризис накрыл с головой, я честно мучился, и вот, что вышло.

Он был взбешён. Если бы у тореадора была возможность высказать всё своё недовольство, связанное с произошедшим на его вечеринке инцидентом, он бы пренебрёг своим благородным происхождением и статусом в секте и покрыл такой низменной бранью представителей Саббата, что месяцами бы не смог отмыться от всего сказанного. Но Ричард обладал ещё и колоссальной выдержкой, поэтому вёл себя демонстративно хладнокровно. Вот он, нарядный и потрясающе пахнущий дорогим одеколоном, лишь поводит бровью на замечание одного из саббатских выходцев о том, что свидетелей происшествия среди находящихся в зале людей нет. Пристально глядит на его спутника с огромными провалами чёрных глаз и хищным носом, похожим на клюв, стараясь подловить того на лжи, так как вся фигура говорящего почему-то настораживает тореадора. Не без подозрения смотрит и на третьего из так называемых "парламентёров", настолько красивого, что впору хвататься за кисти, вместо того, чтобы думать об убийстве и виновнике этого торжества. Ричард знал имя этого вампира - Винсент. И с горечью думал о том, что такая восхитительная фигура находится в мерзотном обществе под названием "Саббат". И всё же ему стоило колоссальных усилий, чтобы не наброситься на гостей из вражеской секты с обвинениями. Ведь всё его нутро так и кричало: "виновны, виновны, ВИНОВНЫ!!!" Нет, так нельзя. Тореадор выходит вперёд, чтобы что-то возразить ораторам, но его прерывает Беккет. Кажется, его устами говорил здравый смысл Ричарда, из-за чего тот заметно подостыл, даже выдохнул, что ему вовсе не требовалось.
- Откуда такая уверенность, друг мой? - он кивнул историку, всё же беря на себя ответственность целиком и полностью, ведь именно он был организатором этого вечера. Нет, не приглашающим Саббат на фуршет. Просто организатором мероприятия для отвода глаз. - Я не хочу никого порочить поспешными выводами, но что-то мне подсказывает, что этот выпад был сделан для того, чтобы подставить точно одного из нас.
При этом тореадор выразительно посмотрел в сторону красавца-саббатита. Нет, это не он. Сверхъестественная проницательность Ричарда с облегчением распознала непричастность Винсента к преступлению. А что его хищный друг? Тоже мимо. Священник был всё это время в зале, поэтому...
- Что ж, по-моему нам всё-таки придётся объединиться, господа, - не без усилия над собой проговорил Ричард. - Если мы, конечно, не хотим очередного трупа и лишней суматохи вокруг этого "происшествия", - выразительный взгляд в сторону третьего из компании Саббата, мужчины с прозрачными глазами.
И этот был чист, что слеза младенца. На Беккета Ричард и подумать не смел, во Владиславе был уверен на все сто процентов, потому как этот сородич был не из тех, кто готов ставить палки в колёса. Он вообще был чуть ли не одним из достойнейших представителей клана Вентру, поэтому усомниться в его непричастности художник не смел. Элис? Ричард чуть пристальнее глянул в сторону пэра. Нет, не она. Вообще не она, мисс Фостер недавно прибыла сюда, она бы не успела. Выходит, действительно это был кто-то посторонний. Но вот кто? Это только предстояло выяснить.

+3

9

Друзья звали его Лейк. Прозвище было дурацкое – особенно для такого, как он – но вампир нашел в нем связь со своей сущностью. Он в самом деле любил оставлять после себя озера крови. Правильнее, конечно, говорить «реки», но никто не корил Лейка за неграмотность – некому было. Из тех, кто мог себе такое позволить, уже никого не осталось. Лейк был один и гордился этим. Он был одиноким волком, радеющим за свободу каждого не-мертвого под луной. Это было романтично, не под стать ему, но в чем вампир был точно уверен – дети Каина все равны перед ним. Будь ты рассудительным древним Вентру или съехавшим с катушек неоперившимся Малкавиан – тебе крышка, когда поднимется Первый из Сородичей. Лейк искренне верил в то, что эта ночь настанет, потому всецело поддерживал идею древнего, незыблемого, как сам мир Джихада, традиции крови и непримиримой вражды. Он не относил себя ни к одной из сторон, это было бы глупо. Но подначивать их, распалить вражду там, где это возможно – о, на это Лейк был способен, и это его по-настоящему радовало. Он верил, что когда Отец их проснется, его обрадуют озера крови, что Лейк для него приготовил.
Собравшиеся ради мировой в этой гостинице Сородичи рушили все его мечты к чертям. Саббат и Камарилья ведут переговоры? К черту. Его не волновало, было ли такое раньше. Сам факт того, что кто-то смеет перечить судьбе всех Сородичей, устанавливая свои правила, его бесило. И Лейк не мог этого допустить. Обмякающий в его руках официант все еще грезил о гигантских махаонах. Его взгляд туманился и блуждал, пока не заблудился совсем где-то там, за чертой. Юноше, наверное, было больно или противно, судя по скривившемуся рту, но совсем скоро его лицо расслабилось и навсегда обрело безмятежность. Напоследок Лейк наградил его поцелуем в лоб в честь всей важности его кончины. Парнишка должен был вернуть все на круги своя, и вернул.
О, как же славно засуетился бессмертный народ! Как правдоподобно камарильцы без вопросов подозревали Саббат, как славно Саббат кривил лица, мол, мы так и знали, что вы крысы, Камарилья. И дай им только повод, пусти лишь искру… и разожжется пламя. А Лейк пробирался к черному выходу, практически никем не замеченный, ведь он выглядел так же, как и все. И выпил он не так много, чтобы выдать себя слишком живым состоянием – важен был факт укуса, а не насыщение.
«Деритесь, дети мои,» - проворковал про себя каинит, намереваясь скрыться из виду навсегда.

Отредактировано Mr. Nobody (2014-05-29 01:29:38)

+1

10

Срок написания поста истек - Alice Foster пропускает ход. Кто-то из обслуживающего персонала, послушавшись голоса разума, вызвал полицию. У игроков не более пятнадцати минут на разрешение ситуации без вреда для Маскарада, окружающих и друг друга.

0

11

Нужно было идти ва-банк. Сейчас не было места ни страху, ни сомнениям. Стрела была выпущена, и остановить ее было невозможно. Единственное, на что уповал Владислав – на то, что и остальные участники  переговоров, даже из враждебного ему круга, осознают это, и смогут вместе догадаться, кто же именно причастен к убийству – а Ричард, конечно же, поможет ему разгадать, кто же убийца. На него определенно можно было рассчитывать, как казалось Владиславу. Если это убийство дело рук Саббата – с них можно будет потребовать контрибуцию, если это дело рук Камарильи – можно будет избавиться от недостойных в своих рядах.
Маскировка раны – до приезда полиции, а затем взятка или Доминирование, когда тело окажется в морге. Все просто.
- Разумеется, место преступления любому эксперту расскажет многое о том, что произошло. Дело еще можно раскрыть сразу по горячим следам. Убийца, возможно, еще здесь, - тем же сдержанно-вежливым тоном ответил Владислав на реплику незнакомого ему мужчины, напоминавшего священника, который, как тот успел заметить, не отбрасывал тени. 
- Показывай, - коротко произнес Владислав Матиашу. Тот кивнул и направился к выходу из зала.
- Прошу за мной, - как можно более сдержанным, но вежливым тоном произнес он спросившего его мужчину с небольшой бородой и незнакомцу благородной внешности, тоже пытающемуся восстановить порядок. На Бекетта он старался не смотреть, делая вид, что его не знает.
Внешне сохраняя абсолютное спокойствие, он направился вслед за своим гулем.
Убитый парень сломанной куклой лежал на полу небольшого подсобного помещения. На шее четко виднелись следы от клыков, а на лице застыла блаженная улыбка. Бейджик на груди, полностью залитый кровью, узкое металлическое кольцо на правой руке, оброненная ручка – предметов было немного, но шансы разгадать тайну были. Проследив за тем, чтобы "посвященные" полностью загородили обзор случайным зрителям, Владислав, обернувшись, громко произнес:
- Господа. Большая просьба никому, кроме экспертов, не заходить сюда и ни к чему не прикасаться. Вы, - как можно вежливее, обратился он к "священнику",  - кажется, хотели осмотреть место происшествия?
Вентру красноречиво намекал на использование Прорицания нескольким независимым лицам – как вынужденное исключение из правил. Но принуждать к этому представителей враждебной секты было бы бессмысленно.
Отойдя немного в сторону, он обратился к Хаулберту – заранее зная, что он обладает нужной Дисциплиной:
- Господин Ричард Хаулберт, может, Вы, как опытный эксперт, тоже осмотрите место происшествия и найдете нужные улики?
Для "непосвященных" намек был совершенно неясен и непрозрачен. 
Затем он снова отошел в сторону, "давая экспертам работать". Порывшись у себя в карманах, Владислав нашел узкий складной нож, коим он обычно вскрывал пакеты с кровью. Оглянувшись по сторонам, как можно  незаметнее он вернулся обратно, и почти шепотом произнес Ричарду, попутно вкладывая ему в руку узкое стилетообразное лезвие:
- Замаскируйте следы от клыков, пока все будут заняты. 
Затем, отойдя от «посвященных», он жестом подозвал к себе своего гуля и так же тихо произнес нему:
- Проверь, чтобы охрана перекрыла все входы и выходы. Если будет агрессивен, пусть сами не подставляются, просто загонят его в ловушку. И сам тоже не рискуй, просто предупреди, где он, и спрячься, я тебя потом найду.
Проследив, чтобы Матиаш ушел, Владислав обернувшись лицом к посторонним не давая им увидеть труп, скрестил руки на груди и застыл в ожидании.
Он сделал все, что смог.

Отредактировано Vladislav Paskevich (2014-06-02 16:40:08)

+6

12

Слова Винченцо, адресованные "законнику" и по мнению Лауренсио, полные скрытого яда, - порадовали да Сильва, (не много ли, мол, на себя берешь? – несмотря на относительную современность "законник"- похоже, опасный противник, с которым еще придется в скором времени встретиться), а речи Винсента Дэя немало удивили.  Если это попытка восстановить спокойствие, то весьма неуклюжая. Однако в предположении, что ни одна секта к происшествию не причастна, смысл был – особенно, если посмотреть, как выразительно на растущее беспокойство взирает некий представитель "третьей стороны". "Cui bono? Тем, кто ожидает - насколько соперники смогут ослабить друг друга..." … Представитель независимых, придерживаясь издевательского тона - "слишком силен или важен, чтобы требовать от него обычной вежливости?" пытался перевести внимание на представителей Камарильи – "за что я ему благодарен, мне не пришлось этого делать…". Щегольски разодетый и благоухающий камарильский деятель, с усилием преодолевая отвращение, предлагал объединиться, "Если мы, конечно, не хотим очередного трупа и лишней суматохи вокруг этого "происшествия"… В нем Лауренсио, "учитывая, как он меня раздражает одним своим видом…", и заметив выразительные взгляды, которые этот франт бросал на его братьев по секте, заподозрил представителя Клана Роз. "Суматохи не будет, если только лично вы ее не создадите…" – у да Сильва едва хватило сдержанности не высказать это вслух.
-…Вы, кажется, хотели осмотреть место происшествия? …- это опять был "законник".
"Что же, по крайней мере этот способен вести себя учтиво. Не то чтобы это могло облегчить его участь, но…"
- Думаю, что я могу помочь установить истину, -  слегка кивнул да Сильва.
Лауренсио оценил – (хотя и не одобрил) то, как умело представитель Камарильи позвал с собой представителей враждебной секты, одновременно и демонстрируя добрую волю, - и предоставив им заняться чем-то почти безопасным…под своим присмотром. Оставалась и возможность того, что он попросту уверен, что происшествие подстроено Саббатом и теперь  наслаждается моментом  - как они займутся саморазоблачением вместе с "опытным экспертом Ричардом Хаулбертом" – да Сильва было известно, что под этим именем знали наместника Князя в Голливуде.
Тесная кладовая без окон. Да Сильва бросил беглый взгляд на тело, залитое кровью – да, неизвестный достаточно осмотрителен, чтобы не выпить слишком много, и не выдать себя излишней теплотой и свежестью лица… "тем хуже для него…итак, что же здесь я вижу?" Умений ему бы вполне хватило на то, чтобы считать мимолетный отпечаток души убитого да хотя бы с этого кольца на пальце – у этого предмета наверняка тесная связь с владельцем, сильнее, чем у валяющейся на полу палочки для письма. Но что ему это может дать? Ощущения последних минут, может быть, впечатление от внешности нападавшего? "А вот допустим, эту тень от шкафа я бы мог расспросить… ритуал займет минут десять, не больше! Но есть ли у меня эти десять минут?" Лауренсио сомневался в этом – "опытный эксперт" Хаулберт наверняка будет действовать быстро. "со всей стремительностью своего клана… Кстати, этот ярлычок с именем на груди слуги…" Лауренсио опустился на колени рядом с телом, следя за тем, чтобы не испачкаться в крови, его ногти скрипнули по залитому кровью ярлычку."Ведь он надевал ярлык каждый вечер? И всю ночь носил его. Кроме того, на нем его имя, что еще больше усиливает симпатическую связь." Как же трудно сосредоточиться в такой толпе…если бы мог, Лауренсио выставил бы всех из кладовки, включая братьев по секте. "Чужие ощущения, отвращение, боль…ощущение несправедливости – почему я? Чье-то лицо…"
Лауренсио выразительно посмотрел на Винченцо. – Мне он не известен, сказал он, обращаясь в первую очередь к брату по клану, которого считал не менее, а то и более, сильным в прорицании.

Отредактировано Laurencio da Silva (2014-06-04 09:57:44)

+5

13

- Как странно вы ведёте себя, господа, - дал оценку происходящему Лаболас, и Винченцо был вынужден согласиться с этим паразитом. О том, что кто-то из встревоженных посетителей вызвал полицию, вампир узнал от демона, тот среагировал мгновенно на проявленную смертными инициативу. И, чего кривить душой, оценил такую реакцию. Только обратной стороной медали был факт того, что за ними явно следили. Голливуд - инквизиторский рассадник, а это значило, что всё это время компания находилась под прицелом. И вот, сигнал был дан. Раз кто-то вызвал полицию, значит, вместо них вполне могут прибыть охотники, и тогда пощады ждать не придётся. Винченцо сокрушённо вздохнул, глядя в спину долговязому, призвавшему следовать за ним. И как этот олух не догадался повлиять на толпу своим хвалёным Доминированием? Ведь Вентру кровью не корми, а дай за просто так поуправлять толпой. - [Этот парень сам не знает, что ему надо, - прокомментировал мыслепоток демон, - амбиций много, а ума мало. Ласомбра хмыкнул. Нельзя было приниать на веру всё, о чём лопочет бес, но иногда он давал очень точные определения происходящему.
И всё же его не радовало то, что долговязый вдруг возомнил себя хозяином положения, привлекая к себе ещё больше незаслуженного внимания. Его указания были вежливой формой неукоснительных приказов, и нельзя было сказать, что все были бы рады им следовать. Винченцо точно нет. Правда сейчас было куда важнее узнать, какой след после себя оставил душегуб. А ещё понять, на кой лях долговязый вручил Примогену Тореадоров ножик. - Он призывает его замести следы вампирского пребываания, - вновь вмешался Гласеа. Винченцо счёл разумным не уточнять, как именно он это собирается сделать. Если у мистера Хаулберта в голове будет хоть капля ума, то он скажет своему негласному наставнику всё, что он думает по этому поводу. А если нет, то на "нет" и суда нет. Лауренсио в это время как раз закончил беглый "осмотр" тела и обратился напрямую к Винченцо с констатаций неутешительного факта. Что ж. Пожалуй, очередьнастала инферналиста. Лаболас радостно захихикал, предвкушая то, что именно в этот момент для него найдётся работёнка. Как бы не так, точно не та, в которой нужно установить личность подозреваемого. - Все выходы на тебе, бес. Найди администратора и убеди его в том, что это был ложный вызов. Это позволит выиграть нам немного времени. Только по тому, что стало легче соображать, он понял, что демон отправился исполнять приказ.
- Боюсь, что тот, кто это совершил, не принадлежит к кругу знакомых ни одного из нас, - прибегать к прикосновению духа у него не было никаких причин, раз уж Лауренсио выжал, что мог. Здесь куда уместнее было бы зацепиться за остатки энергетики душегуба и попробовать взглянуть на мир его глазами. Без демона в такой накалённой обстановке он бы долго не протянул. Но всё же попробовать стоило. Склонившись над телом, священник сдержанным и бережным жестом первым делом опустил тому ладонью веки, реагируя на сохранившиеся в нём остатки чужого присутствия. Это было непросто. Сначала на вампира навалилась ужасная усталость, намеривающаяся выбить его из колеи. Чуть позже ему стало легче сосредоточиться на искомом, а уже через пару секунд перед его глазами мелькнул невзрачный и плохоосвещённый коридор. Мыследогадки тут же вмешались в его напряжённое сознание, из-за чего Винченцо чуть не упустил ту ниточку, за которую ему удалось зацепиться. Изображение смазалось, а вторая попытка не увенчалась успехом. Не сдержав гневного взгляда, адресованого долговязому и художнику, ибо те больше всех сбивали его с нужной волны, вампир поднялся на ноги.
- Это был коридор. Он может направляться к чёрному ходу, - Винченцо был раздражён и растерян. - Может он поднимается на крышу по служебной лестнице. Разделимся, господа? Не думаю, что он слишком силён, раз позволил залезть к себе в голову.

Отредактировано Vincenzo Marittimo (2014-06-05 22:58:58)

+5

14

Старейшинами из присутствующих были не все, но наверняка все знали, что делали с гонцом, который приносил плохие вести. Владислав не был гонцом, но зачем-то с упрямством выполнял его работу, оперативно рассказывая обо всем, что происходит вокруг. Полиция... И как они допустили это? Почему Сородич, контролирующий, по идее, это место - взгляд коснулся профиля мистера Хаулберта - не способен обеспечить полную его изолированность в случае непредвиденных ситуаций? Все они выглядят так правдоподобно обеспокоенными, что Винсент невольно почувствовал растущий внутри гнев. Все это было так похоже на все, что ему довелось пережить, будучи воином Камарильи. Все так сильно походило на хитро продуманный план камарильских стратегов... Владислав уверенно управлял происходящим (или, по крайней мере, пытался), что добавляло еще больше подозрений. Конечно. Конечно, это все они подстроили. А сами небось уже придумали тысячу разных способов, как обвинить в произошедшем Саббат. Все как и всегда. От крыс не приходится ждать другого.
В то время как Владислав о чем-то договаривался с Ричардом, Винченцо предпринял более адекватные действия. Винсент бесшумно двинулся в сторону, чтобы иметь возможность наблюдать за другом. Священник бережным жестом опустил веки жертвы - это выглядело очень трогательно и как-то даже по-человечески, и можно было подумать, что даже в такой ситуации этот маленький ритуал важен для Сородича. Тем не менее, у него было занятие поважнее. Винсент, зная, что сейчас Винченцо нельзя мешать, в порядке компромисса решил выйти из каморки и оглядеться. Как он и думал, народ толпился вокруг, стараясь, тем не менее, близко не подходить. Если действительно приедет полиция, будет куда сложнее контролировать ситуацию. Потому Винсент подозвал к себе одного из охранников и сказал ему мягко, как говорил бы с Эдвардом, разве что в этом случае пришлось прибегнуть к Дисциплинам:
- Будьте другом, уведите гостей на другие этажи. Они нам мешают. И сами не возвращайтесь.
То же он сказал нескольким другим охранникам, и те, кивнув, пошли исполнять указание. Эдвард стоял у лифта и нервно жевал фильтр сигареты. Винсент на всякий случай нахмурил на него брови, но гуль только поднял руки - Дэй и без того знал, что он не закурит при домиторе. Не став более мешкать, Дэй вернулся в комнату с трупом. Как раз вовремя - Винченцо как раз закончил свой ритуал и зачем-то грозно глянул на Владислава. Паладин подумал, что камарилец что-то не то сказал его другу, но не стал уточнять.
- Это был коридор. Он может направляться к чёрному ходу. Может он поднимается на крышу по служебной лестнице. Разделимся, господа? Не думаю, что он слишком силён, раз позволил залезть к себе в голову.
Винсент медленно втянул носом воздух, тем самым лениво имитируя вздох. Что ж, это сильно сужало круг поиска, но Винсенту было немного обидно, что в произошедшем нельзя винить Камарилью. Сильно сказано, впрочем - подкупить независимого или еще кого для Камарильи ничего не стоит. Эти особи не любят пачкать руки, особенно те, что на высоких должностях.
Он ободряюще приулыбнулся слегка растерянному Винченцо:
- По крайней мере, это никто из нас, и нам не нужно более подозревать друг друга, - на секунду его взгляд скользнул по присутствующим представителям враждебной секты с уязвленной надменностью. - Поддерживаю Винченцо, нам нужно как можно скорее найти провокатора и нейтрализовать, пока он не натворил еще чего-нибудь.
С этими словами Дэй развернулся и покинул комнату. Подходя к уже опустевшему залу мимо лифта, он модча указал пальцем вверх, отдавая команду Эдварду. Тот без слов юркнул за дверь пожарного выхода.

+3

15

Значит, все-таки кто-то со стороны попытался сорвать встречу. Что ж, ясно, ему удалось, как ни печально, кто бы это ни был, хотя явившиеся многоуважаемые Сородичи, вопреки обыкновению, не перессорились между собой. Проповедник решил, что он главный - флаг ему в руки. Большой такой, красивый прапор с кисточками и золотой бахромой, свалявшейся в нелицеприятные сосульки во время затяжных героических походов. Примерно такой же стяг хотелось вручить Винсенту, который, едва не прыгая от энтузиазма, понесся прочь из каморки с явным намерением делать что-то важное. Наместнику Князя был вручен нож, и Беккет примерно представлял, в какое место он сейчас будет воткнут. Маленький пэр Элис вообще притихла, как будто ее и нет, даже стала походить на живую напуганную девочку. Только вот ее молчаливость и безучастность наталкивали на подозрительные мысли, даже несмотря на то, что непричастность никого из них была уже более или менее доказана. Что до Винченцо и Лауренсио - эти единственные здесь покамест занимались чем-то полезным - а именно считывали информацию об убийце с трупа. Сначала труп осмотрел Древний, которого историк весь вечер слегка сторонился, хоть и наблюдал во все глаза. Затем за дело взялся священник. Беккету нечасто доводилось видеть ясновидение в действии, потому он легко вытянул шею, во все глаза наблюдая за действиями Винченцо. Тот некоторое время просидел с закрытыми глазами, после чего свирепо зыркнул на Владислава и поднялся, сообщив об увиденном. Тут же вновь явился Винсент и исчез обратно. Было похоже на то, что ситуация разрешилась самым мирным образом (да приятнее исхода и не придумать вовсе!). Беккет, до этих самых пор чувствующий себя невидимкой, наконец-то почувствовал, что и ему нашлось дело. Выпрямившись, он с неизменной ухмылочкой глянул на Ричарда:
- Кто-то очень красноречивый должен остаться, чтобы поговорить с полицией, Вам так не кажется? Среди вашего брата такие есть.
Направившись к двери, Беккет кинул хмурый взгляд на покойника. До чего блаженное лицо у него было! Как будто он видел приятный сон, из которого ему теперь не проснуться. Ему повезло - укуси его Джованни, например, бедняга корчился бы от боли до последнего судорожного удара сердца.
- Приятно было с вами повидаться, господа, - историк тронул край шляпы у двери и скрылся в коридоре почти сразу за Винсентом, успев заметить, как тот отправил своего гуля наверх.
Ну нет, какой же беглый Сородич будет уходить по крышам? Беккет оскалил клык в ухмылке, вспоминая рассказы Джейн о ее методах скрываться от преследования. Только канализация, только лужи и крысы! Руководствуясь этой логикой, историк спустился по пожарной лестнице на первый этаж, а оттуда в подвал, к черному ходу. Потянул носом воздух, и почти сразу уловил легкий, почти неразличимый запах крови, который терялся в сырости котельной и резиново-нефтяной вони парковки. Так и есть, хулиган решил смыться этой дорогой. О-о-о-о... Предвкушая отличную погоню, Беккет припустил следом.
Он даже не знал, хочет ли он убить беглеца. Ему было откровенно все равно, ведь, как правильно сказал Винсент, никто более никого не подозревает, то есть, переговоры, можно сказать, были удачными. Можно было бы его оставить в живых ради интереса, порасспросить, зачем он это устроил. А потом убить или отпустить гулять - это уже дело десятое.

+4

16

КВЕСТ ЗАВЕРШЕН
    Итоги: Перемирие между сектами не нарушено, собравшиеся разошлись по своим доменам мирно, однако встреча не принесла желаемых результатов. Возможно, придется провести ее снова.
Несмотря на существенную погоню, убийца не был пойман.
Маскарад не нарушен.

0


Вы здесь » the Final Nights » Завершённые отыгрыши » Кошка в лифте. [wq]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC